Главная| 
Главная | Бесплатные книги | Ангел для нового мира

Ангел для нового мира

НАЗАД

Часть I

Глава 1   Глава 2   Глава 3

Глава 4   Глава 5   Глава 6

Глава 7   Глава 8    Глава 9

Глава 10   Глава 11   Глава 12

Глава 13   Глава 14   Глава 15

Глава 16    Глава 17   Глава 18

Часть II

Глава 19   Глава 20   Глава 21

Глава 22   Глава 23   Глава 24

Глава 25   Глава 26   Глава 27

Глава 28   Глава 29   Глава 30

Глава 31   Глава 32   Глава 33

Глава 34   Глава 35   Глава 36

Глава 37    Глава 38   Глава 39

Глава 40   Глава 41   Глава 42

Глава 43   Глава 44   Глава 45

Глава 46   Глава 47   Глава 48

Глава 49   Эпилог


 

Часть I. Попаданка

Глава 1. Почему не стоит верить священникам

 

Предыдущая глава   Следующая глава

Ангелина Перунова

Мне нравилась моя жизнь. Признаю, что не всё было гладко, но в целом я была действительно довольна. На мне было надето роскошное платье – золотистый шёлк струился по телу, высокий вырез на длинной юбке игриво приоткрывал ногу. Сегодня день свадьбы моей лучшей подруги Вероники. Они с Максимом были влюблены целую вечность. Я была очень счастлива за неё. Мы вместе выбирали её свадебное платье и моё платье подружки невесты. Решив порадовать набожную мать, Вероника решила закрепить свой брак венчанием в церкви. Я во всём поддерживала подругу, помогала с организацией приёма, чтобы её счастливый день прошёл идеально. Правда, я немного пожалела, что надела бежевые лодочки на нереально высоких шпильках, которые к тому же обошлись в баснословную сумму. Утром мы с Вероникой много фотографировались и смеялись, и день обещал быть просто чудесным. Вот только не всегда наши планы сбываются.

В церкви я удивлённо осматривалась, поражаясь красоте настенных рисунков, нарисованным и расшитым иконам в резных рамках. Моя семья никогда не была религиозна, а мать вообще негативно относилась к православию и к религии в целом, так что в церкви я оказалась впервые.

– А платок твой где? – спросила меня Рита, младшая сестра Ники. – Ты что, забыла?

– Какой платок?

– Ну так нельзя с непокрытой головой!

Я недоумённо взглянула на подругу, а затем посмотрела на женщин вокруг себя. Все они накинули на головы платки или шёлковые шарфики разных цветов.

– Я не знала, – прошептала я Рите.

– Сейчас ругаться будут, – девушка махнула рукой в сторону бабушек, стоявших у стены.

И тут же ко мне шустрым шагом подошла хрупкая на вид бабушка и начала громким шёпотом отчитывать, что в церкви нельзя находиться простоволосой.

– Иди спроси в церковной лавке, может, у них есть платки, – сказала мне бабка, недовольно поджимая губы с видом высшего неодобрения.

Не желая ругаться, я согласилась и начала пробираться к выходу. На улице я поспешила в крошечный магазин с вывеской «Церковная лавка». За прилавком стояла пожилая женщина, совсем старенькая, а ей что-то эмоционально рассказывал священнослужитель в чёрной рясе, поверх которой висел тяжёлый золотой крест. Едва я вошла в лавку, священник сразу замолчал и уставился на меня пронзительным взглядом. Я хотела спросить про платок, но первым заговорил мужчина.

– Её ищут по всем мирам, а она у нас спряталась, представляешь? – спросил священник у старушки.

– Ценности всегда проще спрятать на видном месте, – с усмешкой ответила она, разглядывая меня цепким взглядом.

– Простите… – я уже хотела развернуться и выйти, но священник быстро ухватил меня за плечо и остановил.

– Ты веришь в Бога? – спросил он.

– Я… Я не знаю. В моей семье вера как-то не обсуждалась, а я ещё не решила, во что мне верить, – неожиданно для себя, я ответила предельно честно.

– Вера идёт не из головы, девочка. А отсюда, – он показал рукой на середину своей груди. – Будет лучше, если ты отыщешь в себе веру.

– Я не понимаю.

– Тебе нужно отыскать своего отца. Поторопись. Когда найдёшь его, многое встанет на свои места. Тебе ясно?

Я тогда подумала, что мне вообще ничего не ясно. Наверное, эти люди с кем-то её перепутали. Должно же этому быть разумное объяснение. Затем священник взял меня за плечи и повернул к висящему на стене зеркалу.

– Иди, девочка. Мы за тебя помолимся.

Это было последнее, что я услышала. Зеркало пошло кругами, будто стало жидким, и меня поглотила тьма.

***

Фредерик Риосский

Я слишком долго ждал свой отпуск, но теперь никак не мог отделаться от плохого предчувствия. Предотвратив очередное покушение на короля, я ожидал, что буду радоваться предстоящему отдыху в родовом особняке, но ощущение тревоги отдавало кислым привкусом на языке. Последние два дня дурное предчувствие постоянно росло, как будто грядёт что-то поистине ужасное, хотя мир давно уже нельзя было назвать нормальным. Я провёл рукой по волосам, прогоняя усталость, но от плохих мыслей это всё равно не помогло. Двадцать пять лет назад по всему миру начали погибать новорождённые – примерно каждый десятый ребёнок умирал через сутки после рождения без каких-либо видимых причин. За четверть века ни маги, ни жрецы не смогли понять причин происходящего. Всё, что оставалось простым людям – это пытаться выжить в изменившемся мире, стараться выполнять свою работу, а в его случае – служить своей стране. Я занимал должность заместителя начальника Службы безопасности дворца, и отвечал за сектор внутренних опасностей. С каждым годом, с каждым умершим ребёнком, настроения в Римерии становились всё хуже. Покушения на короля Оллиана планировались одно за одним, и только благодаря их хорошо сработанной команде и магу-предсказателю ни одно из покушений не было успешным.

Помимо бесконечных расследований в Службе безопасности дворца, была ещё матушка со своими навязчивыми попытками меня женить. Почему она не могла понять, что прошли те времена, когда от аристократов ждали ранних свадеб? Какой смысл в браке, если женщины боятся рожать? Возможно, мне повезёт, и именно мой ребёнок выживет, но никто не даст гарантий, а проверять это на практике у меня не было желания.

Последней каплей стало то, что пару недель назад матушка объединилась с моей бывшей любовницей, баронессой Агнесс Штерн, в попытках устроить их счастливое совместное будущее. Вряд ли мать была в курсе, что Агнесс за последний год пыталась строить своё счастье с таким количеством мужчин, что их было бы сложно разместить в одной комнате. Я усмехнулся, представляя эту картину. Матушка умела добиваться своих целей, так что в ближайшее время мне придётся быть бдительным.

Долгая зима закончилась, сменившись прохладной сухой погодой, так что до особняка я решил доехать верхом вместо стационарного телепорта. Хотелось немного побыть одному, посмотреть на родные места. Графство Риос находилось в северной части страны, и здесь всегда было холоднее, чем в столице. Во многих районах Римерии экономика значительно просела, но мой отец приложил много усилий, чтобы поддержать уровень жизни людей в графстве, хотя это было весьма непросто. Теперь это приходится делать мне, хотя я никогда не хотел этого.

Едва въехав на территорию, я увидел управляющего. Старый Маркус служил моей семье почти семьдесят лет, и сейчас я был ужасно рад его видеть.

– Здравствуй, Маркус! Как же я рад вернуться домой!

– Господин Фредерик, как добрались? – мужчина коротко поклонился и по-доброму улыбнулся.

Я ещё в детстве просил Маркуса обращаться ко мне неформально, но с упрямством этого старика мало что могло соревноваться.

– Дорога отличная, но ещё довольно холодно. Я бы не отказался от горячего чая и нормального обеда.

– Конечно, господин, – кивнул он. – Но позвольте сначала сообщить срочную новость. Около двух часов назад активировалась карта, был зафиксирован выброс магии не меньше двенадцатого порядка.

– Настолько мощный? – я не скрывал удивления. – Где это произошло?

– Недалеко от восточной границы ваших земель. Я уведомил стражу, как и полагается.

Губы сжались от бессильного недовольства. Очень плохо, что в доме не было никого из семьи. Если бы отец был жив, он бы такого не допустил. В родовых домах каждой семьи древних родов была тревожная карта, которая отображала любое использование магии выше пятого уровня, допустимого для обычных целей. Магией седьмого уровня можно сровнять гору с землей, что применяли при добыче руды и камней; магией десятого уровня можно подчинить полк солдат, заставить их сложить оружие и отправить по домам.

– Обед придётся отложить, Маркус. Двенадцатый уровень – это слишком серьёзно. Я обязан всё проверить лично.

Я поспешил в рабочий кабинет, где был артефакт для быстрой связи. Написав короткое письмо, я положил сложенный лист в небольшую шкатулку и задал координаты на крышке. Срочный сигнал алого цвета быстро найдёт адресата. Мысленно досчитав до десяти, я отошёл к окну, и на месте, где я только что стоял, появилась рябь в воздухе, затем рябь приняла более чёткие контуры, открылся портал и из него вышел растрёпанный темноволосый мужчина.

– Здравствуй, друг мой Фредерик! Быстро же ты по мне соскучился!

Я только покачал головой. Во время учёбы в Королевской академии я не только получил соответствующее образование, но и познакомился с Кассианом, ставшим моим лучшим другом, а теперь Кас – один из сильнейших магов королевства.

– Твоё эго, как всегда, потрясает, но я даже поесть не успел, не то что заскучать. Посмотри на карту, – я показал рукой на нужное место. – Выброс зафиксирован два часа назад, и с тех пор ничего.

Выражение лица Каса изменилось, черты заострились. В юности Кас много дурачился, и его часто не принимали всерьёз, но он всё равно никогда не пытался соответствовать общественным стандартам. Но затем всё изменилось. Боль всегда меняет людей, иногда изменения незаметные, скрытые, а иногда настолько значительные, что старые знакомые перестают узнавать этого человека. Кассиан внешне мало изменился со времени учёбы, но окаменел изнутри.

– Что находится в том районе?

– Лес, пара маленьких деревень, – я пожал плечами. – Вот здесь, чуть южнее, развалины древнего храма, одного из самых старых на Светане. Страже туда часов пять-шесть пути.

– Ты со мной? – спросил Кас, чуть прищурившись.

Я только закатил глаза. Как будто могло быть иначе.

Кас открыл портал по координатам, и они вышли на едва заметную тропу в лесу. В воздухе пахло озоном, и было подозрительно тихо. Не слышно птиц и насекомых, даже ветер не шевелил кроны деревьев. Пока я осматривался, Кас прищурился знакомым жестом, профессионально оценивая магические потоки.

– Нам туда, – Кас уверенно показал направление.

Я кивнул и пошёл за ним. Метрах в пятидесяти за деревьями оказалась широкая поляна, на которой были разбросаны тела. Ровно по центру поляны лежала девушка в тонком золотистом платье, сейчас испачканном и разорванном. Рядом с ней на траве лежали необычные бежевые туфли на высоком узком каблуке. Таких я прежде не видел. На равном расстоянии от неё, будто отброшенные взрывной волной, лежали тела трёх мужчин. В груди у всех троих были чёрные прожжённые дыры с неровными краями, и от них сильно пахло гарью. Дальше от неё, на противоположном краю поляны, лежали ещё несколько человек.

– Проверь их.

Я быстро подошёл к ним, но внешних повреждений не увидел. Пульс прощупывался у всех.

– Все пятеро живы, но без сознания.

Как будто их что-то отбросило и оглушило. Чуть в стороне на траве я увидел маленькую сумку светло-розового цвета. Внутри сумки был странный чёрный параллелепипед, обклеенный блёстками с одной стороны, а ещё ключи и необычная женская помада. Кас тем временем опустился на колени возле девушки и осторожно коснулся её лица.

– Это небезопасно, ты даже щиты не выставил, – проворчал он, подходя ближе и рассматривая девушку. – Что с ней?

Кас только отмахнулся от него, и продолжил смотреть на лицо незнакомки. Красивая девушка, со светло-русыми волосами, светлокожая и очень бледная. Её губы были в крови. На скуле наливался чёрный синяк. Услышав шорох, я повернулся и боковым зрением, всего на секунду, заметил какое-то необычное золотое сияние, исходящее от девушки. Сияние тут же пропало, но обычно глаза его так не обманывали.

Кас осторожно ощупал её, чтобы проверить, нет ли явных переломов, затем кивнул сам себе. Достав из кармана прозрачный кристалл, он провёл им над девушкой. Затем он приподнял её голову, просунул руку под колени и поднял на руки. Она тихо застонала, на секунду открыла глаза, но затем снова потеряла сознание. Кас держал её очень осторожно, чтобы не потревожить ушибы и не причинить боль.

– Она избита, и кожа совсем ледяная. Нужно срочно показать её врачу, – резко сказал Кас, и его глаза потемнели от злости.

– А что с этими? Это она всех вырубила?

– Есть такая вероятность, но сейчас я не полезу к ней в голову, – покачал головой Кас. – Девушка в тяжелом состоянии.

Если девушка убила нападавших, будет расследование. Все преступления с участием магов тщательно расследовали, чтобы не было недовольства в обществе. Почти десятая часть взрослого населения в мире были магами, и для использования магии действовали чёткие законы. Однако сейчас, когда за четверть века не родился ни один маг, правосудие стало несколько мягче относиться к преступлениям магов, но убийство было слишком серьёзным делом. Девушке нужно будет доказать необходимость столь радикальной обороны.

– Тогда давай ко мне в особняк, там мы сможем быстрее ей помочь, – предложил я ему. – В больнице сразу начнут официальное расследование.

– Об этом сейчас не тревожься. Срочно вызывай лекаря и позаботься о девушке, а мне нужно кое-что проверить здесь и дождаться стражу.

Кас аккуратно передал девушку ему на руки, затем поднял лежащие на траве туфли и осторожно положил на неё.

– Ты заметил её украшения? А обувь? В какой стране такое производят? – тихо спросил я.

Кас открыл портал и поторопил его жестом.

– Я приду позже и всё объясню, а пока ты должен о ней позаботиться. Обращайся с ней как с сокровищем.

Привыкший доверять другу, я молча шагнул в появившееся зыбкое окно. Я надеялся, что Кассиан поспешит и вскоре я получу свои ответы.

Глава 2. Находка в лесу

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Фредерик Риосский

Когда я вышел из своего кабинета с девушкой на руках, то произвёл сильное впечатление на прислугу. Горничные ахали за моей спиной, но я их понимал – в спокойном провинциальном особняке редко происходило что-то необычное. Я устроил девушку в гостевой спальне и приказал вызвать лекаря. Отдав распоряжения, я присел на край её кровати, чтобы получше рассмотреть лицо девушки. «Как с сокровищем», – Кассиан так выразился. Это значит запереть в подвале и никому не показывать? Девушка была одета в золотистое платье, сейчас разорванное и испачканное землей. Надо сказать Маркусу позаботиться об одежде для девушки на первое время. И нужно позвать служанок, чтобы её искупали. Видимо, она долго шла босиком, и её ноги были в порезах и ссадинах, стопы были покрыты засохшей кровью. На её шее и других открытых участках тела были видны свежие синяки, следы грубых мужских пальцев. Я не мог сдержаться и заскрипел зубами. Какие бы законы ни вводил король Оллиан, всё равно появлялись выродки, которые считали допустимым нападать на беззащитных женщин. Король боролся с бандами и жестоко их наказывал, но этого всегда было мало. Весь мир катился ко дну, и никакие законы не могли это исправить. Пока у людей не будет надежды, новые банды будут собираться каждый день.

Неожиданно девушка что-то пробормотала. Я наклонился и прислушался. Она говорила что-то про неведомое такси и что нельзя столько пить. Усмехнувшись, я успокаивающе погладил её по руке. Её кожа была очень нежной. Ногти были покрыты какой-то краской, и я безуспешно пытался вспомнить, в какой стране женщины делали нечто подобное. Сейчас девушка была неестественно бледной, со спутанными грязными волосами, но, рассматривая её лицо, я поражался, насколько она красива. Пропорциональные черты, высокие скулы. Её красоту не могли скрыть даже размазанные чёрные следы под глазами. Губы сильно потрескались и пересохли, в уголке рта запеклась кровь. Скоро придёт лекарь, и я почувствую себя лучше, когда о здоровье девушки позаботятся.

***

Ангелина Перунова

Резко очнувшись, сначала я не смогла понять, где нахожусь и как здесь оказалась. Я попыталась сесть, но движение вызвало ноющую боль во всем теле, сильную и отвратительную. Отодвинув одеяло, я обнаружила себя совершенно голой. До сих пор мне не доводилось просыпаться без одежды в незнакомом месте. Откинувшись на подушку, я осмотрелась. Комната была чистой и довольно хорошо обставленной. Старомодная кровать с балдахином, высокие потолки, качественная отделка. Возле кровати на столике лежали мои украшения – кольца, цепочка с кулоном и часы. Я зажмурилась и заставила себя сесть и свесить ноги, слегка касаясь пола, борясь с подступающей тошнотой. Боль окончательно меня отрезвила, и события последних дней пронеслись перед глазами, вызывая невольный стон. Я попробовала встать, но тело сразу пронзила острая боль. Я едва сдержала крик. Конечно, я понимала, что стопы сильно пострадали, но не осознавала масштабов. Почти двое суток я шла босиком по нескончаемому лесу. Было очень холодно и страшно.

Собравшись с силами, я обернула вокруг себя тонкое одеяло и с трудом встала, чтобы сделать несколько шагов до ближайшей опоры. От боли в ногах было тяжело дышать, но я не собиралась сдаваться. В комнате было две двери: входная побольше и менее заметная боковая. Я решила начать свою разведку со второй двери. Одеяло мешало, и я решила отбросить приличия вместе с одеялом. Оставив его на кровати, я старалась осторожно наступать на внешнюю сторону стоп, смогла медленно дойти до боковой двери. За ней обнаружилась хорошо отделанная ванная комната. Умывшись и использовав удобства по назначению, я нашла большой тёмно-серый халат, надела его и плотно завязала пояс. Халат был явно мужской, но за неимением лучшего я не собиралась жаловаться. Я поискала тапки или что-то из обуви, но ничего не нашла. С обувью в последнее время как-то не складывалось. Я медленно вернулась в комнату. На боковой стене висело большое зеркало, и я с неохотой подошла к нему. Из отражения на меня смотрела бледная, похудевшая и измученная девушка. Меня явно искупали, пока я была без сознания. Голову тоже вымыли и расчесали все колтуны, которые я приобрела в лесу. Правая половина лица была сине-фиолетового цвета от удара. Я осторожно пощупала лицо пальцами, а перед глазами был летящий на меня мужской кулак. Тогда я думала, что этот удар меня убьёт. Поморщившись от боли, я не стала развязывать халат и смотреть на синяки на теле. Сейчас не время для жалости к себе. Сначала мне нужно понять, где я и что вообще происходит.

Поплотнее завязав пояс халата, я дошла до входной двери, прислушалась и осторожно приоткрыла её. В коридоре было тихо. Я вышла из комнаты и медленно пошла наугад, прислушиваясь к каждому звуку. Тёмный коридор закончился широкой лестничной площадкой. Комната оказалась на втором этаже, и необходимости спуститься по лестнице ужасала, но я не хотела отступать. Деревянная лестница совсем не скрипела, так что я шла почти бесшумно. Так и не встретив никого по пути, я оказалась в большой гостиной, где был камин, большой стол, диван и пара кресел. Мягкая мебель была отделала плотной тканью, напоминающей парчу. На стенах были деревянные панели, висели большие картины. Дом явно принадлежал обеспеченным людям. Услышав голоса откуда-то справа, я замерла, а затем медленно пошла на звук. В смежной комнате разговаривали двое мужчин, молодой блондин в старомодной рубашке и брюках с высокими сапогами и пожилой седой мужчина в чёрной форменной одежде. Они не заметили моего приближения.

– Кто довёл её до такого состояния? – злился старик. – Может, она сбежала из дома? Сейчас пошла мода сбегать!

– Сомневаюсь, что это такой случай, – ответил ему блондин.

– Граф, у девочки переохлаждение и начинается воспаление лёгких, а ещё множество ушибов и сломаны два ребра, – недовольно сказал мужчина. – Если не хотите сложного и затяжного восстановления, то сейчас нужно влить в неё энергию двух целебных артефактов.

– Двух? – переспросил мужчина. Он закашлялся и уставился на собеседника. – Да на такую сумму можно купить небольшую квартиру в столице!

– Я понимаю, что это очень дорого, но на девочке живого места нет.

Я не выдержала и вышла к мужчинам. Они говорили обо мне, и я не собиралась отдавать кому-то другому ответственность за своё здоровье.

– Доброго дня! Я так понимаю, что вы обсуждаете план моего лечения.

Я старалась выглядеть более решительной, чем чувствовала себя на самом деле. Пожилой мужчина, с неожиданной для его возраста скоростью, оказался возле меня и поддержал на случай, если я начну падать. Мужчина помоложе остался стоять на месте.

– Вам нельзя вставать, юная леди, – резко сказал седой. – Вам нужно немедленно вернуться в постель, и это не обсуждается.

Я постаралась выпрямиться и всем своим видом показать, что готова разговаривать здесь, но мужчина не купился на мою слабую актёрскую игру.

– Граф, – он повернулся к светловолосому мужчине. – Будьте любезны отнести вашу гостью в спальню. Её стопы слишком повреждены, чтобы она шла самостоятельно, а я уже стар для таких подвигов.

– Я не…

Мне не дали договорить. Блондин молча подошёл ко мне, взял на руки и понёс обратно в комнату, из которой я с таким трудом дошла до них. Меня с поразительной скоростью вернули на кровать, укутали тёплым, мягким одеялом. Затем старик протянул мне стакан воды, который я с жадностью выпила. До этого момента я даже не осознавала, что хочу пить.

– Сколько же дней вы провели на лоне природы, раз ваши ноги настолько обморожены? – спросил он.

– Без малого двое суток, – ответила я, глядя на него исподлобья.

Старик недовольно покачал головой.

– Что вы помните? – спросил молодой мужчина. Когда я не ответила, он продолжил. – Вас нашли в лесу без сознания. Мы предположили, что на вас напала группа разбойников.

От воспоминаний о нападении все мои ушибы решили о себе напомнить сильной, ноющей болью. К глазам подступили слёзы, но я решительно заставила себя сдержаться, лишь слегка всхлипнув и сделав вид, что закашлялась. Я подняла глаза и прямо посмотрела на мужчину. Высокий, со светлыми волосами и светло-серыми глазами, он подавлял своим присутствием в комнате. Если пожилой мужчина не вызывал беспокойства, то этот тревожил и даже пугал. Я старалась не показывать ему свою слабость. Пока я его рассматривала, он тоже не сводил с меня глаз. Я вспыхнула, перехватив его взгляд.

– Могу я узнать, как вас зовут? – спросил он с мрачным видом.

Что я могу рассказать, чтобы меня не приняли за сумасшедшую? Что вообще мне следует говорить, чтобы не попасть в ещё большие неприятности?

– Ангелина, – сказала я. – Могу я узнать, где я нахожусь и кто вы?

Старик тихо усмехнулся и уложил её на подушку.

– Я граф Фредерик Риосский. Вы находитесь в моём фамильном особняке в графстве Риос, это на сотню миль севернее столицы. А это мессир Иген, лекарь нашей семьи.

Я переводила взгляд с одного мужчины на другого и пыталась понять, что делать дальше. Я отлично знала географию и не сомневалась, что графства Риос на Земле нет. И это значит, что всё произошло на самом деле. Это не сон, и мне нужно принять новую реальность и научиться жить в ней. Я попала в другой мир.

Глава 3. Жизнь имеет свойство меняться

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Ангелина Перунова

Несколько дней назад в моей жизни всё было хорошо. Ну, как хорошо? Наверное, как у всех. Социолог, двадцатипятилетняя выпускница МГУ, я жила в Москве в собственной квартире. Правда, квартирой от меня откупилась мать, чтобы совсем не видеть дочь и забыть о моём существовании. После выпуска из университета я работала в службе защиты детей. На работе платили мало, и почти каждый день были скандалы, слёзы и жуткие истории, от которых становилось трудно дышать, но я всю жизнь мечтала помогать людям, мечтала быть кому-то нужной. И я была очень хороша в своей работе. В деньгах я не нуждалась, так как весьма состоятельный отчим продолжал ежемесячно перечислять мне деньги на карту. Отчим и мать вручили мне в шестнадцатый день рождения банковскую карту и ключи от квартиры. С тех пор я больше не видела ни мать, ни отчима.

Папа Игорь, как я звала его в детстве, он же Артамонов Игорь Фёдорович, был весьма известным бизнесменом. В детстве мне казалось, что отчим может стать для меня близким человеком, может полюбить меня, но раз за разом он всегда выбирал мою мать. Кроме Ирины никто другой для него не существовал. Моя мать всегда была сложным человеком, и с ней я никогда не была близка, но отчиму за финансовую поддержу была благодарна. Устроившись на постоянную работу, я пыталась встретиться с отчимом, чтобы отказаться от денег, но ответа не получила. В конце концов, я решила использовать лишние деньги на благотворительность, чтобы помочь тем семьям, с которыми сталкивалась по работе. Им эта помощь была необходима.

Теперь же я стояла посреди леса. В своём новом красивом платье, бежевых лодочках и с улаженными волосами, в которых застряла трава и листья. После того, как священник толкнул меня в странное зеркало, я очнулась лёжа на земле в лесу. Было темно и очень холодно. В крошечном клатче у меня был телефон, который выключился и не желал работать, немного наличных, зеркало и помада. Всё это вряд ли могло мне пригодиться в таких условиях. Пройдя несколько шагов в туфлях, я поняла, что каблуки проваливаются в землю и так идти я просто не смогу. Попытка оторвать каблуки с треском провалилась, туфли оказались поразительно качественными, явно окупали свою цену. Разозлившись, я выбрала направление наугад и пошла, неся туфли в руке. Ветки и камушки больно кололи стопы, но оставаться в холодном неизвестном лесу было бы самоубийством: мне было нужно выйти к людям. Я шла весь оставшийся день и половину ночи, но так и не встретила ни людей, ни жилья. Ночью я забилась под большую ель и заснула возле её толстого ствола, прикрывая голые ноги колючими ветками.

Утром, очнувшись от зыбкого сна, я вылезла из-под дерева и осмотрелась, и тогда меня настигло потрясение. Если вчера небо было затянуто плотными тучами, то сейчас тучи рассеялись, и небо надо мной было чистого светло-фиолетового цвета. Не голубого. В тот момент моё сердце пропустило удар. Небо таким не бывает! Такого просто не может быть! Солнце светило привычным, обжигающим глаза жёлтым светом, но теперь она видела, что всё вокруг было немного другим. Вчера я не поняла этого, но сейчас, задумавшись, я не узнавала рисунка листьев на деревьях, и цвет молодой травы был более приглушённым, с оттенком бирюзового. Всё это не было похоже на привычный земной мир. Не имея привычки сомневаться в собственном здравомыслии, я пыталась понять, где оказалась.

Спустя пару часов я нашла ручей с чистой на вид водой, умылась и рискнула попить, и затем пошла дальше. Я старалась не останавливаться, несмотря на боль в ногах, поскольку только движение помогало справиться с холодом. Днём я нашла ещё один родник и вдоволь напилась чистой воды, но добыть себе еды не смогла. В обычной жизни я не ходила в походы, не разбиралась в съедобных растениях, а для ягод было слишком холодно. Да и охотиться или разводить огонь без спичек я тоже не умела. Я следила за временем по наручным часам, и казалось, что или часы смеются надо мной, или у этого леса не было конца. На вторую ночь я снова пыталась уснуть под елью, но голодный желудок и холод не помогали расслабиться, так что я заставила себя подняться и идти дальше. Через несколько часов, когда начал заниматься рассвет, я неожиданно заметила движение неподалёку. Сначала я не поверила своим глазам, приняв движение за галлюцинации. Между деревьями в мою сторону шёл мужчина, похожий на охотника. Позади него шли ещё несколько человек. Я закричала, привлекая их внимание, и замахала руками. Наконец-то я кого-то нашла, и мне помогут выбраться из этого проклятого леса! К сожалению, этот мужчина меня не спас.

Лина с трудом вырвалась из тяжких воспоминаний. Сейчас я смотрела на стоящего напротив меня мужчину, и терялась в своих мыслях. Видимо, он был хорошо одет по меркам этого мира. Шелковая рубашка, шейный платок. Его длинные волосы были собраны в хвост и, вероятно, были даже длиннее, чем у неё самой. Эта мысль вызвала небольшую улыбку. В реальности я раньше не встречала мужчин с такими длинными волосами, только видела в кино.

– Возможно, я могу с кем-то связаться? С вашими родственниками? – спросил Фредерик.

Я покачала головой.

– Почему? У вас нет семьи или вы ушли из дома? – настаивал он.

Я представила, как говорю ему правду. Затем представила обратную ситуацию, если бы у меня в квартире сидел мужчина, одетый в пижаму, и заявлял, что пришёл из другого мира. Вероятно, я бы сразу позвонила в скорую. Или в полицию.

– Нет. Я давно живу одна. – наконец ответила я. – Я услышала, что мне требуется дорогостоящее лечение. Сейчас у меня нет средств, чтобы оплатить его, но я могу всё отработать позже. Я могу дать расписку, или что-то подобное, что компенсирую стоимость лечения в течение определённого времени.

Блондин нахмурился, и его лицо стало злым.

– Мне не нужны ваши деньги, – резко сказал он и отвернулся.

Я расстроилась от такой его реакции.

– Простите, если я вас обидела. Там, откуда я, обычно не спешат помогать незнакомым людям. Я благодарна вам за помощь, граф, и не хотела бы оставаться в долгу.

– Вы мне ничего не должны, Ангелина. Мессир Иген, девушка в вашем распоряжении.

Доктор подошёл ближе и взял меня за руку, чтобы проверить пульс.

– Хватит разговаривать, девочка, – сказал он. – Вы слишком слабы. Сейчас я дам вам лекарство, и вы будете спать до утра, а вот завтра я разрешу вам вставать и постепенно возвращаться к нормальному режиму.

Мне оставалось только согласиться. Я видела, насколько недовольным выглядел Фредерик, но в любом случае у меня не было сил спорить с врачом.

– Вы не магичка, насколько я понял? – спросил доктор.

– Нет, – опешила я. Затем она посмотрела на свои руки, пытаясь вспомнить всё, что произошло ранее. – Я не знаю.

– Не знаете, магичка вы или нет? Из какого захолустья вы к нам приехали, милочка? – усмехнулся врач. – Ничего страшного, я просканирую. У магов часто бывает аллергия на восстанавливающее средство, для них мы делаем другое.

Из кармана широкой чёрной мантии он достал небольшой синий камень и провёл над ней несколько раз. Внутри камня засветись искры и раздалось шипение, похожее на звук помех.

– Магии не зафиксировано, но артефакт странно себя ведёт, – сказал доктор и несколько раз встряхнул камень. – Знаете, лорд Фредерик, я же не маг и только полагаюсь на артефакты, а здесь какой-то сбой.

– Мессир Иген, давайте перестрахуемся, – он подошёл ближе и перехватил руку врача. – Дайте девушке настойку для магов.

– А есть основания? – прищурился старик.

Фредерик кивнул и не стал пояснять подробнее.

– Хорошо, но позже покажите мою пациентку магу.

Когда пожилой доктор протянул мне маленькую стеклянную бутылочку, я на секунду засомневалась, но если эти люди хотели причинить мне вред, то у них было для этого множество других возможностей. Пока у меня не было оснований для недоверия. Я взяла бутылку и залпом выпила содержимое. Горький травяной вкус заполнил рот, и я закашлялась. Доктор дал мне стакан воды, чтобы запить лекарство, но мир перед глазами закружился, и я мгновенно провалилась в вязкую, мрачную черноту.

Глава 4. О магии и клятвах

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Кассиан Лимер

С момента обретения магии я мечтал понять её природу. Почему часть людей рождается с магическими способностями, а остальные лишены их? Почему магия так сильна в одних сферах, а в других бесполезна? Ещё на первом курсе академии я нашёл тайный проход во всеми забытую библиотеку, где в древнем манускрипте было описание техники, как расширить диапазон своего видения. Мне понадобился почти год интенсивных тренировок, чтобы достичь результата, но благодаря этому я смог воочию видеть магию собственными глазами. Магия виделась мне радужным потоком, как будто луч света разложили на составляющие и направили к цели, и какой-либо из цветов диапазона выделялся ярче, если магия была узконаправленной. В лечебной магии преобладал зелёный, в атакующей – красный, в защитной – синий и так далее, но цвет никогда не был только один. Магия действовала комплексно, и делить её по направлениям было бы неправильно. Однако магия девушки, найденной в лесу, сияла непривычным ярко-золотым светом.

Отправив Фреда с незнакомкой через портал, я, не церемонясь, привёл в чувство бандитов, заковал в магические наручники и опросил их. Они подтвердили мои догадки насчёт произошедшего. В лесу они встретили одинокую красивую девушку и решили поразвлечься. Та просила их о помощи, просила отвезти её к дороге, говорила что-то непонятное. Бандиты запомнили слова «позвонить», «мчс», «москва». Дальше они не стали её слушать. Её несколько раз толкнули и ударили, а затем вокруг её ладоней появились какие-то вспышки. Спустя несколько секунд во все стороны от неё ударили молнии и раздался грохот, похожий на гром. Бандиты сразу отключились, а очнулись уже от тычков Каса. Больше ничего сообщить они не могли. Я переправил бандитов в ближайшее отделение стражи, а затем, когда снова вернулся на поляну, чтобы записать на кристалл все показатели. За несколько часов остаточные следы стали слабее, но на записи всё равно было чётко видно – никаких радужных линий классической магии. На месте, где лежала девушка, было заметно слабое золотое свечение.

Закончив дела в лесу, я перенёсся во дворец и запросил срочной аудиенции у короля. Король Оллиан Третий незамедлительно меня принял, отослав из кабинета всех посторонних. В кабинете остался только первый министр Оорон Серн, грузный пожилой мужчина, чей острый ум мог соперничать только с острым языком.

– Ваше величество, первый министр! – я вошёл в кабинет и поклонился. – На наши молитвы ответили. В мир пришёл Ангел.

Крупный мужчина резко поднялся, удивляя необычной лёгкостью движений для своей внушительной фигуры.

– Слава всем богам! Расскажи мне всё.

Я рассказал всё с самого начала и создал магическую голограмму лежащей на земле девушки. Король заскрипел зубами и сжал кулаки.

– Я сегодня же подниму армию, и в этих лесах не останется ни одного преступника, – прорычал он. – На севере начали разрабатывать новые шахты, отправлю всех работать на благо родной страны. На дурь сил не останется.

Я кивнул, хотя это меня мало волновало.

– Ваше величество, я прошу Вас разрешить мне действовать самому, – я повернулся к министру. – Лорд Серн, не в обиду вам, но в Совете полно мягкотелых бюрократов, а нам нельзя терять время. Ангел – молодая девушка, они будут её жалеть, а нам нужно любыми средствами узнать, что происходит с миром, и как это остановить.

– Где она сейчас? – задумчиво спросил король.

– В доме графа Фредерика Риосского, он мой давний друг. Прошу позволить мне и графу выяснить у девушки её происхождение и выяснить, чем она сможет нам помочь.

Король взял паузу, чтобы подумать. Я видел, как на его лице постепенно меняется выражение. Как вместо застарелой тоски появляется проблеск надежды.

– Ваше величество, вы же знаете, насколько это важно для меня. Я сделаю всё, что в моих силах, и даже больше, чтобы остановить этот кошмар, в который превращается наш мир.

– Разрешаю, – кивнул король. – Но не слишком долго. Сообщай мне новости по мере поступления любой ценной информации. Как только узнаешь что-то существенное, соберём Совет. Мы не должны слишком долго держать их в неведении.

– Советники тебя не слишком жалуют, Кассиан, – добавил министр. – Не затягивай.

 – Благодарю, Ваше величество, первый министр! – поклонился я с искренней признательностью.

 – Граф Риосский должен принести клятву, – напомнил министр. – Я давно собирался включить его в Совет.

Сразу после аудиенции я переместился в кабинет Фреда в особняке. Когда я вышел из портала, он сидел за столом с задумчивым лицом. Расположившись в своём любимом большом мягком кресле, обтянутом коричневой кожей, я наконец вытянул уставшие ноги. Фред не торопил меня, давая время немного собраться с мыслями.

– У нас проблемы, – наконец сказал я.

– Какие именно?

– Очень большие, друг мой. Я бы сказал, планетарного масштаба.

Фред встал и подошёл к комоду у стены, налил виски в два бокала и протянул мне один из них. Сделав глоток обжигающего напитка, я поставил стакан на стол с глухим звуком. Затем я щелкнул пальцами, и в центре комнаты появился небольшой столик с серебряной чашей и кинжалом – ритуальные принадлежности для кровной клятвы.

– Ты должен принести клятву о неразглашении любых сведений, которые сейчас узнаешь от меня, или которые касаются этой темы. Ты не сможешь обсуждать услышанное ни с кем, кроме короля и Совета, с которым вскоре познакомишься. В случае нарушения клятвы ты умрёшь. Это понятно?

Фред кивнул, принимая мои условия, затем подошёл к столу, взял кинжал и порезал ладонь.

– Я клянусь не разглашать любую информацию, полученную здесь и сейчас от Кассиана Лимера или касающуюся данного вопроса. Моя жизнь – гарант моей клятвы.

Он сжал кулак над чашей и позволил крови пролиться на серебро. Кровь, едва касаясь поверхности, впитывалась в ритуальный предмет и исчезала.

– Дай руку. – я встал и подошёл к нему, затем быстро залечил порез. На ладони осталась тонкая полоска шрама как напоминание о клятве.

– Благодарю.

Я снова щёлкнул пальцами, и столик с чашей и кинжалом исчез, как будто его здесь и не было.

– Как думаешь, если бы у тебя была дочь, – продолжил я после паузы, – и если бы на твою дочь напали и попытались изнасиловать, что бы ты сделал?

– Всё. Я бы сделал всё, что смогу, чтобы уничтожить этих… – Фред сжал руки в кулаки.

– А если бы ты был всесилен?

– В смысле? Наша находка пропавшая принцесса или дочка сильного мага? – не выдержал Фред.

– Нет, это не так. Я полагаю, что она дочь бога.

Фред засмеялся, не поверив моим словам.

Глава 5. Трудно поверить, но…

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Фредерик Риосский

Мой друг, которому я доверял безоговорочно, сидел напротив меня и говорил очень странные вещи. Про богов на Светане знали все. Существовал множественный пантеон, в который входили пять старших богов и двенадцать младших. Для каждого из старших богов возводили собственные храмы, их возводили повсюду по желанию правителей или самих жителей. К младшим богам обращались в Храмах всех богов – такие были в столицах всех государств, или чествовали во время праздников. Мои предки несколько поколений назад были жрецами в храме Перуна, бога грома и покровителя воинов. Перун последним из богов пришёл на Светану, но он был очень силён и сразу был причислен к старшим богам. Когда мой далёкий прадед влюбился, то он молил бога позволить ему уйти со своего служения и жениться на девушке, и бог ответил ему, отпустил и благословил их брак. Такое случалось крайне редко, и потом счастливая пара прожила много лет, родив десятерых детей и основав могущественный род Риос. Я ходил в храм Перуна на каждый праздник и благодарил бога за жизнь, которую он подарил моему предку.

Боги были вовлечены в жизнь людей. Боги благословляли счастливые браки, провожали за грань души умерших, могли откликнуться на истовую молитву и прийти на помощь. Но вот уже двадцать пять лет, как ни один из богов не отзывался. Как бы жрецы и прихожане ни молили о помощи, как бы ни плакали от горя и боли, не было никакого отклика. Ни одной благословлённой пары, ни одного принятого подношения, вообще ничего. Полная изоляция. То ли боги ушли из-за того, что мир умирает, то ли мир начал умирать из-за ухода богов. Влияние жрецов в обществе сильно ослабло, и в целом люди стали иначе относиться к религии. Сложно продолжать верить в справедливых богов, когда по неизвестным причинам гибнут невинные дети.

Сейчас Кассиан сообщил, что существует некая божественная магия, и что эта девушка является её носительницей. Поскольку обычный человек не может управлять магией богов, Кас предположил, что она потомок бога.

– Почему ты не рассматриваешь вариант, что кто-то из богов увидел несправедливость и пришёл ей на помощь, используя свою силу? – спросил я, обдумывая варианты. – Пусть боги давно не появлялись на Светане, но в принципе это возможно.

– Потому что я вижу, что источником магии была именно она, – настаивал Кас. – Пойми, я обнаружил, что божественная магия имеет природу отличную от обычной. Я ясно вижу, что структура её магии и обычной нашей магии отличается, и что источник этой силы именно в этой девушке.

Кас говорил эмоционально, руками показывая на свои глаза.

– Всё началось, когда я пришёл в храм на свадьбу своего дяди Эстона. Помнишь, ты же был там со мной.

Я кивнул, и Кассиан продолжил.

– Эстон действительно полюбил Катрин после двадцати с лишним лет одиночества. И вот, когда священник соединил их руки, их свадебные браслеты засветились – они получили благословение. Помнишь?

– Да, конечно. Они были очень счастливы.

– Свечение браслетов видели все, но я увидел другое. В момент благословения из алтаря вырвался поток золотого света и обвил их запястья. Затем этот свет рассеялся по всему помещению храма. В тот момент я был потрясён. Никто не мог дать мне ответа, и я пошёл к королю. Он позволил мне исследовать различные артефакты в храмах, а потом добился, чтобы меня пускали на церковные ритуалы. Вскоре я смог доказать, что всё это связано с очень мощной и древней магией. Это магия богов. Я пробовал управлять артефактами, которые под завязку набиты этой силой, но ничего не происходило. В моей команде самые сильные маги страны, и никто из них не смог этого сделать. Жрецы тоже участвовали в исследовании, и мы попробовали перелить силу храмового целительного артефакта в мага и в человека без магии, и тот эксперимент также провалился. Как будто эта энергия настолько чуждая, что просто не может сосуществовать с нашими телами. Но эта девушка словно пропитана этой энергией, эта сила для неё родная, я это чувствую.

– А вы пробовали этой силой спасти младенца?

Кас кивнул и опустил голову. Ничего не получилось.

Я пытался принять эту информацию, но поверить в то, что противоречит привычной картине мира, было сложно. Всё равно в версии Каса были нестыковки.

– Почему она не может быть богиней? Почему ты сказал, что она дочь бога?

– У неё тело человека. Она пострадала, у неё текла кровь. Таких существ в летописях называли ангелами, – Кас развёл руками. – Люди тех времён писали, что боги – существа другого порядка, с другой силой, отличной от их собственной, и что они неуязвимы для людских страданий и болезней. Насчёт другой силы всё подтвердилось, так что у нас нет оснований не верить древним текстам.

– Эта девушка ангел, потому что у неё человеческое тело и божественная сила?

 – Да. Я уверен в этом. И как бы я хотел, чтобы сюда пришёл её отец или мать, или любое другое божество. Как бы я хотел взять всех этих сверхъестественных существ в клещи и заставить их исправить всё то, что происходит с нашим миром, – горько сказал он.

Кас сделал глоток из бокала и со звонким звуком поставил его на стол.

 – Я взял с тебя клятву не только для того, чтобы рассказать о божественной магии. В той или иной мере все на Светане знают, что у богов есть особая сила, так что это не такой уж секрет. Дело в том, что общественность не знает о масштабах катастрофы, которая настигла наш мир.

Он прижал руки к лицу и потёр глаза, будто стараясь оттянуть время.

– Мы держим это в секрете. Умирают только те дети, которые должны были стать магами. За двадцать пять лет на Светане не появилось ни одного нового мага – все они умирают в первый день после рождения. Причина в том, что сама магия уходит из мира, утекает капля за каплей. Каждый день из нашего мира уходит жизнь. Территория Аринской пустыни выросла за год почти на сотню тысяч гектаров. Вымерло ещё семь видов магических животных, исчезли уже десятки видов растений, включая те растения, которые используют лекари. Артефакты всё хуже держат заряд. Даже самые мощные артефакты потеряли как минимум двадцать процентов ресурса.

Кас выдохнул, затем поднял глаза.

– Осталось немногим больше сотни лет, когда умрут последние живущие маги, и к тому времени магия будет полностью утеряна. И наши хорошие, милосердные боги допустили всё это.

Моё сердце пропустило удар. Как нам с этим справиться?

***

Кассиан Лимер

Я очень устал. Устал просто невообразимо. Четверть века я гнался за любой зацепкой, искал любые крохи информации, пытался узнать, почему мой замечательный, счастливый мир рухнул в один миг. Недавно мне исполнилось пятьдесят, что на Светане при продолжительности жизни свыше ста пятидесяти лет считалось самым расцветом. Однако себя я не чувствовал на свой возраст. Скорее, я ощущал себя так, будто на моих плечах был вес горя целого мира. Я ощущал себя глубоким стариком, который по нелепому недоразумению сохранил внешность молодого мужчины. Рассказать всё Фредерику было правильно, друг заслуживал знать правду, но я не мог радоваться тому, что теперь жизнь ещё одного хорошего человека будет положена на бесконечные поиски способа остановить всё это. Фредерик был моей отдушиной. Я мог прийти к нему, послушать новости про его сестру, младшего брата и мать, и, хотя бы ненадолго, но всё же почувствовать себя нормальным. Несмотря на все беды мира, семья Фреда старалась жить нормальной жизнью, в отличие от моей собственной.

– Если она действительно ангел, то что ты планируешь с ней делать? – спросил его Фред после долгой паузы.

Я криво усмехнулся.

– Боишься за неё? Не нужно, я не намерен ей вредить. Я доложил королю о её появлении, и он дал мне время разобраться в ситуации. Если дать волю Совету, они её нарядят в красивое платье, посадят посреди центрального храма и будут танцевать ритуальные танцы в надежде, что это всех спасёт.

Фред наклонил голову, с сомнением глядя на меня.

– Думаешь, я преувеличиваю? – я покачал головой. – Ты не был на заседаниях Совета. Я сообщил королю, что планирую взять с тебя клятву, так что в следующий раз у тебя будет шанс оценить их отличные идеи.

– Ты планируешь её изучать?

– Только по обоюдному согласию, друг, ты меня знаешь. Я против принуждения, – усмехнулся я в ответ.

– На неё слишком резко подействовала обычная восстанавливающая настойка для магов. Она отключилась буквально за секунды. Я планировал расспросить её, пока она будет сонной и несфокусированной, но не успел.

– Вот и хорошо, – я поморщился. – Я хочу быть честным с ней. Возможно, божественная магия позволяет ей распознавать ложь. Пока мы не можем этого знать.

Глава 6. Почему ванную стоит запирать

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Ангелина Перунова

Когда я проснулась, за окном был уже день и солнечный свет заполнял комнату. Осторожничая, я попробовала сесть, ожидая боли, но, к моему удивлению, тело прекрасно себя чувствовало. Я ощупала свои рёбра, которым сильно досталось при нападении, и боли не было. Я откинула одеяло и осмотрела ноги и бёдра, но вместо ожидаемых синяков и ссадин увидела лишь слабые жёлто-фиолетовые следы почти заживших ушибов. От повреждений остались едва заметные следы. Видимо, в этом мире хорошая медицина, или она проспала дольше, чем думала. Все же, опасаясь резких движений, я медленно встала, придерживаясь рукой за изножье кровати. Я была в той же комнате, где заснула после лекарства. На этот раз в голове было ясно, и я могла спокойно осмотреться и попробовать понять, куда меня забросило и что делать дальше. Возле окна стояло большое напольное зеркало, и я подошла к нему. На шее ещё виднелись желтоватые следы, а вот на лице не осталось даже следов от синяков, только она выглядела отёкшей.

Прилегающая к спальне ванная комната была оснащена нормальным водопроводом, что неимоверно её обрадовало. Всё эта средневековая обстановка пугала до дрожи, и я не хотела прочувствовать все прелести прошлых веков ещё более досконально. Замка на двери не оказалось, но я слишком хотела искупаться. Разобравшись с кранами с горячей и холодной водой, а также обследовав бутылочки с различными средствами для купания, я набрала воду в ванну и быстро скинула сорочку.

Едва я погрузилась в тёплую воду, как дверь открылась. Испугавшись в первый момент, я дёрнулась вперёд, мысленно высказывая всё, что я думаю о том, кто не установил здесь замок. Дежурная улыбка и тон вошедшей девушки меня несколько успокоили.

– Госпожа, я вас потеряла. Я не знала, что вы уже пришли в себя, – затараторила она. – Мы все так переживали о вас. Лекарь сказал, что вы ох как намучались.

Я не успела и слова вставить, как она продолжила.

– Меня зовут Веста, я ваша служанка. Можете обращаться по всем вопросам, хозяин приказал помогать вам по всём.

– Хозяин?

– Граф Фредерик. Раньше мы служили его родителям, но теперь леди Мария, матушка графа, круглый год живёт в столице, а мы здесь почти всегда одни, граф редко приезжает.

Веста подошла к ванне и быстро взяла одну из бутылок, начала открывать, но я жестом её остановила.

– Госпожа, позвольте помочь вам вымыться.

Вероятно, я смотрела на неё круглыми глазами, но всё же старалась не выказывать слишком сильного удивления.

– Спасибо большое, но я справлюсь сама, – сказала я, качая головой. – Вы не могли бы дать мне что-то из одежды, во что я смогу переодеться?

– Конечно, госпожа. Мы не успели приготовить всё необходимое, – она слегка поморщилась. – но в ближайшее время всё исправим. Могу я пока принести вам платье?

– Да, конечно.

Девушка вышла, и я наконец расслабилась от жара воды. Я помыла волосы с пахнущим травами шампунем, затем вымылась с жёсткой мочалкой, будто хотела оттереть со своего тела прикосновения тех мужчин. Чистое тело будто позволило вернуть чёткость мыслям. Я сидела в ванне и подставляла руки под струю текущей воды. Ванная здесь была не такая, как дома. Металлическая чаша, вероятно из латуни или какого-то подобного сплава, стояла по середине небольшого помещения. На стене комнаты было два небольших окна, так что свет был естественным. Я пыталась найти что-то привычное из техники, но подобного здесь не было. Хотя бы в этом доме был хороший водопровод и горячая вода, и это уже внушало оптимизм.

Я рассматривала свою руку, вращая запястьем под текущей водой, и вспоминала, как из этой руки вырвались молнии, чтобы ударить нападавших. Как такое возможно? Потянувшись, я случайно скинула металлический ковш на пол и поморщилась от громкого звука. Дверь в ванную снова открылась, и я ожидала увидеть служанку, но вошёл незнакомый мужчина. Я будто оцепенела, оказавшись не в состоянии пошевелиться и отвести от него взгляд. Красивый, мрачный, его тёмный взгляд изучающе прошёлся по моему телу, но выражение лица осталось нейтральным.

– Лина, с вами всё в порядке? – спросил он.

Я с трудом кивнула. Темноволосый мужчина продолжил стоять в дверях и откровенно пялиться на меня.

– Вы даже не попытались прикрыться, – наконец сказал он с укором.

От его упрёка оцепенение прошло, к телу вернулась способность двигаться.

– А должна была? – я пожала плечами. – Это просто тело. Вы можете смотреть на него, сколько хотите, а вот притронуться ко мне без разрешения я не позволю.

В этот момент я чувствовала только злость. Почему здесь нет замка? Неужели сложно поверить на дверь банальный шпингалет? Я просто хотела искупаться, а мою ванную превратили в проходной двор. Никакому мужчине я не позволю так грубо со мной обращаться. Да, на меня напали, пытались изнасиловать, но если я смогла дать отпор в лесу, истощённая и напуганная, то сейчас справлюсь не хуже.

Бросив взгляд на руки, я увидела, как на ладонях появляются голубые электрические разряды. Мужчина перевёл взгляд на мою руку, и на его губах появилась хищная улыбка. Его взгляд стал больше не был изучающим, а лучился довольством. Раздался стук входной двери и затем испуганный крик служанки.

– Господин Кассиан, как же так! – закричала Веста, прижимая к себе голубое платье. – Нельзя же… Что же будет!

– Ничего не будет, Веста. Помалкивай об этом, ясно? – прорычал ей мужчина, меняясь в лице.

 – Конечно, господин, – Веста кивнула и слегка поклонилась.

Мужчина развернулся и быстро вышел из комнаты, хлопнув дверью.

– С вами всё в порядке, госпожа? – обеспокоенно спросила девушка.

Я кивнула.

– Да, этот господин просто беспокоился обо мне и зашёл проверить. Ничего плохого не произошло. – сказала я, сохраняя голос спокойным.

Посмотрев на свои руки, я убедилась, что разряды исчезли. Пока я ещё слишком мало знала об этих людях, чтобы позволить себе поверить в безоговорочную безопасность. Внутреннее напряжение не отпускало, тело было в состоянии своеобразной боевой готовности, и теперь я знала, что, вероятно, смогу за себя постоять. Если смогу контролировать эту необычную способность.

Веста помогла мне расчесать волосы, затем взяла маленькую каменную расчёску и провела несколько раз по волосам – они тут же высохли. Хорошая замена фену. Я слегка улыбнулась, глядя на своё отражение. Мне выдали однотонное светло-голубое платье длиной до колен и мягкие кожаные туфли на небольшом широком каблуке. С бельём вышла заминка, слуги не смоги подобрать подходящее. Словоохотливая служанка долго рассказывала, что управляющий не виноват, но так получилось, и в итоге они решили выдать мне новое бельё, купленное для хозяина. Я только отмахнулась, взяла предложенные белые хлопковые шорты и поблагодарила девушку.

За час, потребовавшийся на приведение себя в порядок, я узнала много нового. Веста говорила практически без остановки.

– Знаете, госпожа, у меня же скоро свадьба. Жених мой, он портной, хорошо зарабатывает. Мы, конечно, долго не решались, но всё же, как хорошо было бы прийти в храм и получить благословение, если святая Деяна поможет. Как же я мечтаю об этом. Родить бы ребёночка, пожить счастливо. – говорила она. – В семье нашего хозяина все браки только по любви заключали, и они всегда в храм Перуна шли. А нам мать Ивана говорит, что Перун точно не явится, а вот Деяна, может, и поможет влюблённым. Говорит, она – заступница, не откажет.

 Я хотела подробнее расспросить девушку о богах, но испугалась выдать своё незнание, но кое-что нужно было попробовать разузнать.

– Перун бог грома, верно? – я старалась сохранять нейтральный тон, как будто это меня не сильно волнует.

– Да, и покровитель воинов. Он защищает всех служивых, не только солдат. Он суровый бог, но справедливый, как и все они. Мы всегда поминаем его в молитвах. Его храмы очень красивые.

Я хорошо знала историю, и в своё время интересовалась славянской мифологией. С моей фамилией – Перунова – мой интерес был очевиден. Ребёнком я обожала славянские мифы. Если в греческих мифах каждый бог и богиня рожали друг от друга новых богов, то у славян всё было не так. Сложные, интересные истории очаровывали и покоряли воображение. Великие боги и богини, богатыри и сказочные персонажи, все они были по-своему уникальны. Перуна почитали как бога грома и молний на огромной территории Древней Руси. Учёные считали именно его главой славянского пантеона. Если в этом обществе почитают Перуна, и девушка упомянула ещё одну богиню, значит и здесь множественный пантеон.

– А чьи ещё храмы тебе нравятся? – я рискнула спросить.

Девушка призадумалась, затем улыбнулась.

– Все, госпожа. Я не буду гневить богов и сравнивать их друг с другом, они все хороши по-своему.

Я кивнула в ответ, отметив про себя удивительную мудрость такой молоденькой девушки. Когда Веста закончила делать причёску, я встала и снова подошла к большому зеркалу.

– Я проспала всего одну ночь? – спросила я служанку.

– Да, госпожа.

Сейчас в зеркале отражалась симпатичная молодая девушка в приталенном голубом платье. Вырез лодочкой был скромным и аккуратным. Её волосы Веста заплела в замысловатые косы и закрепила их вокруг головы, так что реальную длину волос понять было нельзя. Веста показала разные средства в коробочках, «чтоб красоту наводить», как она сказала; они стояли на столике недалеко от зеркала. Я слегка подкрасила губы, чтобы мысленно настроить себя на встречу с хозяином дома. Мне нужно быть во всеоружии, даже если оружием женщины во все времена считали её внешность. Я была настроена решительно: мне предстояло выжить в этом незнакомом мире и понять, зачем меня выдернули из привычной жизни и забросили сюда. Я давно привыкла быть одна и самостоятельно решать свои проблемы, и с этим я тоже справлюсь.

– Веста, я готова идти.

Глава 7. Как пережить расспросы

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Кассиан Лимер

Увидев её обнажённой, я был поражён. Она будто сошла с картины древнего мастера, где рисовали мир после творения. Светловолосая, зелёные глаза, светлая кожа без изъяна, вот только девушка была немного бледной. Она была идеальной, и оттого казалась ненастоящей. Слишком идеальна для умирающего мира.

Я сидел в большом кресле у камина, когда дверь распахнулась и вошла она. На мгновение моё дыхание перехватило, но я старался не подавать виду. Фредерик подошёл и жестом предложил ей сесть в другое свободное кресло.

– Кассиан, позволь представить тебе Ангелину, – спокойно заговорил Фред, как будто присутствие этого ангела его не волновало. – Ангелина, это Кассиан Лимер, мой хороший друг и маг.

При слове «маг» её зрачки расширились, и она, чуть приоткрыв рот, уставилась на меня.

– Мы уже пересеклись совсем недавно, – я изобразил улыбку.

Девушка кивнула и прищурилась.

– Я бы сказала, что мне приятно познакомиться, вот только я предпочитаю знакомиться одетой, – сказала она.

Фред закашлялся и непонимающе уставился на них.

– А как мне приятно познакомиться с тобой, ангел, – сказал я, не обращая внимания на сердитого Фреда.

Я призвал на помощь свою лучшую улыбку, но девушка только поморщилась.

– Не зовите меня так. Вы можете звать меня Ангелиной или Линой, но не нужно сокращать по-другому.

– Лина, – медленно произнёс я. – Очень красивое имя.

– Так где вы успели пересечься? – спросил Фред, в ответа скрестив руки на груди.

Девушка посмотрела на него исподлобья.

– Граф Фредерик, вам стоит рассмотреть возможность установки замков на дверь ванной комнаты. Мне было бы гораздо спокойнее, если бы дверь запиралась, – тихо сказала она ровным голосом.

Хмыкнув, Фред кивнул и пообещал в ближайшее время всё сделать, не расспрашивая её о подробностях.

– Ангелина, вы обладаете способностями к магии? – неожиданно спросил Фред.

Я сердито посмотрел на него. Я должен узнать, откуда пришла эта девушка и что с ней случилось, но сдерживал себя – понимал, что излишнее давление только оттолкнет её.

Девушка слегка побледнела, затем отрицательно покачала головой. Я почувствовал, как подступает злость, ведь я сам менее часа назад видел её магию. Она явно не хотела говорить правду.

– Вы уверены? – настаивал Фред, чуть поморщившись.

– Нет, но сейчас я не готова это обсуждать, – сказала она, задрав подбородок.

С таким её настроем у них явно будут проблемы.

***

Ангелина Перунова

Мало мне было одного красивого незнакомца, так теперь их стало двое. Кассиан в моём мире мог бы сделать модельную карьеру, если бы потрудился расчесаться. Хотя растрёпанные чёрные волосы и немного мятая одежда совсем его не портили. Высокий, худой, он слегка сутулился, и у него было очень выразительное лицо. Он явно старался сдерживаться, но, когда я вошла в комнату, он посмотрел на меня, как на ожившую статуэтку, и это польстило, хотя и немного смущало. Вопрос Фредерика про магию испугал меня, но пока в этом доме никто не причинил мне вреда, а наоборот, меня вылечили и позаботились о чистой одежде, так что честность — это самое малое, чем я могу отплатить.

– Мне, наверное, лучше начать с другого, – предложила я. – Можно я задам два вопроса?

– Конечно, – ответил Фредерик, усаживаясь на диван напротив меня.

Кассиан сидел в кресле справа, облокотившись на подлокотник, чтобы быть ближе ко мне.

– Что в этой стране допустимо делать при самообороне? – спросила я, глядя на мужчин по очереди.

Они переглянулись, видимо не ожидая такого вопроса. Ответ взял на себя Кассиан.

– Если ты о том, что убила троих напавших на тебя мужчин… – он слегка помедлил.

Я почувствовала, как от лица оттекла вся кровь. Голова закружилась, и мир начал покачиваться. Я заставила себя медленно вдохнуть и выдохнуть, стараясь подавить панику. Фредерик с тревогой смотрел на меня, а Кассиан просто продолжил говорить спокойным голосом.

– За это тебе ничего не будет. Это явная самооборона, хотя можно было бы и соизмерять силу, – он прищурился и наклонил голову. – Не обязательно выжигать дыры в груди людей, даже если они и заслуживали смерти. Можно быть гуманнее.

Я смотрела на мужчину так, будто он с другой планеты. Точнее, с другой планеты была я. Как я могла соизмерить силу, если до того момента понятия не имела о её наличии? Как вообще можно управлять такой силой? Похоже, магия в этом мире была чем-то обыденным, очень распространённым, если все так спокойно говорили об этом.

– Спасибо за разъяснение, Кассиан, – вежливо ответила я. – Я не хотела их убивать. Я только пыталась защититься.

Законы здесь лучше, чем я ожидала. По работе я сталкивалась с девушками, которые нанесли увечья или убили напавших на них мужчин, и, к сожалению, законы в моём мире были другими. Часто этих девушек бросали в тюрьмы на много лет, приравнивая их к бандитам и убийцам, хотя они всего лишь хотели жить. Если бы началось судебное разбирательство, то оно могло бы привести к неизвестным последствиям. Нападение потрясло меня так, что было страшно даже выйти из комнаты, страшно находиться наедине с двумя незнакомыми мужчинами, к тому же в новом, незнакомом и недружелюбном для меня мире.

– Лина, мы с Кассианом нашли тебя в том лесу, – ко мне обратился Фредерик. – Позволь сказать, что нам безумно жаль, что ты подверглась нападению.

Я почувствовала, как глаза начинают гореть от подступивших слёз. Сочувствие сейчас было невыносимо.

– Не нужно, – я сглотнула комок в горле. – Я смогла остановить этих мужчин, и на этом всё. Я хотела лишь остановить их. Погибли трое, да? Остальные выжили?

– Да, – кивнул Кассиан. – Пятеро остальных отделались лёгкими повреждениями, и они уже помещены под стражу.

– Спасибо. Теперь мне стало гораздо спокойнее, – я слабо улыбнулась. – Мой второй вопрос о том, бывали ли у вас случаи появления… гостей из других миров?

На этот раз пауза была дольше. Я нетерпеливо смотрела на мужчин, поскольку от их ответа зависело моё будущее. Смогу ли я вернуться домой, как я здесь оказалась и почему? Что мне делать дальше? Что это за мир и зачем я здесь? Я так надеялась услышать, что путешествия в разные миры здесь обыденность. Если магия здесь повсюду, то, возможно, они просто отправят меня домой, и всё это забудется как страшный сон. Я так надеялась на это.

Фредерик посмотрел на Кассиана, предоставляя ему возможность ответить.

– Наша религия провозглашает, что существует три мира ­– Явь, Правь и Навь, – начал Кассиан, пристально наблюдая за мной. – Реальный мир, который нас окружает, — это Явь. Мир богов, где они живут и откуда наблюдают за Явью, называется Правь; и Навь – это мир мёртвых, куда уходят души после смерти. По легендам, боги много раз приходили в наш мир и иногда подолгу жили здесь, как обычные люди. Бывало, что ангелы тоже приходили.

Я почти не дышала, пока он говорил. У славян была такая же картина мира, но как это связано со мной?

– Это не широко афишируется, но посещения нашего мира богами из Прави действительно случались, они официально задокументированы, – продолжил Кассиан. – Я лично изучал некоторые из этих документов. Лина, ещё в лесу, впервые увидев тебя, я не мог не обратить внимания на необычную одежду и обувь, необычные украшения и краску на ногтях. Конечно, я могу не знать традиций некоторых народов, но…

Кассиан замолчал, глядя на меня с ожиданием. Его глаза были тёмно-карими, и взгляд был почти ощутимо тёплым. Глядя в эти глаза, я решилась сказать им правду.

– Но я не из Прави. Мой мир называется Земля. Я обычный человек, и в моём мире совсем нет магии. Я не знаю, почему и как я здесь оказалась, но в вашем мире у меня появилась способность вызывать молнии.

Сказав это, я протянула вперёд правую руку и на секунду дала себе почувствовать ту растерянность и злость, которые тщательно подавляла. Вокруг пальцев и ладони начали появляться голубые разряды. Они не причиняли мне боли и ощущались как тёплые прикосновения. Затем я перевела глаза на мужчин, и увидела шок на их лицах.

Глава 8. От разочарования к ответам

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Кассиан Лимер

Она не из мира богов. Эта девчонка бесполезна. Красива и бесполезная, как и большинство женщин. Я чувствовал, как по моим венам разливается обжигающая ярость. Как такое возможно? Почему? Светана на грани гибели, младенцы-маги продолжают умирать, а богам нет до нас дела. На какое-то мгновение я поверил, что у мира есть шанс на спасение, есть шанс всё наладить. Исправить произошедшее невозможно, но можно постараться жить дальше, приняв всю ту боль, через которую пришлось пройти. Сейчас все мои надежды рушились на глазах, как замок из песка, превращались в грязь под ногами.

Я отвернулся, чтобы не выказывать явного разочарования и злости. Медленно выдохнув, я повернулся к Лине, стараясь не показывать своих реальных эмоций. Возможно, она всё же не просто так появилась на Светане. Возможна, божественная сила в ней всё-таки сможет им помочь.

– Ты можешь рассказать, как здесь оказалась? – спросил я. – Нам бы пригодилось всё, что ты помнишь.

Лина немного подумала, затем кивнула.

– Меня отправил в этот мир священник, – начала рассказывать она. – Понимаете, на Земле нет магии. От слова совсем. У нас есть несколько религий, но основных мировых всего три. В моей стране основная религия – Православие, разновидность Христианства. У нас довольно много религиозных людей, и основная масса населения верит в бога. Только обычно вся эта религиозная культура прививается в семье. Моя подруга Вероника ходила в церковь с родителями с самого детства, а моя мать вообще плохо относилась ко всем религиям. Она не выносила разговоров о Православии, и я старалась её не нервировать. Так получилось, что в тот день я впервые оказалась в церкви. Я пришла на венчание подруги, то есть на свадьбу. А затем священник сказал мне кое-что странное, и направил в сторону зеркала. Я сделала всего один шаг и оказалась посреди леса, где и блуждала два дня.

Странно, что жрец в её мире обладает такой силой. На Светане никто не владеет силой открывать межмировые переходы. Лина растеряно смотрела переводила взгляд с него на Фреда и обратно, когда пришёл слуга и сообщил, что обед готов. Фред предложил Лине локоть, она удивлённо посмотрела на него, затем осторожно взяла его под руку и пошла с ним в столовую. Я сел за стол напротив Лины, чтобы было удобнее наблюдать за ней.

– Лина, вас что-то беспокоит? – обратился я к девушке, увидев замешательство на её лице.

– Да, я кое о чём задумалась, – она обернулась на слуг, стоящих в отдалении, и замолчала.

Фред распорядился прислуге выйти.

– Я из другого мира, – сказала она, слегка разводя руками. – Эта еда выглядит непривычной для меня. Примет ли мой организм незнакомые продукты, не будет ли аллергии?

Я посмотрел на стол, оценивая зелёный мешли, который хорошо рос в этой местности, тушёную ронину и салаты. Все блюда были традиционными для них, но для неё возможно всё это выглядит экзотично. Кто знает, чем питаются люди на Земле?

– Не думаю, что эта еда опасна для тебя, – я покачал головой. – Но можно пробовать незнакомую еду понемногу, и следить за реакцией организма.

Она взяла нож и вилку и с опаской отрезала кусочек мяса.

– Очень вкусно, – обратилась она к мужчинам, попробовав. – Говядина с травами?

– Это не говядина. Коровы у нас водятся, но их мало. Есть ещё один вид крупного рогатого скота – ронины – в этих краях их активно разводят. – пояснил я, улыбаясь от вида её вытянувшегося лица.

– И наш повар лично собирает и сушит сезонные травы, – добавил Фред.

Девушка съела ещё кусочек и довольно облизала губы.

– Передайте ему моё восхищение.

Рассматривая девушку, я думал о том, что её вопросы были продуманными и обоснованными, а речь – грамотной и хорошо поставленной. Должно быть, она получила неплохое образование. Пока я узнал о ней непозволительно мало, и мне нужно было срочно это исправить.

***

Ангелина Перунова

– Я не думаю, что какие-то местные продукты тебе навредят, – уверял меня Кассиан. – Точнее, я считаю, что этот мир постарается всеми силами тебе не навредить.

– Ты так в этом уверен? – скептически спросила я, рассматривая подозрительно зелёный картофель. Мясо оказалось вкусным, но этот зелёный цвет выглядел довольно мерзко. – Я два дня мерзла в холодном лесу, а затем столкнулась с целой бандой разбойников.

Кассиан ободряюще улыбнулся.

– За два дня в диком лесу на тебя не напал ни один хищник. Восточный лес опасен. Там много кабанов, волков, лис, пореже встречаются медведи, там даже пум встречали. Ты встретила там хищников?

Я удивлённо подняла глаза и посмотрела на него. Об этом я раньше не задумывалась.

– Нет. Я видела белок и птиц. Один раз между деревьями мелькнул олень. Я подумала, что там просто никто не живёт.

Кассиан слегка пожал плечами.

– Я думаю, что звери почувствовали твою силу, или угрозу от той силы, и не приближались. Животные довольно чутко воспринимают магию, люди так не умеют.

Теперь от меня будут шарахаться звери? Даже котики? Я взяла со стола бокал и сделала глоток. В бокале оказался какой-то местный компот, и я с удовольствием выпила сладкий освежающий напиток. Затем я всё же рискнула попробовать зелёный картофель, и на вкус он оказался лучше, чем на вид. Более волокнистый, чем привычный мне, но есть это было приятно.

– А как называется этот овощ?

– Мешли. У нас он очень популярен.

Я с удовольствием доела всю порцию.

– Спасибо за обед, Фредерик, Кассиан, – я повернулась к светловолосому мужчине. – И большое спасибо за то, что приютили меня, вылечили и предоставили одежду. Я очень ценю вашу помощь и при первой же возможности отплачу.

Отчим учил её не оставлять долгов. Если этот мир для меня не опасен и, по-видимому, меня не ожидает уголовное преследование, то я смогу найти способ зарабатывать на жизнь. Я знаю язык, понимаю письменность. Вероятно, за это мне нужно поблагодарить местных богов, когда немного освоюсь.

– Лина, вы мне ничего не должны, – неожиданно резко ответил Фредерик. – Я был обязан вам помочь, иначе поступить просто невозможно. Это мой долг, и я выполняю его с радостью.

Его хмурое лицо меня расстроило. Я совсем не хотела его обидеть. Со сведёнными бровями Фредерик смотрелся довольно сурово.

– Я ни в коем случае не хотела оскорбить вас, Фредерик. Я не знаю, какой здесь принят этикет, как мне следует поступать или как мне лучше к вам обращаться.

– А как принято обращаться в вашем мире? – спросил он, переставая так сильно хмуриться.

– В моей стране нет аристократии. С незнакомыми людьми или с вышестоящими по должности людьми мы говорим вежливо, на «вы», а с близкими знакомыми или друзьями на «ты». Ещё у нас нет специальных обращений в зависимости от пола, хотя в других странах приняты разные варианты. В прошлом в моей стране использовали слова «сударь» и «сударыня», «товарищ», ещё есть вариант «гражданин» или «гражданка», если рассматривать по принципу принадлежности определённой стране.

– Вы можете считать меня близким знакомым, Лина? – спросил Фредерик, прищурившись. – Я могу обращаться к вам на «ты»?

– Да, конечно.

– Ты можешь звать меня Фредом, так ко мне обращаются друзья. Если нам придётся присутствовать на каких-либо официальных встречах, я предупрежу тебя о регламенте мероприятия.

– А ничего, что я сразу на «ты» начал говорить, да? – спросил Кассиан с невинным видом. – Ты можешь звать меня Касом, так проще.

– Всё в порядке, Кас, только больше не входи ко мне в ванну без стука, а то наши отношения испортятся.

Фред закашлялся, услышав мои слова. Кас поднял руки, изображая защиту.

– Это была случайность, – он покачал головой.

– А нам предстоит идти к официальным лицам? – спросила я, стараясь скрыть волнение. – Сперва я бы хотела побольше узнать о вашем мире, если это возможно. Почитать учебники по истории и что-нибудь о современном обществе и о политическом устройстве. И обязательно изучить всё о религии в вашем мире.

– Я подберу для тебя литературу. – вмешался Кассиан. – В библиотеке Академии есть всё необходимое. А по поводу книг о религии… Лина, пока ты не сказала о Земле, я полагал, что ты пришла из Прави. Кое-что указывало на это. Увидев твою магию, я поспешил с выводами, и это моя ошибка.

Глаза Каса были тёмными, и он смотрел на меня с каким-то невысказанным вопросом.

– Лина, я прошу тебя подумать вот о чём, – снова заговорил Кассиан. – Ты человек, но твоя магия имеет божественное происхождение. По легендам, такое возможно только у ангелов – потомков богов и людей. По какой-то причине ты оказалась в другом мире.

Я прикусила губу и сжала руки в кулаки. Неужели мой отец…?

– Ты что-то знаешь, – решительно сказал Кас. – Я прощу тебя ничего не скрывать. Я и Фред сделаем всё, чтобы помочь тебе.

Я неуверенно посмотрела на мужчин, по очереди переводя взгляд с одного на другого. Светловолосый, тренированный и уверенный в себе Фредерик, и эмоциональный, порывистый, и при этом такой сильный Кассиан. Могла ли я доверять им? Пока у меня не было ответа, но бездействие всё равно бы ничего не решило.

– Моё полное имя Ангелина Перунова. В моём свидетельстве о рождении отец не был вписан, и я так и не смогла добиться от матери, кем же он был. Священник, отправивший меня в этот мир, сказал, что я должна найти отца, и что мне нужно поторопиться. Сначала я приняла его слова за бред, но…

– Значит, всё-таки Перун, – кивнул Кассиан. – Спасибо за доверие, Лина.

– Вы поможете мне его найти? – спросила я.

– Найти Перуна не сложно. Дом каждого бога в мире – это его храм. У нас Перун очень почитаем, и его храмов в стране более десятка. Центральный храм, который расположен в столице, самый большой и старый, так что проще всего отправиться туда. Но Перун уже много лет не являлся людям и не отвечал открыто на молитвы.

– Погоди-погоди, – от удивления Фред совершенно неприлично открыл рот. – Ты говоришь, что её отцом может быть один из старших богов?

Глава 9. Как набраться терпения

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Кассиан Лимер

Что я могу сделать? Какие у меня варианты? Если ангел не из Прави и не общалась с нашими богами ранее, то единственный вариантом будет привести Лину в храм Перуна и воззвать к нему. Если бог действительно связан с этой девушкой, то он должен откликнуться на зов. Если же это не даст результата и девушка окажется бесполезна, то я передам её на попечение Совету, а сам вернусь к исследованиям. Если есть хоть малейший шанс помочь Светане, то я его не упущу.

Запустив руку в волосы, из-за чего они стали ещё более растрёпанными, я внимательно посмотрел на неё. Мне требовалось решить, что именно можно рассказать Лине, а что лучше утаить. Если рассказать ей всё о бедах Светаны, то она может согласиться помочь, а может и не согласиться. Я ничего не знал об этой девушке: что она ценит превыше всего и чем готова поступиться во имя ведомых только ей целей. Возможно, её совсем не будут волновать горести мира, куда её забросило по воле богов. Сейчас я находился в позиции силы, и не хотелось бы потерять свои преимущества. Я мог бы помочь ей, если захочу это сделать.

– Лина, я могу отвести тебя в храм Перуна, если ты этого хочешь. Я не знаю, как у вас на Земле, но на Светане боги нередко откликались на зов. Возможно, ты найдёшь для себя какие-либо ответы, если сходишь в храм.

Девушка откинулась на стуле и на несколько секунд прикрыла глаза. Я дал ей время подумать.

 – Скажи мне, – наконец заговорила она. – Ты действительно думаешь, что моим отцом может быть бог? Перун был богом на Земле много столетий назад. Я читала множество мифов о нём, ему поклонялись мои предки. Сейчас на Земле не осталось его храмов, и давно нет его последователей, но остались истории о славянских богах, о мирах Прави, Яви и Нави. Я не могу в это поверить.

Я не отводил взгляд. Она не отказалась, значит путь выбран верно.

– Я не могу знать точно. Я не имею права строить догадок, не имея доказательств. Могу говорить только о том, что видел сам. Я видел твою силу – божественную силу.

Лина поджала губы.

– Я обычный человек, а здесь я неожиданно научилась выпускать молнии из рук, – она пожала плечами.

– Ты можешь призвать силу прямо сейчас? – попросил я, по-настоящему желая увидеть её вблизи.

Лина молча вытянула руку вперёд, и вокруг запястья, затем на ладони, а после и по всей руке начали появляться голубоватые искры, маленькие молнии. Своим внутренним видением я наблюдал, как её кожа начала светиться слабым золотым светом. Вокруг головы выделялся золотой сияющий круг, как на древних картинах. Нимб.

– Ты не представляешь, как это красиво, – вырвалось у него. – Ты сияешь. Твоя магия прекрасна.

Девушка также молча погасила искры и опустила руку. Мне было жаль, что свет этой магии исчез. Я всё ещё не убедил её.

– Ты можешь остаться здесь на столько, сколько нужно, – вмешался Фред. – Если тебе нужно больше времени, то на тебя никто не будет давить. Ты можешь отправиться в храм позже, в любое время.

Лина поблагодарила Фреда, затем посмотрела мне в глаза, будто желая увидеть в них ответы, а затем решительно кивнула.

– Я хочу пойти в храм как можно быстрее.

Я не стал скрывать довольную улыбку.

– Можем выехать прямо сейчас, – сказал я, всем видом выражая нетерпение.

– Не получится, – снова влез Фред. – Лекарь оставил чёткие распоряжения. После еды Лина должна выпить настойку и отправиться спать. Раньше завтрашнего дня поездки ей противопоказаны.

Я едва сдержался, чтобы не заскрипеть зубами, но всё же сохранил вежливое выражение лица. Конечно, забота о здоровье гостьи должна быть на первом месте.

***

Ангелина Перунова

Как же я хотела получить ответы. Мне совсем не хотелось идти в комнату, но лекарь настаивал, что мне необходимо отлежаться. От лечебной настойки я снова мгновенно провалилась в сон до самого утра. Очнулась я резко, и, наконец, почувствовала себя действительно хорошо. Возможно, лекарь со своей невкусной настойкой был прав. Хотя мне по-прежнему хотелось как можно скорее узнать побольше об этом мире. Вчера Фредерик не дал мне дальше обсуждать с Кассианом сложные темы, настоял на приёме лечебной настойки и отдыхе, хотя мне хотелось устроить этому мужчине допрос на несколько часов, чтобы восполнить острый дефицит информации.

Веста принесла мне завтрак в комнату, чему я очень обрадовалась. На подносе была довольно привычная по вкусу выпечка, оладьи с необычным розоватого цвета мёдом и местный травяной чай, от которого исходил вкусный аромат, напоминающий чабрец. Всё оказалось безумно вкусным. Закончив есть, я подошла к окну, чтобы посмотреть на небо, и залюбовалась глубиной светло-фиолетового цвета. То ли родное голубое небо было сном, то ли ей привиделся этот красивый оттенок лаванды на небе. Это сказочное светло-фиолетовое небо казалось самым реальным из того, что её окружало. Вся эта дорогая мебель ручной работы, прислуга, красивые костюмы, всё это было настолько непривычным, что поверить во весь этот другой мир было сложно. Но небо было тем самым главным фактором, который делал всё это реальным.

Я надела вчерашнее голубое платье. Платье застёгивалось на ряд мелких пуговиц, которые располагались сзади, и застегнуть их самостоятельно было невозможно, так что мне пришлось звать Весту на помощь. Плохо не иметь своих вещей, не иметь возможности даже одеться самостоятельно. Неужели в этом мире не придумали молнию или не додумались расположить пуговицы спереди? Веста спокойно быстро помогла мне застегнуться, заодно предложила уложить волосы. Буквально за пару минут девушка заплела мне волосы в сложную косу и пучок, и с профессиональной улыбкой пожелала хорошего дня, прежде чем уйти.

Вчера меня удивило, что Кассиан и Фредерик так спокойно восприняли новость о моём иномирном происхождении. Не было расспросов, подозрений или обвинений во лжи. Я ожидала чего угодно, но не полного принятия всей ситуации, спокойных обсуждений и искреннего желания обоих мужчин помочь мне. Во время общения я наблюдала за ними, искала намёки на какой-то обман или агрессию, но не было ничего подозрительного. Кассиан был явно очень умным, он понравился мне своей серьёзностью, а Фредерик показался добрым и отзывчивым человеком.

В дверь постучали, дождались моего ответа, и затем в комнату вошёл Фредерик.

– Лина, как ты себя чувствуешь?

– По-моему, я полностью здорова, – улыбнулась я, рассматривая необычный костюм мужчины. Тёмно-зелёный камзол и узкие брюки удивительно ему подходили. – Мы можем сегодня поехать в храм?

Блондин кивнул.

– Да, я поэтому и пришёл. На улице довольно холодно, – сказал он, поджав губы. – У нас пока не было времени позаботиться об одежде для тебя. В ближайшее время мы это исправим, а пока… В доме остались некоторые вещи моей старшей сестры. Она вышла замуж и переехала отсюда довольно давно. Если честно, твоё платье шили для неё, когда она была младше, но затем начался период женских протестов за право носить брюки, и сестра перешла на брючные костюмы, вот платье и осталось совсем новым. Среди её вещей есть шерстяное платье и накидка, ещё нашлись тёплые сапоги, которые, я надеюсь, тебе подойдут.

– Спасибо, я с благодарностью приму любую одежду.

В моём положении выбора было не много.

– Я распоряжусь, чтобы тебе всё принесли, – сказал Фред с доброй улыбкой. – Я обещаю поскорее обеспечить тебя необходимыми вещами.

Я искренне поблагодарила мужчину, и даже несколько смутилась от такой заботы от по сути незнакомого человека. Вскоре принесли одежду, я быстро переоделась и вышла в холл. С довольным видом продемонстрировав мужчинам свой внешний вид, я покружилась в центре комнаты. Настроение было отличным, предвкушающим. Шерстяное тёмно-серое платье доходило почти до щиколоток, длинные рукава я немного закатала, но в целом платье было красивым и тёплым, и последнее качество было самым важным. Меховая накидка была мягкой и тоже очень тёплой. После двух дней в лесу, когда от холода сводило всё тело, я больше не хотела испытывать тех пронизывающих ощущений.

– Спасибо за одежду, всё прекрасно подошло. Сапожки немного велики, но нормально держатся на ноге. В таком виде мне не страшен никакой холод, – улыбнулась я.

– В твоём мире женщины одеваются также? – спросил Фред.

– У нас женщины тоже боролись за свои права, но это было в прошлом столетии. Сейчас женщины носят всё, что захотят, и одежда стала более универсальна. На работу одеваются более закрыто и официально, часто носят брюки. Длинные платья женщины одевают только на какие-то праздники или важные мероприятия, когда хотят выглядеть красиво.

– На тебе было красивое золотое платье, когда мы тебя нашли, – заметил Фред, когда мы направились к выходу.

– Я была на свадьбе моей подруги, так что это было праздничное платье, не повседневное.

Кассиан открыл мне дверь и пропустил вперёд. Я глубоко вздохнула, наслаждаясь свежим воздухом улицы с запахом влажной земли и молодой травы. Заморгав от довольно яркого солнца, я сначала не поверила своим глазам, но недалеко от крыльца стояла настоящая карета, запряжённая двумя черными лошадьми.

– Мы поедем на этом?

– Да. Ты удивлена? – ответил Фредерик.

– Ещё как. Я такие видела только в музее.

Карета была резной, красиво отделанной. Фредерик отрыл мне дверцу и подал руку, чтобы помочь залезть. Внутри было два широких сиденья, и мужчины сели напротив, оставляя мне больше пространства.

– Мы могли бы перенестись порталом, но обычно не принято переноситься в храм. Не то, чтобы это закон, скорее традиция, – пояснил Кас. – В ближайшем городке есть храм всех богов, ехать туда совсем недолго.

– А на чём ездят в твоём мире? – спросил Фредерик.

– В основном на автомобилях. Земля – мир техники. Люди конструируют и используют машины во всех возможных областях. Здесь у вас есть заводы и фабрики?

Я очень хотела побольше узнать о социальном устройстве этого мира, но мужчины не спешили сами делиться сведениями.

– Да, конечно. Массовое производство необходимо, если хочешь, чтобы общество процветало. У нас тоже в некоторых сферах применяют машины, но создавать машины для езды оказалось невыгодно.

– Почему? – непонимающе спросила я. – Людям постоянно нужно перемещаться, и нужно перевозить товары и разные грузы.

В ответ Кассиан сделал несколько движений рукой, и в воздухе возникла картинка со сложной схемой линий.

– Потому что по всему миру создана обширная сеть стационарных порталов. Ей могут пользоваться и маги, и обычные люди, и плата за переход совсем не высокая. Кроме того, сильные маги могут создавать портал по нужным координатам из любой точки. Лошадей и кареты мы используем для коротких поездок или для прогулок. Для перевозки товаров есть самоходные платформы, работающие от артефактов, но их применяют только для короткой доставки до ближайшей точки выхода портала, – Кассиан пояснял всё это спокойным тоном профессионального учителя. – Вероятно, после мира, лишенного магии, порталы могут напугать, но, уверяю тебя, это полностью безопасно.

Карета ехала очень плавно, неровностей дороги совсем не ощущалось. Выглянув в окно, я посмотрела на дорожное покрытие, и оно оказалось каменным, как будто выточенным из целого куска скалы, и было идеально ровным.

– А чем вы покрываете дороги? – я не сдержала любопытства.

Фредерик засмеялся, а Кас явно удивился.

– Твои вопросы меня поражают. Есть такие твёрдые горные породы. С помощью специальных артефактов специалисты меняют агрегатное состояние камня на жидкое, заливают подготовленный участок будущей дороги, а затем снова делают камень твёрдым.

– Это… Это очень круто.

Я была в восторге от услышанного. Люди этого мира совместили магию и технологии, и в смещении родилась истина. Кассиан спросил про автомобили и дороги в моем мире, и пока я вкратце рассказывала об асфальте и двигателях внутреннего сгорания, карета доехала до нужного места. Фред вышел первым и галантно подал мне руку, помогая спуститься из кареты. Я широко улыбнулась ему, выражая благодарность. Без его помощи я бы, наверное, свалилась со ступеньки кареты, засмотревшись на пейзаж. Мы приехали в симпатичный небольшой город, чем-то напоминающий итальянскую провинцию, где всё было очень ухожено и аккуратно. Карету мы оставили на въезде в город.

Я взяла под руку Фредерика, предложившего мне локоть, и все вместе мы пошли сторону центра. Кассиан шёл слева. Мужчины давали мне возможность осмотреться и ни о чём не спрашивали, а я едва удерживалась от того, чтобы открыть рот. Деревянные дома, резные, с большими окнами, за которыми виднелись яркие занавески, чередовались с каменными домами, не больше двух этажей высотой, основательными и крепкими, с крышами из красной черепицы. Город был очень уютным. По пути нам встречались люди, они улыбались и слегка кланялись Фредерику, сразу узнавая его. Мужчины предпочитали короткие пиджаки или кители, а те, кто победнее, были одеты в чёрные или коричневые кафтаны. Некоторые женщины были в брюках и в удлинённых курточках или пальто. Другие были в платьях или в юбках, при этом юбки не обязательно были длинными. Все выглядели спокойными и доброжелательными, и я заметила, что тоже улыбаюсь в ответ на их улыбки.

Глава 10. Путь к храму

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Фредерик Риосский

Идея поехать на прогулку нравилась мне всё больше. Девушка расслабилась и вела себя естественно. Улыбка преобразила лицо Лины, и я с удовольствием наблюдал за реакциями красивой девушки. Её глаза расширялись, когда она видела что-то интересное для себя. Она иногда останавливалась, чтобы потрогать некоторые фактурные стены или чтобы ближе рассмотреть резные узоры. Мы с Касом её не торопили.

– Вот эта дорога к ведёт к храму, он расположен на центральной площади. Здесь бывает довольно много туристов, потому что в пригороде расположено редкое по своей красоте озеро. Возможно, однажды получится тебе его показать.

Лина вдруг подняла на него изумлённые глаза.

– А как называется ваша страна? – выпалила она. – Я помню, что мы в графстве Риос и ты граф. Но больше я ничего не знаю ни о вашей стране, ни о политическом устройстве.

Я слегка улыбнулся, удивляясь её непосредственности, и начал рассказывать.

– Страна называется Римерия. На нашем континенте всего три страны – Римерия, Осентия и Сунже. Всего на Светане пять континентов, но наш самый большой. Графство Риос расположено в северной части страны и имеет выход к Северному морю. Хотя море называется Северным, оно не холодное, название прижилось с давних времён. Я граф Риосский, это наследный титул. Фактически, я отвечаю за благополучие этих людей, они платят налоги в казну графства, а я затем плачу налоги в королевскую казну.

– И страной управляет король? – спросила девушка, прищурившись.

– Да. Правитель Римерии – король Олиан Третий. Он довольно рано взошёл на престол и правит уже больше двадцати лет.

– А ещё в стране довольно развита аристократия, – добавил Кассиан. – Только вот в Римерии быть аристократом означает, что у тебя будет очень много обязанностей.

– Всё не настолько страшно, – сказал я. – Аристократы отвечают за благосостояние своего региона, занимаются экономикой, а иногда, когда случается засуха или внезапный мор скота, приходится заниматься и снабжением.

– По факту оказывается, что список этих обязанностей безграничен, – недовольно пробормотал Кас.

– Ты с этим столкнулся? – спросила Лина.

Кас отвёл взгляд и слегка покраснел. Девушка отпустила руку Фреда и подошла к Кассиану, чтобы добиться от него продолжения.

– Полгода назад король пожаловал мне баронство.

Я удивлённо посмотрел на друга.

– А почему я не в курсе?

– Потому что я продолжаю просить его величество изменить решение, – поморщился Кассиан. – Я очень занят своими исследованиями, преподаванием в Академии, ещё обязанности во дворце, и у меня совсем нет времени заниматься чем-то ещё, что я не считаю важным.

Кассиан всегда очень серьёзно относился ко всем заданиям. Теперь его заставили заниматься делом против воли, и он злился из-за этого. Я мог это понять.

– Я могу порекомендовать тебе хорошего управляющего, – предложил я ему. – Всё не так ужасно, как ты себе представляешь. Если ты один раз организуешь нормальную работающую схему, то в дальнейшем тебе нужно будет только проверять работу нужных людей. Барон Кассиан Лимер, неплохо звучит.

– Я профессор Кассиан Лимер, и мне этого достаточно, – уточнил мужчина. – Король не хочет слышать пожелания других людей, но вероятно это особенность многих правителей.

Я хотел возразить Касу, но мы уже подходили к храму и сейчас было не подходящее время для разговора.

– Ангелина, мы почти на месте.

***

Ангелина Перунова

Через площадь от них располагалось высокое светлое здание, не похожее на привычные церкви. Не было богатых куполов или высоких башен. Здание казалось очень современным и могло бы довольно органично вписаться в архитектуру земного мегаполиса. Увидев храм, в него сразу хотелось зайти. Хотелось подойти к белым ступеням у входа, подняться и посмотреть, что же за высокими деревянными дверьми.

– Кажется, я понимаю, почему к храму не принято переноситься порталами. Всё просто: это нужно ощутить, – пробормотала я под нос.

– Так оно и есть. Это действует естественный фон магии богов. Он привлекает людей. Хотя на нас действует, вероятно, меньше, чем на тебя, потому что к такому слабому воздействию привыкаешь и со временем уже не замечаешь.

Я не скрывала удивления. Мне воздействие не казалось слабым. Казалось, что само здание храма взывает к моей сущности, просит меня войти внутрь, и побыстрее. Внутри храм также оказался довольно простым, не было позолоты или дорогой отделки, но из-за красивой архитектуры и витражей в окнах храм казался каким-то сказочным. Внутри было много резной деревянной отделки, красивые каменные статуи и даже небольшой фонтан. Мне не мешали спокойно осмотреться. Я медленно обошла главное помещение храма по кругу, чтобы всё рассмотреть. Возле одной из статуй стоял жрец в длинной синей рясе, он вежливо поздоровались со мной, когда я проходила мимо. В храме было ещё несколько человек, они также с любопытством, а некоторые и с благоговением, рассматривали архитектуру и интерьер. Затем я увидела фонтан поближе, и больше не смотрела ни на что другое.

Кассиан подошёл и начал тихо рассказывать, что фонтан использовали при посвящении детей богам, а также при благословлении прихожан во время праздников. Я наклонилась, набрала воды в ладони и попила, совершенно не смущаясь окружающих людей. Вода показалась мне очень вкусной.

– Это вода не для питья, – прошептал кто-то позади, но затем кто-то другой шикнул на него.

Я опустила обе руки в воду. Я чувствовала необходимость действовать, но всё же заставила себя притормозить, обернулась и подозвала Кассиана.

– Кас, я не могу объяснить, но я чувствую, что мне нужно залезть в фонтан, – я старалась говорить очень тихо. – Можно мне это сделать? Это никого здесь не оскорбит?

Кассиан коснулся моего плеча в успокаивающем жесте.

– Дай мне две минуты, а затем делай всё, что считаешь необходимым. Я позабочусь, чтобы тебе не мешали.

Я улыбнулась в ответ и подождала, пока Кас тихо переговорит со жрецом и попросит прихожан выйти, а затем принялась снимать туфли. Разувшись, я села на край фонтана и перенесла ноги внутрь, стараясь не задирать юбку слишком высоко. Затем я встала в воде и осмотрелась. Стоять в фонтане было очень странно, но прохладная вода ласково омывала мои ноги, как будто поддерживая во всех моих намерениях.

– Вы не могли бы отойти подальше? – попросила я жреца, который подошёл почти вплотную к фонтану.

Тот с испуганными глазами сделал несколько шагов назад.

Я расставила ноги чуть шире, развела руки в стороны и сделала то, чего так сильно хотела с момента, как вошла в храм – выпустила силу.

***

Кассиан Лимер

Я думал, что рассмотрел её силу, когда она показала мне молнии на руке, но теперь я в полной мере ощутил разницу. Её сила была невероятной. Молнии закрутились вначале вокруг рук, затем разошлись по всему телу. Её тело начало светиться, и самое яркое золотое свечение было вокруг головы, которую сейчас она слегка запрокинула. На лице было предельно сосредоточенное выражение, которое в тоже время было очень чувственным. Она контролировала силу, пропускала через себя и позволяла ей изливаться полноводной рекой. Молнии не били хаотично, вся энергия уходила в окружающую её воду. Вода как будто напитывалась этой силой, наполнялась энергией, как гигантская живая батарейка. Лина засветилась ещё ярче, почти невыносимо для глаз, затем свечение начало затухать, и девушка устало выдохнула.

– Поможешь мне вылезти? – спросила она уставшим голосом.

Фредерик уже протянул ей руки и придерживал, пока она осторожно вылезала из фонтана. Молодой жрец убежал, чтобы очень быстро вернуться с полотенцем, и кинулся вытирать ей ноги, чем очень её смутил. Она присела на край фонтана, и с подола её юбки капала вода. Лина потёрла руками лицо, прогоняя усталость, и только потом подняла глаза, чтобы посмотреть на окружающих. Все в храме смотрели только на неё. Жрецы никогда не видели такого чуда.

Я смотрел на Лину, как заворожённый, – не мог забыть её сияющее тело. Теперь, увидев её настоящую божественную мощь, смогу ли я и дальше воспринимать её как инструмент для спасения мира? Её уставшие глаза как будто отражали весь мир. Я произнёс простейшую формулу призыва, пробормотав:

– Перун, помоги нам.

И, будто в ответ на мои слова, над фонтаном вспыхнула искра, а затем появилась прозрачная фигура.

Глава 11. Божественные откровения

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Ангелина Перунова

Я не могла поверить своим глазам. Я только начала привыкать к чудесам нового мира и магии, но сейчас передо мной творилось нечто невероятное. Появившаяся из ниоткуда прозрачная фигура начала приобретать очертания, уплотняться, пока на краю фонтана не оказалась очень красивая девушка. Она перекинула ноги через бортик фонтана и легко встала, сбрасывая с плеч голубые искорки силы.

– Ох, как хорошо. Я уже соскучилась по этой силе, – сказала девушка певучим голосом.

Красавица была одета в однотонное струящееся платье, переливающееся разными цветами. На ногах не было обуви. Она потянулась и танцующей походкой направилась прямо ко мне. При всей внешней хрупкости, от неё веяло непередаваемой мощью, невероятной энергией. Казалось, что её глаза могут прочитать каждую потаённую мысль.

– Великая Деяна, – прошептал жрец позади неё, прежде чем упасть на колени.

Фред и Кас низко поклонились, выражая уважение. Я просто смотрела на неё, не отводя взгляда. Она настоящая богиня? Боги действительно существуют? Мать была довольно холодной женщиной, очень отстранённой и уверенной в себе, но неужели она и вправду могла решиться на близость с богом? Эта мысль не укладывалась у меня в голове. Теперь мне нужно выпалить: «Вы случайно не знаете, кто мой отец?», так?

Неожиданно богиня засмеялась.

– К богам обращаются на «ты», девочка.

Богиня может читать мысли? Я удивилась и смутилась, а затем подумала, что мне и в мыслях нечего скрывать. Я смотрела на богиню и думала обо всём, что произошло в последние дни. О портале в этот мир, о своей матери и их сложных отношениях, и о том, что я действительно хотела бы найти своего отца, узнать его и попробовать понять.

– Перун не твой отец. Он не смог прийти, энергии не хватило. Мне проще, всё-таки любовь уходит из мира в самую последнюю очередь.

«Тогда откуда у меня эта сила?» – подумала я, так и не сумев озвучить вопрос вслух.

– Ты дочь его силы. Часть души великого бога Перуна заключена в твоём смертном, слабом теле, и из-за этого мир Светаны сейчас на краю гибели.

Богиня больше не выглядела обычной женщиной. Её волосы электризовались и двигались, глаза потемнели, лицо приобрело сероватый оттенок. Она злилась, и это явно проявлялось в её внешности.

– Как такое возможно? – тихо спросила я.

– Как нам спасти наш мир? Что мы можем сделать? – вмешался Кассиан.

Он подошёл ближе и смотрел на богиню широко раскрытыми глазами. На его лице было отчаяние. Я едва знала Кассиана и не думала, что он способен на такие эмоции. Что же случилось в этом мире? Мне ничего не сказали. Я начала думать, что попала в довольно благополучный мир. Светана отличалась от Земли магией и всем, что эта магия давала, но люди в целом были похожи, даже очень похожи на привычных людей. Если Каса или Фреда одеть в другую одежду, то они вообще не будут отличаться от земных мужчин. Образ жизни, мораль и нравственность тоже были очень похожи на земные.

– Часть населения Светаны пришла когда-то с Земли, – неожиданно спокойно сказала богиня, обращаясь ко мне. – Пару тысяч лет назад боги решили кое-что изменить. Перун уступил Землю другим богам, чтобы не мешать их творению. Он всегда был очень мудр, а ещё слишком добр. Некоторые его последователи умоляли не оставлять их, и тогда Перун открыл для них портал на Светану. Так что у современных жителей этих миров общие предки, и культурные совпадения неудивительны. Здесь ты оказалась по воле земных богов. По моей просьбе тебя искали во многих мирах, и когда ты пришла в храм на Земле, тебя увидели и перенесли сюда.

Богиня больше не выглядела злой. Скорее, она наблюдала за всеми, читала мысли и реагировала на это.

– Мир Светаны умрет. Задохнётся без магии, как человек без воздуха, – сказала она.

– Деяна, я прошу тебя, – Кассиан опустился на колени и склонил голову. – Я умоляю о любой информации. Мы годами искали сведения, но не смогли ничего найти. Умоляю, богиня любви, помоги нам спасти наш мир.

Она смотрела на него, затем подошла и погладила по волосам. Кас вздрогнул от её прикосновения, затем замер и не двигался, пока она медленно гладила его голову. Деяна наклонилась и приподняла его за подбородок.

– Какую цену ты готов заплатить? – спросила она, глядя ему в глаза.

– Любую.

– Хорошо. Главное помни кое-что. Не предавай свою любовь. Это очень важно.

– Да. Не предам, – пообещал Кассиан, глядя в глаза богине.

– Молодец.

Деяна отошла от него, развернулась и присела на край фонтана.

 – У мира Светаны есть исконный враг. Вы можете звать его Демоном, хотя это не его имя. Много тысяч лет мы враждуем с Демоном. Сейчас Демон близок к победе как никогда.

– Магия уходит из-за Демона? – спросил Фред.

– Кто этот Демон? Откуда он пришёл? Почему нацелился на наш мир? – Кассиан снова отмер и задавал вопросы.

– У него нет имени. Имя, особенно произнесённое с вложением силы, как, например, в молитве, несёт в себе силу. Я расскажу вам историю о том, как родился Демон, и что произошло после этого.

Богиня на секунду прикрыла глаза и начала говорить, как будто читала старую легенду.

– Очень давно в этом мире был бог. Время шло, и этот бог решил, что его не устраивает место в иерархии. Он больше не хотел служить миру и попробовал присвоить силу этого мира себе. Об этом стало известно, и его вовремя остановили, после чего был проведён древний ритуал лишения имени. Старейшины Прави собрали круг, после чего имя бога стёрлось из памяти людей, исчезли его упоминания в любых письменных источниках или рисунках, его храмы изменились и стали посвящены других богам. Лишение имени стёрло его прошлые заслуги, лишило подпитки силой, бог ослаб, но он не перестал быть богом. Перед безымянным богом встал выбор – он мог бы помогать людям, завоевать их сердца и обрести новое имя, и это тот путь, на который мы все надеялись. Но он принял иное решение. Спустившись в мир, он уничтожил храмы, когда-то принадлежавшие ему, при этом погубив много людей. Он поглотил выброс тёмной энергии от их смерти и с новой силой взялся за разрушение. Он хотел уничтожить мир, в котором не смог господствовать, и тем самым предал свою божественную сущность. С этого началось его перерождение в Демона, и оно было необратимо. Энергия демонической силы не совместима с этим миром, и его выбросило в тёмное Междумирье.

Богиня замолчала, но её слушатели не осмелились что-то спрашивать.

– Прошли многие тысячелетия, но затем мир Светаны снова ощутил присутствие Демона. На этот раз он направил удар на самое крепкое и одновременно самоё хрупкое место – Купол, который хранит Светану.

– Но это же только легенда, – прошептал Кассиан. – Доказательств не нашли.

На губах богини появилась слабая улыбка.

– А всего недоказанного не существует? – мягко посмотрев на Кассиана, она продолжила. – Возможно, вам будет сложно понять мироустройство так, как это видят боги, но я всё же расскажу. Представьте, что миры заключены в защитные купола, круглые, как шары. Внутри каждого шара огромный, бескрайний мир, но снаружи это просто шар. Мир Прави – это шар в самом центре. Все остальные миры расположены вокруг него, соприкасаясь лишь одной точкой купола. Миры не пересекаются друг с другом, купола надёжно защищают миры; у каждого мира есть только одна точка соприкосновения с Правью, и у богов Прави есть силы переходить только в те миры, которые близки нам энергетически. После того как бог принимает на себя ответственность за конкретный мир, именно его силы вливаются в купол и расходуются на защиту этого мира. Люди дают богам силу, а боги тратят её на поддержание купола – и это вечный круг, так всё устроено.

Я обернулась на коленопреклонного жреца. Похоже, для него эти сведения тоже были в новинку. То, о чём говорила богиня, было для него настоящим откровением свыше.

– Все тысячелетия в Междумирье Демон потратил только на одно-единственное занятие: он пытался пробить крошечную точку в куполе Светаны. И ему это удалось. Через точку, размером не больше молекулы, он не мог войти в мир, но смог запустить частичку своей силы. Этой силой он соблазнял людей, уводил с их жизненного пути и заставлял совершать поступки, которые были выгодны ему. Освоившись с этой способностью, Демон выбрал свою жертву, и ей стала моя жрица – красивая, умная и расчётливая Ирейна.

Услышав имя, я вздрогнула.

– Моя мать?

– Да. Демон проник в её мысли, соблазнил неведомыми обещаниями, и Ирейна поддалась. Она оставила мой храм и призвала Перуна в его главном храме. Ирейна соблазнила бога, а затем провела запретный ритуал, которому её научил Демон. Она расколола душу Перуна надвое. Демон рассчитывал сразу поживиться силой Перуна, но сила… Такая мощь сама по себе обладает зачатками разума, и сила сделала единственный возможный для себя выбор – воплотилась в новом физическом теле. Сила фактически создала для себя новое тело в чреве Ирейны.

Я почувствовала, будто стены надвигаются на меня, сужая пространство. Я родилась в результате непонятного запретного ритуала. Как такое вообще возможно?

– Ты обладаешь силой Перуна, но это не всё. Внутри тебя часть его души. Твоя душа сдерживает её, как кокон. Сдерживает и всю мощь этой силы, и держит осколок чужой души, служа для неё пристанищем и тюрьмой одновременно.

В глазах резко потемнело. Я прижала руку к груди, пытаясь осознать слова богини. Внутри меня часть души другого человека. Нет, не человека, бога. Это не укладывалось в голове.

Фредерик сделал шаг вперёд.

– Демон может влиять на простых людей? Все народные волнения и покушения на короля в последние годы, беспорядки, протесты, всё это взаимосвязано? – спросил он звонко, и эхо его голоса отразилось от стен храма.

– Это всё козни Демона. Чем больше ненависти и боли, тем Демон сильнее. И это не всё. Перенос Ангелины из мира Земли на Светану привёл к увеличению бреши. Ранее мы полагали, что удержим купол ещё минимум сотню лет, но теперь всё ускорилось. Брешь стала катастрофически большой. Ещё немного, и Демон сможет полностью проникнуть через брешь, и тогда этот мир ждёт самая страшная война, что можно представить. Боги будут драться до последнего, но Демон очень силён и опасен. Он идёт сюда с целью разрушить мир, уничтожить всё, до чего он сможет достать. Если Демон сможет разрушить купол, то мир Светаны лишится защиты, и тогда вся тёмная энергия Вселенной устремится сюда, и боги будут бессильны.

– Великая Деяна, как нам это остановить? – спросил Кассиан.

– Боги смогут закрыть брешь, если Перун вернёт себе свою душу и с ней силу. Это возможно только в случае смерти нынешней носительницы. В случае твоей смерти, Лина.

Глава 12. Спокойствие в неведении

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Ангелина Перунова

– Я должна умереть?

Я стояла посреди храма и чувствовала на себе взгляды окружающих. Кассиан побледнел, Фредерик выглядел испуганным. Молодой жрец прижался лбом к полу и старался быть как можно незаметнее. Взгляд старшего жреца был нечитаемым.

 – Конечно, не должна, – ответила ей богиня. – Ты никому ничего не должна в принципе, тем более ты не должна отдавать свою жизнь. Это выбор, и он исключительно твой.

Деяна развела руками.

– Ты обладаешь божественной силой, а значит можешь переместиться в мир Прави и прожить там свою жизнь. Правь примет тебя. После полноценного обучения божественная сила внутри тебя раскроется, ты станешь юной богиней. У тебя будет совсем другая жизнь, далёкая от жизни Светаны или Земли. Или ты можешь вернуться за Землю. Силы в тебе достаточно, чтобы открыть проход на Землю. Ты можешь вернуться к своей обычной жизни, ходить на работу и помогать людям своим способом. Ты неплохо справлялась на Земле, и многие люди были тебе благодарны, я это чувствую. И есть третий путь. Ты можешь остаться здесь и отдать свою жизнь, чтобы сила Перуна вернулась к нему. Любой твой выбор приведёт к определённым последствиям, но этот выбор только твой, Ангелина.

Я пыталась осознать её слова. Раньше я всегда верила, что безвыходных ситуаций не бывает, но за несколько дней в новом мире забыла об этом. От возможности выбора стало немного легче дышать.

– Только смерть может освободить силу? – Кассиан обратился к богине.

Деяна улыбнулась, и в храме будто стало светлее.

– Всегда есть разные варианты. Смерть – самый простой способ. Сила закапсулирована внутри её души; душа окружает её плотным коконом, через который мне не пробиться. Силой в чужую душу войти невозможно. Смерть по естественным причинам подошла бы идеально, душа могла бы окончить свой путь и отдать силу без сопротивления. Второй вариант – это добровольно пожертвовать своей жизнью, но самоубийство – тяжкий грех, который убьёт не только тело, но и душу, без возможности воплотиться в будущем. Никто не вправе принуждать человека к такому. Даже боги не могут просить об этом.

На мгновение я почувствовала облегчение. Возможно, мне дадут спокойно прожить свою жизнь. Никто не будет от меня требовать пожертвовать жизнью ради чужого мира. Я смогу безопасно прожить свою жизнь в выбранном мире, и никто не должен умирать.

– Но, после переноса Ангелины с Земли сюда, брешь в куполе расширилась, и времени остаётся всё меньше. При таком разрыве Демон скоро наберёт полную силу, затем проникнет на Светану, и начнётся война.

– Сколько осталось времени? – шёпотом спросила я.

Деяна посмотрела мне прямо в глаза, проникая в самые сокровенные мысли.

– Немногим больше года.

Я зажмурилась. Как же хотелось сбежать. Щелкнуть пальцами и оказаться в другом месте, за миллионы световых лет отсюда. Затем щёлкнуть ещё раз и стереть из памяти всё, что я узнала за последний час. Я могу уйти отсюда, могу жить в Прави или на Земле, я могу жить… Моя мать совершила страшное преступление, и теперь в качестве расплаты этот мир требует мою жизнь. Так не справедливо. Но что я знает о справедливости? Я прожила двадцать пять лет счастливой жизнью. Матери не было до меня дела, но отчим по-своему обо мне заботился. Он помог получить отличное образование, научил справляться с трудностями. На Земле у меня были отличные друзья, которые всегда меня поддерживали. Чтобы они сказали, если бы услышали это? Они предпочли бы защитить меня или этот мир?

– Моя мать пыталась извлечь из меня эту силу, – наконец сказала я. – Я помню, что в детстве она много раз возила меня к разным людям, которые уверяли её, что обладают магической силой. На Земле нет магии, но многие в неё верят, и есть много шарлатанов, которые хотят на этом заработать. Однако есть на Земле и те, кто обладает необъяснимой силой, я не знаю подробностей. Они не такие, как маги здесь, но тоже многое могут. Однажды мать привела меня к старой женщине, которая сжала мою шею и пристально смотрела мне в глаза. После этого я ощутила ту силу, которая проявилась здесь, на Светане. Мне тогда было лет пять, не больше. Я помню только тянущее ощущение, она пыталась вытянуть эту силу из меня, но не смогла. Её отбросило от меня, будто ударило током. На моей шее остались синяки, их тогда увидел отчим, и мать перестала меня возить по таким местам.

Деяна внимательно слушала и пристально смотрела, рассматривая моё лицо.

– Если какая-то старуха на Земле попробовала извлечь эту силу, и у неё что-то получилось, то неужели в этом мире никто не сможет найти способа, как это сделать и при этом не убить меня? Этот мир пронизан магией. Я так понимаю, что здесь есть множество специалистов, профессоров и прочих исследователей, для которых магия – смысл жизни. Я не верю, что это невозможно.

Фигура Деяны начала слегка светиться золотым светом, отчего жрецы дружно ахнули.

– О чём ты просишь, дитя?

– Я прошу тебя, великая богиня, дать мне время и попробовать найти способ вернуть силу Перуну. Дай мне один год. Если через год я не найду способа вернуть эту силу, то я отдам свою жизнь ради спасения Светаны. Но я обещаю сделать за этот год всё, что смогу и что потребуется.

– Если ты убьёшь себя, то твоя душа лишится шанса на перерождение. Ты готова пойти на это ради этих людей? Ты готова отказаться от долгой и интересной жизни в Прави и от привычной жизни на Земле ради спасения Светаны? Ради этого несовершенного мира, где тебя били? Где тебя пытались изнасиловать? Где король этой страны, используя странный маскарад, следит за тобой и готов прямо сейчас пронзить ножом твоё сердце, чтобы спасти своё положение, и при этом не испытывает ни капли жалости?

Я обернулась и заметила в тени высокого рыжего мужчину в простой одежде. Мужчина слегка побледнел, но не отвёл взгляда. Он не собирался извиняться за свои мысли. Лина собиралась ответить, но Деяна вмешалась.

– Я вижу каждую твою мысль, девочка. Ты очень смелая и великодушная, но этого недостаточно. Я дам тебе время. Когда будешь готова дать ответ, единственно приемлемый для тебя, приходи в любой храм. Я и другие боги будем ждать твоего решения. И помни, дитя, любовь может изменить что угодно.

Сказав это, Деяна исчезла, и сразу пропало ощущение подавляющей мощи, которое не давало нормально двигаться. Я почувствовала, как ноги подкашиваются, перед глазами потемнело, и я провалилась в черноту.

Глава 13. Как принять происходящее

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Кассиан Лимер

Теперь я знал, кем был мой враг. Демон, бывший когда-то богом. Существо с мало понятной силой. Из-за Демона великий Перун ранен и весь мир в опасности. Деяна была добра и даже озвучила цену спасения мира – всего одна жизнь за целый мир. Всего одна душа – и будут спасены все. Кошмары прошедших лет останутся позади, люди и маги продолжат жить в нормальном, счастливом мире. Я готов заплатить эту цену. Жаль, что это жизнь не моя, так всем было бы проще.

Когда фигура Деяны растворилась в воздухе, Лина вдруг пошатнулась и начала падать. Я автоматически бросился к ней и подхватил, прежде чем она ударится о каменный пол. Девушка была очень бледной и едва дышала. Слегка дрожащей рукой я проверил пульс на её шее. Сердце билось сильно и равномерно. Выдохнув, я махнул рукой, привлекая внимание охраны. Вчера вечером, договорившись с Линой насчёт поездки в храм, я переместился во дворец и рассказал королю всё, что узнал от девушки. В храме всё подготовили к их приходу. Король переоделся в одежду горожанина среднего класса, желая присутствовать лично, а не только слушать отчёты. Охрана замаскировалась не очень хорошо, но Лина даже не обратила на них внимание. В храме её интересовали витражи и статуи, а после появления богини все они едва не забыли, как дышать. Охранник быстро пришёл по его зову.

– Пригласите лекаря для девушки, – попросил я.

Конечно, я не должен распоряжаться королевскими гвардейцами, но мужчина кивнул и быстро отошёл. Поймав недоумённый взгляд Фреда, я поморщился. Друг был слишком хорошо воспитан, чтобы строить планы за спиной девушки. Я провёл пальцами по лицу Лины, чтобы убрать волосы, и положил её голову к себе на колени.

К ним медленно подошёл король Оллиан.

– Я поражен, – сказал мужчина низким голосом. – Мы не могли даже предположить нечто подобное. Хорошо, что теперь враг нам известен, и есть шанс его победить.

– Да, Ваше величество, – я коротко кивнул.

Лина застонала и начала приходить в себя. Открыв глаза, она постепенно сфокусировала взгляд зелёных глаз на моём лице и неожиданно дёрнулась, будто от испуга. Я удержал её, чтобы она не ударилась, и помог сесть.

– Ты упала в обморок, – я тихо обратился к ней. – Скоро подойдёт лекарь и осмотрит тебя, на всякий случай.

Она посмотрела на меня так, как я смотрел на нерадивых учеников. Её глаза спрашивали, в своём ли он уме. Ухмыльнувшись, я встал и помог ей подняться на ноги. Фредерик подошёл ближе, чтобы придержать её за талию.

– Ангелина Перунова, я рад лично приветствовать вас на земле Римерии, – обратился к ней король.

Лина только нахмурилась.

– Лина, перед тобой король Римерии Оллиан Третий, – пояснил ей Фредерик.

Девушка ничего не говорила. Она явно не собиралась кланяться или как-то ещё приветствовать монарха.

– При представлении королю ты обязана поклониться, – прошептал Фред.

– Я не его подданная, – довольно громко возразила Лина.

Пауза затягивалась, и первым тишину нарушил король Оллиан.

– Ангелина, вы не представляете, как сильно уже помогли нам. Все надежды жителей нашего мира сейчас направлены на вас и только на вас. Светана пережила очень трудные времена, и вы должны понять…

– Я ничего вам не должна, – перебила она. – Ваш маг вчера сказал мне, что мы пойдём в храм ради меня. Ради того, чтобы помочь мне найти ответы.

Лина бросила на меня презрительный взгляд.

– Вы получили свои ответы, а я свои. Теперь мне нужно подумать.

– Что-то ещё вам нужно? – спросил король, стараясь сохранять голос ровным. В конце концов, с ним редко разговаривали в таком тоне, но также он впервые встретил ангела.

– Да. Мне нужна информация. Мне нужны все специалисты вашего мира, которые пытались разобраться с проблемой ухода магии. Доступ ко всей литературе, особенно к книгам из храмов. И, возможно, мне не помешал бы помощник или помощница, кто сможет рассказать мне больше о вашем мире. Пока это всё.

Король слегка нахмурился, а Лина недоумённо посмотрела на него.

– Я прошу чего-то невозможного? – переспросила она, подняв бровь.

– Нет, мы предоставим вам всё это. Маги организовали штаб в королевской академии. Я хотел бы предложить вам переехать во дворец. Я прикажу выделить вам комнату для постоянного проживания. Дворец прекрасно охраняется, и у нас отличная библиотека, с которой можно начать поиски.

Лина, не задумываясь, покачала головой.

– Ваше величество, я благодарю вас за оказанную честь, но вынуждена отказаться. Если ваши ученые обосновались в академии, то мне нужно к ним, а не во дворец. – затем Лина повернулась к Фреду. – Не возражаешь, если я на время останусь у тебя, пока не переберусь в академию?

– Конечно, – Фред слегка покраснел. – Ты можешь оставаться там сколько захочешь.

– Спасибо, – кивнула она в ответ.

– Я вынужден настаивать на охране для вас, – напомнил о себе король.

Лина подняла на него усталый взгляд.

– Вы же всё равно не будете слушать мои возражения, да? Хорошо, я попробую смириться с присутствием охраны, но для их безопасности лучше бы им быть не слишком навязчивыми.

Король Оллиан явно был не готов к подобной манере разговора. Я был удивлён, поскольку со всеми в особняке Лина вела себя предельно вежливо. Фред упоминал, что служанка очень хорошо о ней отзывалась. Оллиан сжал губы, явно сдерживая гнев, но всё же ничего не сказал. Он подозвал мага из охраны, чтобы тот открыл портал, и переместился прямо из здания храма, чего обычно себе никто не позволял. Лина смотрела ему вслед, затем повернулась к нему.

– Кассиан, а чему ты так радуешься? – спросила она.

– Теперь у нас есть шанс всё исправить, – сказал я, глядя ей в глаза. – Ты понимаешь, что это значит? У нас есть надежда.

В ответ она пристально посмотрела на него. Её глаза, обычно зелёные, сейчас потемнели до тёмного, почти чёрного цвета. Зрачки расширились. Она его не понимала.

***

Ангелина Перунова

– Ты понимаешь, что мне придётся умереть? – тихо сказала я. – Сверхъестественная богиня утверждает, что мне нужно себя убить, чтобы ваш мир снова стал нормальным.

Кассиан вздрогнул.

– Не обязательно. Мы попробуем найти другой способ. Ты сама про это сказала.

Я скривила губы.

– Ты уверен, что всё получится? А как же…

Как же слова Деяны, что я должна умереть? Как же вина моей матери перед богом? Что делать со злобным Демоном, который стремится захватить мир?

– Теперь мы знаем, в чём проблема, и у нас есть время для её решения, – сказал Кассиан. – Целый год на решение одной конкретной задачи – это хороший срок.

– Ты тоже так думаешь? – спросила я у Фреда. – Нет желания убить меня во сне и по-быстрому спасти мир?

Фредерик закашлялся от неожиданного вопроса.

– Пока не возникало, – наконец сказал он, прокашлявшись.

– Давайте я перенесу нас в особняк, и продолжим беседу там, – предложил Кас. – Только сначала нужно выйти на улицу.

Кассиан сделал несколько движений руками, и в воздухе появился зыбкий проход. Мне было немного страшно шагнуть в него, в неизвестность, но я сделала это. Всего один шаг – и я оказалась в знакомой гостиной. Вслед за мной появились Фредерик и Кассиан. Кас сразу ушёл куда-то порталом и вскоре появился с большой коробкой пирожных.

– У магов от большого расхода энергии часто падает уровень сахара в крови. Я предположил, что пирожные будут самым лучшим лечением.

От вида этих красивых, покрытых шоколадной глазурью, с кусочками свежих фруктов пирожных, я почувствовала, как к глазам подступают слёзы.

– Спасибо.

Фредерик велел слуге принести чай и посуду, но я не стала их дожидаться, взяла пирожное в руку и со стоном откусила большой кусок. Потрясающая сладость будто наполняла моё тело энергией. Фредерик по-доброму засмеялся.

– Можно мне одно? – спросил он и, не дожидаясь ответа, взял пирожное. – Я сегодня ужасно перенервничал.

Я с удовольствием доела пирожное и нацелилась на ещё одно. В голове постепенно становилось яснее, к мыслям возвращалась чёткость. Я посмотрела на Фредерика и не сдержала смех – у парня на подбородке смешно висел крем от пирожного. Он вытер пальцем крем и медленно облизал палец, и при этом стал похож на большого ребёнка.

– Всё-таки, в Сунже самые лучше кондитеры, – усмехнулся Кассиан.

– Ты мотался за пирожными в другую страну? – спросил Фредерик с круглыми глазами.

– Да, там есть одно местечко, недавно обнаружил. Вкусно готовят.

Фредерик покачал головой.

Захватив с собой ещё одно пирожное, я пошла в свою комнату. Когда умылась и собиралась переодеться, в дверь постучали. Фредерик привёл мужчину в чёрной форме.

– Прибыла твоя охрана.

– Быстро они.

– Леди, позвольте представиться, – у мужчины был очень низкий голос. – Меня зовут капитан Реннас. За вашу охрану буду отвечать я. Король выделил мне в подчинение четверых хорошо обученных охранников из своей личной гвардии. Уверяю вас, что солдаты отлично подготовлены, и вы будете в безопасности.

– Не сомневаюсь, капитан. Сегодня я не собираюсь покидать особняк, и я надеюсь, что в пределах здания не нуждаюсь в постоянном сопровождении.

Капитан недовольно посмотрел на меня.

– Все ваши перемещения должны быть согласованы со мной. Вы не должны выходить одна даже в сад или куда-то ещё. Никаких переносов порталами без надлежащей охраны.

Я только поморщилась. Надо будет что-то решить с этой навязанной охраной. Фред понимающе улыбнулся мне и обратился к мужчине:

– Капитан Реннас, я помогу вам расположиться и разместить ваших людей.

Фредерик поспешил увести солдата, чем заслужил мою благодарную улыбку. Король приставил ко мне не охрану, а соглядатаев. Они будут следить, чтобы я не исчезла в неизвестном направлении, не затерялась где-то на Светане или не сбежала в другой мир. Сейчас во мне был единственный шанс спасти целый мир. Я подошла к зеркалу и прижала руку к груди. Как внутри меня может быть скрыта сила бога? Как моя душа может удерживать такую мощь? Что я могу сделать? Столько вопросов, но совсем нет ответов. Я закрыла глаза и поняла, что действительно очень устала.

Глава 14. Секреты Кассиана

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Ангелина Перунова

Когда раздался стук в дверь, я не хотела откликаться. Я хотела отдохнуть. Вместо этого я медленно встала с кровати, дошла до двери и открыла замок. Дверь тихо открылась, и вошёл Кассиан. Его я хотела видеть меньше всех остальных. Кассиан соврал мне, соврал прямо в лицо. Его внешность и манера разговора внушали доверие. Он сильно отличался от красивого блондина Фредерика. У Каса были растрёпанные черные волосы и тёмные глаза, которые казались добрыми. Он разговаривал чётко и по делу, но при этом не был скучным. С ним было интересно. Я не хотела этого признавать, но он мне понравился с самого начала. Но он соврал мне, и соврал очень серьёзно. В этом мире я буквально знала всего несколько человек, и в любом случае была вынуждена полагаться на их слова. Пока у меня не было доступа к другим достоверным источникам. Узнать, что Кассиан так легко соврал мне, было очень неприятно. Я больше не могла полагаться на его слова, и на слова других людей на Светане. Пока я могла верить только словам богини.

Кассиан выглядел несколько подавленным. Я жестом предложила ему сесть в кресло, а сама присела на край кровати, которая была вся в беспорядке. Возможно, он увидит, что мне нужно немного поспать, и вежливо уйдёт.

– Я был женат.

Что? Мне было сложно поверить в то, что Кассиан решил рассказать что-то личное.

– Я хотел бы, чтобы ты поняла, в чём проблема Светаны, и, вероятно, будет проще рассказать тебе конкретную историю одной семьи. Выслушай меня, пожалуйста.

Я кивнула. Сонное состояние мгновенно отступило.

– Я знал Луизу всю свою жизнь, наши матери дружили. Я видел её сморщенным младенцем в день, когда она родилась. Младше меня на шесть лет, в детстве она была невыносима, но затем мы выросли, и я влюбился. Она была невероятно доброй, отзывчивой, светлой девушкой. Её просто нельзя было не любить. Мы поженились перед моим выпускным из академии. Все говорили, что мы ещё слишком молоды, но у меня было несколько очень перспективных предложений по работе, обещавших стабильный доход, и нас поддержала моя мать. Луиза мечтала подарить мне ребёнка. Говорила, что ей снится мальчик с моими глазами. Вскоре она забеременела. Как вскоре выяснилось, моя мать в это время уже носила моего младшего брата, отец был счастлив. Фредерик смеялся, что я самый счастливый мужчина. Можно будет отдать младенца матери, чтобы та нянчилась сразу с двумя, пока я буду проводить время с молодой женой.

Кассиан на мгновение замолчал, затем прокашлялся и продолжил.

– И я действительно был самым счастливым мужчиной на Светане. Ждал появления на свет младшего брата и ждал рождения своей дочери, хотя Луиза сомневалась в словах лекаря и твердила, что будет мальчик. К сожалению, моё счастье длилось слишком мало. Сначала были роды у матери. Вся семья собралась в ожидании. Ребёнок родился здоровым и сильным, мать была в порядке, мы радовались и праздновали. Но спустя сутки малыш умер. Лекари не смогли установить причину, он просто перестал дышать. Тогда мы все горевали. Мать нашла утешение в том, что ждала рождения внучки. Она проводила время с Луизой, поддерживала её на поздних сроках беременности. На роды Луизы я привёз самого лучшего лекаря на всём континенте. Всё прошло идеально, а сутки спустя моей маленькой девочки не стало. Также тихо, в один миг. Мы ничего не смогли сделать. Ни лучший лекарь, ни я со всей своей магией. Мы просто стояли и смотрели, как умирает моя дочь. Мы были бесполезны.

Кассиан замолчал, а я чувствовала, как по щекам текли слёзы, и ничего не могла с этим сделать. Я старалась не издавать ни звука, сдерживая всхлипы. Я не могла даже представить ту боль, которую испытал этот мужчина.

 – Я начал расследование. Две одинаковых смерти в течение месяца не могли произойти случайно. Вскоре смертей стало больше. В основном, умирали дети, чьи родители были магами. Иногда и в обычных семьях. Со временем мы поняли, что умирает примерно каждый десятый ребёнок. Раньше каждый десятый ребёнок рождался магом. Тогда это были только догадки, но я рассказал всё Луизе, поскольку она жаждала объяснений, но после моих слов она отчаялась. Вбила себе в голову, что никогда не сможет родить здорового ребёнка, не сможет подарить мне наследника. Я поклялся ей, что решу проблему. Дал слово найти решение и спасти этих детей. Но она мне не поверила. У Луизы началась тяжёлая депрессия. Я привозил разных врачей, моя мать не отходила от неё, но мы не уследили. Она убила себя, уничтожив тем самым свою душу и лишившись шанса на перерождение. Мать винила себя, что не уследила за ней. Она слегла после этого из-за проблем с сердцем и вскоре умерла. Вот и вся история.

Я попыталась вытереть слёзы с лица, но ничего не получалось, слезы продолжали литься без остановки.

 – Всё это произошло двадцать пять лет назад. Моя дочь и мой младший брат стали одними из первых жертв ухода магии из мира. Они были магами, и им не хватило магии во внешней среде после рождения. Магия должна была напитать их тела, слиться с ними, дать им жизнь, но этого не произошло. С тех пор не выжило больше ни одного ребёнка с магическими способностями. На всей Светане нет ни одного мага младше двадцати пяти. Женщины боятся рожать детей.

– А нельзя по плоду проверить наличие магии?

– Нет. Ребёнок в утробе обладает силой матери, и только после рождения приобретает свою.

– Как женщины справляются с таким кошмаром? – тихо спросила я.

Кассиан пожал плечами.

– Жены и подруги магов стали делать аборты. Король пробовал запретить их, но это привело только к росту числа криминальных абортов в абсолютно не предназначенных для этого условиях, так что вскоре аборты снова разрешили. Сильно возрос спрос на всевозможные противозачаточные средства. Сейчас пары по всей Светане очень долго решаются на то, чтобы родить ребёнка. Рождаемость стала такой низкой, что через несколько лет некого будет водить в школы – детей просто нет! Но кто может их винить? Они просто не хотят терять своих детей. Маг может родиться в любой семье, даже если никто из предков не владел магией, но если отец или мать маги, то вероятность рождения ребёнка с магическими способностями выше.

Кассиан закончил говорить и просто смотрел в одну точку. Я смотрела на его лицо и пыталась понять, что он чувствует. Сама не знала, что мне делать дальше. Ответы появлялись, но вопросов не становилось меньше.

– О чём ты хочешь попросить? – спросила я.

Кассиан поднял глаза и посмотрел на меня.

– Я прошу тебя довериться мне. Я приложу все усилия, чтобы найти способ извлечь из тебя силу Перуна и при этом не навредить тебе.

Я посмотрела на свои руки. Сжала кулаки, затем расправила пальцы. Вокруг ладоней заструились голубые электрические искры. Эта сила мне не принадлежала. Из-за того, что эта сила оказалась у меня, в этом мире умирали дети. Я должна это исправить.

– А если не выйдет? Если не получится достать из меня эту силу? Что ты будешь делать тогда?

Кассиан смотрел ей в глаза.

– Тебе нужен честный ответ?

– Да.

Мужчина слегка поморщился.

– Я сделаю всё от меня зависящее, чтобы спасти Светану и остановить Демона.

Девушка грустно улыбнулась. Конечно, я не могла ожидать, что кто-то выберет меня вместо целого мира. Кассиан хочет всё вернуть на свои места, а я была всего лишь инструментом для достижения его целей.

– Спасибо за честность, – искренне сказала я. – Давай сделаем это. А теперь я хочу отдохнуть. Не мог бы ты уйти и попросить не беспокоить меня до утра?

Мужчина кивнул.

– Подожди! – он оглянулся на её голос. – Как её звали? Твою дочь?

– Ребекка.

Кас ответил и вышел за дверь, оставляя меня в одиночестве.

Глава 15. Неожиданная помощь

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Фредерик Риосский

– Как у неё дела?

Кас слабо пожал плечами.

– Она потратила много сил на тот выброс. Сейчас сон для неё лучший вариант. Пусть отдыхает, а завтра поговорим о дальнейших планах.

– И что мы будем делать? – спросил я.

Друг удивлённо поднял бровь.

– Что ты планируешь делать с Линой? – я повторил вопрос.

Кас взял бокал с коньяком, покрутил в руке и медленно отпил.

– Постараюсь извлечь из неё силу и не убить в процессе, – сказал он, слегка пожав плечами.

– А если не получится, то ты позволишь ей умереть?

Я хотел услышать ответ. Кассиан молча повернулся и уставился на огонь в камине.

– А какая альтернатива? Ты хотя бы понимаешь масштаб происходящего? Как будто ты и я живём в разных мирах, и все мои беды тебя не касаются. Знаешь, удобная позиция.

К моим щекам прилила кровь. В моём возрасте хорошо бы разучиться краснеть.

– Это не так, – я покачал головой. – Луиза была и моей подругой тоже.

– Подругой? – усмехнулся Кас. Ладно. А ты понимаешь, сколько других таких же Луиз страдает? Не понимаешь. Население в мире два миллиарда человек. Каждый десятый рождённый ребёнок умирает после появления на свет. По самым скромным подсчётам, это миллион человек в год. Двадцать пять миллионов новорождённых умерли, – Кас почти задыхался. – Хотя бы попробуй понять, каковго это? Каково было их матерям и отцам? Ты успешно служишь королю, живёшь нормальной жизнью и притворяешься, что мир не изменился. Как будто проблема ухода магии касается только магов и всё решится само собой.

Я опустил голову. Кассиан всегда хорошо выражал свои мысли, и в чём-то он был прав. Когда из мира начала уходить магия, он только поступил на службу и радовался первому повышению. Когда Кассиан пережил ад, я продолжал заниматься делами службы, графством и семейными проблемами, но не пытался вершить судьбы мира. Возможно, это было неправильно, но тогда я был молод и не видел возможности что-то изменить. Сейчас я бы очень хотел поддержать друга и помочь ему, раз Кассиан сам допустил меня к происходящим событиям и посвятил в тайну. Но я не был готов принять мысль, что ради благополучия Светаны нужно убить человека.

Вдруг Кассиан громко усмехнулся.

– А знаешь, в твоём доме гостит девушка. Сегодня мы с тобой представили её королю, а на ней было старое платье твоей сестры.

Я зажмурился.

– На что ты намекаешь?

– Как бы я к этому не относится, сейчас мы в ответе за эту девушку. Завтра она может сорваться в академию, и там она тоже будет в этом платье ходить?

Наклонив голову, я посмотрел на Каса.

– Мы можем заказать платье у местной модистки, – предложил я. – Она успеет что-нибудь сшить, если поторопится.

Кассиан скривился.

– Лина достойна большего. Я думаю, что нам нужно обратиться к специалисту.

Почувствовав недоброе, я сделал шаг назад.

– Нет, только не…

– Только она справиться с такой задачей. Девушка должна прилично выглядеть. Кто ещё сможет её подготовить?

Я застонал от собственного бессилия.

– Иногда я тебя ненавижу.

– А я тебя люблю. Очень. Всегда мечтал о брате, но родители не поддались на уговоры.

Кассиан встал, шутливо растрепал мои волосы и быстрым шагом пошёл в мой кабинет. Скрипя зубами, я пошёл за ним. Когда я заходил в кабинет, Кас уже заканчивал писать письмо.

– Покажи!

– Нет-нет, я тебя знаю.

Кас быстро сложил письмо пополам, и я предпринял последнюю попытку отобрать лист, вырвать из рук подлого друга и разорвать на части, но Кас весьма ловко увернулся и положил письмо в подготовленную шкатулку. Мгновение – и письмо было отправлено адресату.

Спустя полминуты пришёл ответ, и Кассиан сразу же открыл портал, из которого с улыбкой вышла мама.

– Мои мальчики! Как же я рада, что смогу быть вам полезной.

Леди Мария, как всегда, была само совершенство. Стройная фигура, несмотря на наличие трёх выросших детей, уложенные в высокую причёску волосы такого же светлого оттенка, как у сына, и платье без единого изъяна.

– Фредерик, Кассиан. Так что у вас произошло? В письме было мало информации.

– А что он тебе написал? – спросил я, сложив руки на груди и косясь на друга.

Мама протянула мне листок, где почерком Каса было написано:

«Леди М.!

Я и Фред очень нуждаемся в Вашей помощи. Спасите нас, а не то мы погибнем. Прошу Вас завтра утром переместиться в Ваш семейный особняк.  

Искренне Ваш, Кас».

Кас с широкой улыбкой провёл мою маму к дивану и сел рядом с ней.

– Большое спасибо, что откликнулись так быстро. Леди Мария, у нас беда. В этом доме гостит девушка, – на этих словах матушка заинтересованно посмотрела на него, насмешливо округлив глаза. – В ближайшее время ей предстоит знакомиться с разными людьми и путешествовать. Так вышло, что девушке совершенно нечего надеть. Я могу надеяться, что вы поможете нам разобраться с такой сложной проблемой.

– И давно здесь гостит таинственная незнакомка? – спросила леди Мария невинным голосом.

– Третий день, – отозвался Кас. – На бедняжку напали на границе ваших земель, и теперь она восстанавливается.

– Бедная девочка. Красивая, молодая девушка, я правильно понимаю? – она пристально на меня смотрела.

– И девочка ночевала здесь несколько дней, в весьма компрометирующей ситуации. Совсем одна, без семьи. И никто не озаботился приличиями.

– Я отказываюсь понимать твои намёки, матушка, – прорычал я.

Мама встала и аккуратно оправила юбку.

– Так я открыто говорю, Фредерик, тебе давно пора жениться.

Кассиан закашлялся. Я перевёл взгляд на него, желая убить его взглядом. Кассиан должен был предвидеть подобное развитие событий при вмешательстве моей матери.

– Ладно, мы вернёмся к этому разговору. Как зовут девочку?

– Ангелина Перунова, – ответил я.

– Ох, какая необычная фамилия. Проводите меня к ней, мальчики.

– Подождите, леди Мария! – задержал её Кас. – Дело в том, что Ангелина из другого мира. Это очень большой секрет, и я надеюсь, что вы его сохраните.

Женщина на секунду замерла.

– Из другого мира? Такого уже лет семьсот не случалось. Что ж, сути дела это не меняет. Поторопимся, мальчики.

Я только покачал головой. Моя мать всегда была неподражаема.

– Сейчас девушка уже спит. Сегодня у неё был трудный день, – пояснил я в ответ на удивлённый взгляд матери. – Знакомство отложим до завтра.

Леди была не очень довольна отсрочке, но всё же приняла это.

Глава 16. Семейный ужин

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Ангелина Перунова

Я стояла у окна, рассматривая небо. Солнце только поднималось из-за горизонта, окрашивая облака в безумную смесь фиолетовых и лиловых оттенков. Рассвет казался ненастоящим. Будто безумный художник нарисовал на небе грубые мазки разных цветов. Вчера у меня был сумасшедший день. Я встретила богиню и узнала вещи, которые в принципе противоречили моим представлениям о мире. Прежде я никогда не верила в богов. Ещё в школе Вероника, моя подруга, рассказывала, как она с родителями ходит в церковь, рассказывала про бога и святых, но это казалось ещё одной сказкой. Я нахмурила лоб, пытаясь вспомнить, что говорила мать. У неё была присказка «Да простит меня богиня». Вероятно, она говорила о Деяне.

Я переоделась в домашнее платье, с трудом справившись с пуговицами. Казалось неправильным вызывать прислугу в такой ранний час, так что я минут пятнадцать в неудобной позе застёгивала пуговицы на спине, и только потом вышла погулять в сад. Вокруг дома была очень ухоженная территория с дорожками и клумбами. Полчаса я медленно ходила по дорожкам, рассматривая местные растения и пытаясь привести свои мысли в порядок, пока не увидела, что мне навстречу идёт решительно настроенная женщина.

– Зови меня леди Мария, – сказала она, благожелательно глядя на меня. – Я мама Фредерика. Мальчики вызвали меня, чтобы я помогла тебе освоиться в нашем обществе.

Внешне она была похожа на Фредерика, но вот по темпераменту больше походила на какого-то генерала. После короткого знакомства леди Мария задала мне миллион вопросов, на которые я едва успевала отвечать. Да, я из другого мира. Нет, в моей стране нет короля и аристократии. Да, я из богатой семьи, но без титула. Аристократии совсем нет? Очень жаль.

Спустя какое-то в саду нас нашла Веста и сообщила, что пришла швея. Леди Мария поднялась вместе со мной в комнату, где меня заставили стоять неподвижно, чтобы снять мерки. Когда я сняла платье и встала в середине комнаты в белье, допрос продолжился с новой силой. Леди Мария хотела знать буквально всё. Образование, родители, влюблялась ли я, есть ли жених и нужно ли разрешение отца на брак. «Ах, деточка, вы работали?» После этой фразы я закатила глаза и с трудом сдержалась. Больше часа вопросы лились рекой, и в какой-то момент я поняла, что больше сдерживаться не могу и не хочу.

– Леди Мария, к чему всё это? Вы будто собеседование со мной проводите.

Взгляд женщины изменился, и она заговорила совсем другим тоном – спокойно, размеренно, доброжелательно.

– Конечно, и ты его успешно прошла. Я очень довольна услышанным.

Я непонимающе посмотрела на неё. Модистка к тому времени закончила снимать мерки, и графиня отпустила её повелительным жестом.

– Моему сыну пятьдесят два года, и он до сих пор не женат. Твоя кандидатура прекрасно подходит.

– Сколько ему лет? Я думала, не больше тридцати с небольшим, – ахнула я.

– Пятьдесят – это самый расцвет. Средняя продолжительность жизни на нашем континенте не меньше ста шестидесяти лет, так что раньше сорока мужчины редко женятся. Но вот в пятьдесят самое время найти невесту и порадовать меня внуками.

– Вы серьёзно? – прищурилась я, не веря словам женщины.

– Абсолютно. Ты красивая, ваши дети будут просто очаровательны. Ты умеешь себя вести, у тебя хорошая выдержка и хорошее воспитание. То, что ты из другого мира, не станет большой проблемой. Мой Фредерик самый завидный жених в королевстве, так что в итоге все в выигрыше.

С каждым словом леди Марии я всё больше поражалась этой женщине. Она довольно расчётливо выспросила у меня всё, что посчитала нужным, оценила меня и сочла достойной своего сына. Вероятно, с её стороны это можно считать комплиментом. Я прикусила губу, напомнила себе о разнице менталитетов и попыталась сформулировать вежливый ответ.

– Леди Мария, я очень ценю ваши слова. В моём мире встречаются браки по расчёту, но это не для меня. Для меня неприемлемо выйти замуж без любви. Я просто не могу на такое пойти, даже если обстоятельства будут на меня давить.

Женщина хитро улыбнулась.

– Так никто не мешает тебе полюбить моего сына. Я желаю ему только лучшего, так что влюбляйтесь сколько душе угодно.

– Вряд ли это так работает, – я поморщилась.

– Любовь? Она возникает по-разному. Не верю я в чувство с первого взгляда, вот как-то не встречала такого за мою немалую жизнь. Я видела зарождение чувств после того, как люди проводили вместе время, общались, путешествовали, преодолевали трудности. Главное, открыть своё сердце новому, не запирать себя в воображаемых ограничениях. Если ты готова влюбиться, позволяешь себе это, то ты сможешь полюбить моего сына.

Женщина говорила искренне. Я улыбнулась, принимая её правоту.

– Я не могу вам обещать, что влюблюсь в вашего сына, но обещаю не закрываться от чувств, если они возникнут.

Леди кивнула.

– Спасибо и на этом, – леди Мария пристально смотрела на меня, слегка прищурившись. – Знаешь, ты очень органично вписываешься в наш мир, Лина. Подумай об этом. А теперь пойдём ужинать.

***

Кассиан Лимер

День в компании Лины и Фреда с его матерью был на удивление весёлым. Леди Мария приняла Лину под свою опеку, как птенца, и вскоре женщины к обоюдному удовольствию нашли много общих тем для разговора. Мне было интересно послушать о земных механизмах, культуре и географии, но затем разговор зашёл о женских предпочтениях, стандартах красоты и равноправии людей в обществе. Рассуждения девушки поразили меня; она на всё имела своё мнение и довольно аргументированно его отстаивала.

Лина ещё не полностью восстановилась от встречи с богиней, так что поездку в академию я решил отложить. Мессир Иген осмотрел её и велел обеспечить покой на пару дней. Леди Мария заверила, что за это время будет готов новый гардероб и Лина сможет поехать туда в нормальной одежде.

Сейчас, глядя на утомлённое лицо Лины, я думал о том, смогу ли осуществить задуманное. Действительно ли будет так легко заплатить цену и пожертвовать одной жизнью? Я сжал губы и отвернулся. Как бы трудно это ни было, это мой долг. Богиня напомнила, что я не должен предавать свою любовь, но я и сам про это не забывал ни на секунду. Каждый день я помнил, через какие страдания проходят люди Светаны. Если бы мать Ангелины не поддалась на уговоры Демона, то Перун бы как прежде защищал Светану и всего этого не случилось бы. Как было бы проще, если бы всего этого не было. У меня была бы такая счастливая жизнь. Красивая жена, дочь, а со временем появились бы ещё дети. Всё было бы иначе. Демон отобрал у меня возможность когда-либо снова быть счастливым, и теперь я должен всё исправить. Если не ради себя, то ради других людей, чтобы они не испытали того, через что пришлось пройти мне и таким же, как я. Лёжа в кровати с закрытыми глазами, я пообещал себе, что не отступлю. Как бы мне ни было жаль Лину, я сделаю то, что должен. Если за назначенный срок не получится отделить силу от её души, то значит такова судьба. Одна жизнь ничто для целого мира.

Среди ночи я резко проснулся и сел в кровати, озираясь по сторонам. Ощущение тревоги было неясным, но очень сильным. Раскинув магическую сеть, я присмотрелся к узлам, сконцентрировался и выругался сквозь зубы. Быстро натянув штаны, я открыл портал в комнату Лины. В комнате было пусто, на полу лежал разбитый стакан. Я попытался снять остаточные данные, пробовал снова и снова отследить портал, который унёс девушку, но всё было стёрто.

Глава 17. Похищение

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Кассиан Лимер

Я быстро отправил сигнал тревоги Фреду и капитану Реннасу. Подняв стакан, я коснулся кристаллом-анализатором остатков воды. Там оказалось снотворное в нереально огромной дозе. Такая концентрация может убить и крупного мужчину, не то что девушку. Зарычав, я ударил кулаком о стену, пытаясь успокоиться. Дверь распахнулась, и влетел Фредерик, а за ним капитан Реннас из охраны.

– Лину похитили.

– Может, девушка сама сбежала? – надменно спросил капитан.

Хотелось его ударить, чтобы сбить спесивое выражение с лица. В отличие от Фреда и самого Каса, капитан был полностью одет и даже его волосы были в порядке, как будто на часах было не около четырёх утра.

– И накачала себя слоновьей дозой снотворного? – я показал на стакан и кувшин.

– Это может быть инсценировка, – настаивал капитан.

Я посмотрел на него, не скрывая негодования.

– Давайте все версии мы оставим на потом, а сейчас сосредоточимся на том, чтобы найти Лину, – резко сказал Фред.

– Я думаю, что похитители специально ждали, пока она выпьет это. Тогда она не сможет обороняться. Они в курсе её способностей.

Капитан кивнул, достал артефакт для связи и начал писать руководству.

– Я засёк только один портал. Похититель пришёл сюда другим способом, а ушёл порталом. Портал никак не отследить, использован очень редкий артефакт подавления остаточной энергии. Таких камней с десяток во всей стране, и доступ к ним мало у кого есть.

– Информация о Лине есть только у тех, кто был сегодня в храме. Это самые влиятельные люди в стране. Потенциально все они имеют доступ к таким камням.

Нам нужна информация. Свидетелей похищения не было и магических следов не осталось. Я подошёл к двери и замер.

– Дверь из натурального дерева, а у дерева хорошая память, вы знали? – тихо сказал я. – Давайте спросим, что оно помнит.

– Вы сошли с ума, – возмущался капитан, но это было уже не важно.

Я приложил обе руки к двери и прикоснулся лбом, затем начал медленно шептать нужные слова. Я просил дерево откликнуться и показать, кто входил в комнату. Спустя минуту древесина под руками начала теплеть и нехотя откликаться. Я закрыл глаза, и в голове появилась картинка, как высокий молодой гвардеец входит в комнату. Затем размытая картинка, как на полу лежит бледная девушка. Гвардеец подходит к ней, быстро поднимает на руки и уходит через портал.

На секунду я замер, чтобы поблагодарить бога за помощь, затем метнулся к капитану, взял его за грудки и прижал к стене. И хотя капитан был массивнее и явно лучше подготовлен, мужчина не смог вырваться.

– Ваш подчинённый похитил Лину. Кто приказал и куда её увезли? – прошипел я.

– Что вы себе позволяете?

Капитан выругался и оттолкнул меня, но я обездвижил его заклинанием, затем создал голограмму входящего в комнату гвардейца.

– Кто он?

– Мэддокс. Служит уже пять лет, нареканий нет. Развяжите меня, иначе я подам на вас жалобу в отдел по магическим преступлениям. Применять сеть Лэсслера запрещено, и вы это знаете, профессор.

– Мэддокс похитил Лину, – сказал я.

– Вам это дерево нашептало? – капитан поднял бровь.

– Да. И бог Фрекс, покровитель всех растений и животных в этом мире. Я воззвал к нему и получил ответ.

Капитан побледнел и коротко кивнул.

– Вы его проводник? Как…

– Неважно, – поморщился я. – Куда Мэддокс мог унести Лину?

– Я не знаю.

Я почувствовал себя беспомощным. Воззвание к богу отняло приличную часть резерва. У меня больше не было вариантов по поискам девушки. В комнату вошла леди Мария с очень недовольным лицом. Она зябко куталась в накидку, но была решительна, как и всегда.

– Упустили девочку, да? – резко спросила она.

– Мама, Лину похитил один из новых охранников, – ответил ей Фред.

Женщина кивнула.

– Сегодня я подарила ей кулон из зелёного анидала. Вы же знаете, что это значит?

– Ты дала ей следилку? – спросил Фред, нахмурившись.

– Конечно. Вы же до такого не додумались, а кто-то должен был позаботиться о безопасности нашей гостьи. Вот характеристики камня, – женщина достала из кармана листок бумаги и протянула мне.

Почему я об этом не подумал?

– Леди Мария, я вас обожаю, – улыбнулся я в предвкушении и начал создавать поисковое заклинание.

Спустя несколько минут был получен результат.

– Она в столице и ещё жива. Точнее узнать невозможно, они всё глушат. Скорее всего, на ней антимагические браслеты, и они создают сильные помехи для поиска.

Я ударил кулаком по столу. Столица огромна, Лина может быть где угодно, и магия не поможет её отыскать.

***

Ангелина Перунова

Первым постепенно возвращался слух. Сквозь шум в ушах до меня доносились обрывки разговора.

– Даже жалко убивать такую.

– Да, красивая девка. Ей бы замуж да детей рожать.

– Жрецам виднее. Они сказали, что она не человек вовсе.

– Странно, на вид вполне обычная.

Я почувствовала, как холодный воздух коснулся кожи на ногах, видимо, мне задрали юбку, и раздался мужской смех.

– Тут тоже ничего необычного.

Стараясь подавить головную боль, я пошевелилась и открыла глаза, и мужской смех оборвался. Меня держали в крошечном тёмном помещении с каменными стенами. Руки были крепко связаны за спиной, я лежала на боку на грязном полу. Ноги тоже были связаны. На мне была ночная рубашка, в которой я ложилась спать, благо что та была из плотной непрозрачной ткани и довольно длинной. Ко мне приставили двоих охранников, оба были крупными мужчинами, и у них было оружие. В голове промелькнули воспоминания, как ночью я проснулась и захотела пить. Я налила в стакан воду из кувшина и сделала несколько глотков, а затем в глазах потемнело. Я вспомнила, как выронила стакан и упала на пол. Сквозь чёрную пелену я видела, как в комнату входит высокий мужчина в форме охраны. После этого сознание окончательно меня покинуло.

– Не шали, девочка, – произнёс один из мужчин. – Делай всё, что тебе скажут, и тогда больно не будет.

Я осторожно кивнула, не желая провоцировать похитителей. Я попробовала сдвинуться с места, но тело совсем не слушалось. Руки и ноги онемели и очень болели, и совершенно не хотели подчиняться. Я застонала, пытаясь переместить вес тела с левой руки.

– Не двигайся, – прорычал охранник. – Колдовать ты всё равно не сможешь, на тебе антимаги.

– Пожалуйста, я просто хочу сесть. Мне очень больно, – попросила я, пытаясь сохранять голос спокойным.

Охранники переглянулись.

– Нет. Недолго осталось, полежишь.

Сесть самостоятельно я так и не смогла. Спустя какое-то время тяжёлая железная дверь открылась, и раздался мужской голос:

– Выводите.

Охранники подошли ко мне и резким рывком поставили на ноги. Я не сдержала крика от боли, когда в затёкшие конечности устремилась кровь. Мужчины взяли меня под руки и потащили к выходу. От яркого света за дверью я зажмурилась, а когда смогла осмотреться, то была поражена. Я была в том же храме, где сегодня общалась с Перуном. Вокруг стояли жрецы, которые были в храме во время явления бога. Они хотят меня убить, чтобы вернуть силу Перуну. Всё просто. Я умру, сила вернётся к настоящему владельцу, и все проблемы этого мира решены. Какой удобный расклад.

Меня быстро протащили через основное помещение в дальний зал, где был большой каменный алтарь. Даже не грубо, а очень буднично. Как будто эти мужчины каждый день таскали женщин подобным образом. Это то самое место. Здесь всё и случилось двадцать пять лет назад. Здесь Ирейна забрала силу Перуна, и здесь зародилась моя жизнь. Я отстранённо думала, что всё складывается довольно симоволично. Возле алтаря охранники поставили меня на ноги и отошли. Жрецы окружили алтарь плотным кольцом.

– Мы слышали слова богини. Дитя другого мира, ты должна умереть, и тогда наш покровитель снова обретёт себя. Сегодня ты умрёшь. Ляг на алтарь добровольно, выполни свой долг перед своим Отцом. – сказал Верховный жрец, пафосно растягивая слова.

– А почему вы не называете его имени? – спросила я.

Почему-то мне не было страшно. Я была связана, в одной ночнушке стояла в окружении людей, которые хотели меня убить, но страха не было. Как будто была взрослой, а они расшалившимися детьми, за которыми я должна следить. Такое странное ощущение. Жрец провёл ладонями по своей рясе.

– Не тебе задавать нам вопросы, – резко ответил он.

– Почему не мне? Перун, великий бог Перун. Этот храм принадлежит ему, и все вы обязались служить ему, и вы не зовёте его по имени?

– Ложись на алтарь, – прорычал он.

– Нет.

Я смотрела на них с вызовом. Я чувствовала в себе силу. Непонятно только, о каких антимагах говорили охранники, но на мою магию они никак не повлияли. Я чувствовала, что может призвать молнии и за секунду убить всех присутствующих в храме. Но также я чувствовала, что это неправильно.

Жрец подозвал охранника, и тот быстро поднял меня и практически бросил на алтарь, сильно ударив спиной о камень. Я ахнула от боли, но так и не выпустила магию. Жрецы подошли вплотную к алтарю и коснулись его руками. Старшему жрецу подали большой кинжал с инкрустированной рукоятью, он достал его из ножен и поднял высоко над головой.

– Именем твоим, приношу эту жертву. Пусть жизнь этой девицы поможет тебе спасти наш мир, – произнёс жрец напевно и замахнулся кинжалом над моей грудью.

Глава 18. О жертвах и богах

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Ангелина Перунова

– Перун, Великий Отец. Я молю тебя о помощи, – прошептала я, затем выпустила молнии.

Только молнии ударили не в жрецов. Всю силу я направила в алтарный камень. Всего секунда, и кинжал жреца ударился о прозрачный щит, засиявший надо мной. Внутри храма раздался оглушающий громовой раскат, от которого задрожали стёкла в окнах. Люди зашатались, стараясь устоять на ногах.

– Моим именем? – раздался грохочущий голос, а затем проявилась огромная призрачная фигура бога.

Жрецы, включая старика с кинжалом, упали на колени. Прямо напротив меня из ниоткуда возник огромный, полупрозрачный мужчина с длинной бородой и длинными волосами. Нельзя было сказать, красивый он или нет. Он был мощным, сильным, от него волнами расходилась невероятная энергия. Казалось, что его глаза могут прочитать каждую потаённую мысль. Перун посмотрел на меня, и в то же мгновение верёвки с моих рук и ног исчезли. Медленно, стараясь абстрагироваться от боли во всём теле, я села и свесила ноги вниз. Сразу встать я рискнула, боялась тут же нелепо упасть. Я рефлекторно разминала руки и обнаружила на запястьях широкие чёрные браслеты со сложным узором. Я нащупала застёжку браслета и стала пытаться подцепить крепление, но быстро отвлеклась от странного ощущения. Поразительно, но я чувствовала эмоции других людей.

От жрецов веяло страхом и почтением, это было так понятно, так ощутимо. Как слух или зрение или осязание, я чувствовала это также явно. Я слегка напряглась, как будто присматриваясь или прислушиваясь к чему-то, и мне открылись все их мысли. В голове будто-то взорвалась бомба от чужих мысленных криков. Мне понадобилось несколько раз вдохнуть, чтобы отстроиться от мыслей и снова начать слышать слова.

– Мы хотели принести её в жертву. Ради тебя, Перун, – обращался к богу верховный жрец.

– В жертву? Вы забыли значение этого слова. Жертвовать – это отдавать то, что принадлежит тебе. Люди жертвуют деньги, если они у них есть; люди жертвуют своё время на помощь другим; люди жертвуют вещи и еду. Мне жертвовали долю с первого урожая. Мне жертвовали добытое в бою оружие. Мне жертвовали кровь, скрепляя клятвы. Мне жертвовали слёзы горя и радости. Мне жертвовали влагу от соития на моём алтаре. Мне жертвовали горсть земли с могилы любимого. Мне жертвовали прядь волос рано ушедшего ребёнка. Я принимал все эти жертвы. Принимал каждую из них, впитывал их энергию, делая их частью себя. Теперь же вы решили моим именем на моём алтаре убить частицу меня? Вы даже не потрудились подумать, к чему это приведёт.

– Но, Перун, богиня говорила, что девчонка должна умереть. Я сам слышал это, – робко ответил верховный жрец, не поднимая глаз от пола.

– Освободить силу из плена души можно только добровольно. Любое принуждение приведёт к уничтожению этой силы. Убив это дитя от моего имени, на моём алтаре, ты бы уничтожил каждую крупицу этой силы. Ты, жрец, должен был понимать опасность такой мощи. Если бы кинжал пронзил её грудь на алтаре, то произошёл бы взрыв такой силы, что уничтожил бы полконтинента.  

Жрец ахнул и практически лёг на пол.

– Прости, прости нас, Перун, – умолял он, всхлипывая.

Бог отвернулся от них и подошёл к девушке.

– Почему ты не остановила их сама? – строго спросил он. – Сила молний проснулась и полностью тебе подвластна.

Я рассматривала его лицо, когда он обратился ко мне. Не могла отвести глаз. На секунду мне показалось, что я немного на него похожа.

– Я могла ударить, но я не уверена, что молнии бы не убили их. Контролировать эту огромную мощь сложно, – призналась я.

– Они хотели тебя убить. Что остановило тебя?

Я задумалась, прежде чем ответить. Вспомнила, как мне сказали, что я убила напавших в лесу людей, и что я почувствовала в тот момент. Вспомнила, как хотела выжить во время того нападения, но сейчас всё было иначе. Сейчас я хотела не только выжить, но и сделать всё правильно.

– Я не хотела сознательно вредить людям, – сказала я. – Я не чувствую, что правильно применять эту силу таким образом.

Перун рассматривал меня, будто хотел прочитать самые сокровенные мысли. Я смотрела ему прямо в глаза и старалась не закрываться от его пронизывающего взгляда. Мне было нечего скрывать от него.

– А почему ты не можешь сам меня убить и забрать силу себе? – спросила я спустя минуту.

– Ты невинна.

– В смысле? Я давно не девственница, – я не сдержала нервный смешок.

– Наличие куска кожи между ног не определяет человека, – ответил он. – Важно, что ты не сделала ничего плохого. Ты не испытываешь ненависти, зависти, ты не затаила зла, не планировала мести. Ты никогда нарочно не причиняла кому-то вред. Твоя душа чиста, без единого тёмного пятна. Очень приятно это видеть, девочка.

Перун слегка улыбался.

– Было бы проще, будь всё иначе, да? – я наклонила голову.

– Это точно.

Я больше не испытывала страха перед Перуном. Бог казался очень близким по духу. Но как же всё это было сложно. Получается, что моё появление на свет – это результат кражи у тела этого мужчины, будь он хоть десять раз бог. Хорошо, что сейчас он видит каждую мою мысль. Я хотела, чтобы он услышал мои вопросы и дал ответы, если это возможно.

– Я родилась против твоей воли? – тихо спросила я. – Фактически, это репродуктивное насилие. Я не могу передать, как мне жаль, что с тобой такое произошло.

– Тебе жаль меня, девочка?

Его голос был подобен грому.

– Прости, если мои слова обидели тебя, я этого не хотела. Никто не заслуживает такого. Ты заботишься о целом мире, а вместо благодарности у тебя украли силу и ещё подкинули взрослую дочь из другого мира.

– При обычных условиях Ирейна не смогла бы забеременеть от меня или от другого бога. Боги и люди совместимы только если выполняются определённые условия, но в они не были соблюдены. Ты не мой ребёнок, но ты дитя моей силы, часть меня всегда была и будет внутри тебя.

Перун развернулся к стоящим на коленях жрецам и приказал встать. Затем сделал в воздухе круговое движение рукой, и открылся подсвеченный золотым светом портал. Через секунду из портала вышли Кассиан, Фред, а вслед за ними прыгнул начальник охраны капитан Реннас. Парни крутили головами, осматривая помещение, и когда они заметили меня, сидящую на алтаре, то сразу подбежали ко мне. Фред начал нервно ощупывать меня, ища повреждения, а Кас сразу занялся браслетами-антимагами на запястьях.

Затем Перун открыл ещё один портал, на этот раз из портала сначала вышли пара охранников, а затем король Оллиан. Король обвёл взглядом всех собравшихся, а после поклонился богу.

Жестом приказав всем молчать, Перун взял слово.

– Отныне я признаю Ангелину Перунову с Земли своей дочерью. Я требую уважать статус моей дочери в этом мире. Все попытки навредить моей дочери сторицей вернутся к нападавшим. Я всё сказал.

В руках верховного жреца появился свиток, который тот бережно держал на раскрытых ладонях. Жрецы дружно поклонились богу. Король также склонил голову, не смея возражать. Что он мог противопоставить божеству? Ничего.

Перун повернулся и медленно приблизился ко мне. Кас закончил расстёгивать браслеты, так что я забрала свои руки обратно, попыталась выпрямиться и сесть поприличнее.

– Задавай свой вопрос, дочь.

Я улыбнулась. Было приятно услышать такое обращение.

– Великий Отец, если я научусь контролировать эту силу, если овладею ей, то смогу ли я в таком случае передать её тебе?

– Ты умеешь дышать. Ты можешь передать мне своё дыхание?

Я разочарованно вздохнула. Это было бы отличным решением проблемы.

– Я даю тебе один год на принятие решения. Ты по-прежнему можешь принять другое решение и покинуть этот мир. Ты можешь жить в Прави или на Земле.

Я упрямо подняла подбородок. Этот вариант меня не устраивал.

– Не нравится? Время пошло, дочь. Решай.

Затем прозрачная фигура Перуна исчезла, словно растворилась в воздухе.

 

Конец первой части

Часть II. Дочь бога

Глава 19. Время для отдыха

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Кассиан Лимер

– Так, с этим пора заканчивать, – сказала Лина, доставая платье из шкафа и рассматривая его.

– С чем именно? – спросил я, не отводя глаз от её хрупкого тела.

– С пуговицами на спине. Это ненормально, что я не в состоянии самостоятельно одеться или раздеться. Можно сделать застёжку на боку или спереди, но вот это безобразие творить совсем не обязательно.

Я засмеялся. Когда Лина пропала, я впервые за долгое время испытал действительно сильные эмоции. Я сам не ожидал, что способен испытывать такой страх из-за малознакомой женщины. Лина перестала быть для меня просто средством для спасения мира.

– Мне позвать служанку? Она может помочь тебе искупаться?

Лина прищурилась.

– А свою помощь не предлагаешь?

Я опешил, а она просто смеялась надо мной.

– Прости. Сегодня и так слишком много людей и даже бог видели меня в ночнушке, хочу поскорее одеть что-нибудь нормальное. Хорошо бы джинсы и мягкий свитер, но здесь такого не достать. Знаешь, руки и ноги до сих пор болят, – пожаловалась она. – Смотри, синяки будут просто огромные.

На её запястьях и щиколотках были тёмные следы от верёвок. Я с трудом сдерживал гнев от вида её повреждённой кожи.

– Фред уже связался с лекарем, он скоро приедет. Он тебя осмотрит и подлечит, – сказал я.

Фредерик пошёл разбираться с охранниками и успокаивать мать, а мне досталась роль сопровождающего для Лины. Я не хотел оставлять её без защиты после произошедшего, поэтому сейчас навешивал на её комнату все возможные защитные заклинания. Я должен был сделать это гораздо раньше, тогда она не оказалась бы в такой опасности.

– Со мной всё нормально. Кроме синяков ничего не беспокоит.

Я смотрел на неё, отчаянно желая понять, что же творится у неё в голове.

– Знаешь, чего я сейчас хочу? – тихо спросила она.

– Нет. Что я могу для тебя сделать?

– Я хочу напиться. И поесть. У вас делают пиццу? Наверное, нет, но я согласна на любую еду, только чтобы её было много. Можешь организовать всё это здесь?

Я удивлённо поднял брови.

– Могу устроить, – я пожал плечами.

– И Фреда тоже позовём.

– Если хочешь, конечно.

Развернувшись, девушка пошла в ванную комнату. Я почувствовал зуд в кончиках пальцев. Желание дотронуться до её кожи. Пойти за ней. Помочь ей снять ненавистную ночную сорочку, в которой её хотели убить. Набрать ей горячей воды и помочь залезть в ванну. И успокоить, если вдруг всё накопившееся в ней найдёт выход в слезах. Иногда слёзы помогают, как ничто другое. Я покачал головой, резко развернулся и вышел за дверь. Возможно, напиться сейчас — это неплохая идея.

***

Ангелина Перунова

Прошёл почти час, прежде чем раздался стук в дверь. Мужчины явно дали мне время привести себя в порядок.

– Заходите.

Пришли Кассиан и Фредерик, в руках мужчин было несколько бутылок вина, а Кассиан катил тележку, заставленную тарелками с едой. На поднос бы все это не поместилось, так что я оценила инициативу мужчины.

– Я сказал матери, что ты спишь, – слегка улыбнулся Фред.

– А я выбрал весьма приличное вино, и отослал лекаря, – сказал Кассиан. – Уверил его, что с тобой всё в порядке.

Я с облегчением выдохнула. Сейчас я точно не хотела видеть посторонних.

– Именно то, что нужно. Спасибо.

Они разместили еду на столике. Фред разлил вино по бокалам и протянул мне бокал. Я взяла его с благодарным кивком, а затем залпом выпила, не обращая внимания на удивлённые взгляды мужчин, после чего снова протянула бокал Фреду. Тот сразу же снова его наполнил. Напротив меня на тарелке лежал отличный стейк, и сейчас я с удовольствием отрезала кусочек. Мясо таяло во рту, непривычные местные специи на удивление радовали. Красное вино было умеренно сладким и терпким. Мужчины, глядя на меня, тоже расслабились и начали есть.

– Ваш король испугался, что я сбегу, – сказала я после второго бокала. – Охрана нужна не для того, чтобы защищать меня, а чтобы держать меня под контролем. Но всё пошло не так.

– А чего ты ожидала? – спросил Фред.

– Логично было бы просто подослать ко мне убийцу, – спокойно ответила я. – Подлить яд, ударить ножом или, в конце концов, просто пристрелить. Но как им пришло в голову устроить из моей смерти ритуал? Сразу было ясно, что это не приведёт ни к чему хорошему. Этот верховный жрец-тупица.

Фред закашлялся от смеха, а Кас захохотал, проливая вино на тёмно-серую рубашку.

– Я не раз это говорил, – сказал Кас сквозь смех. – А все считают его очень умным человеком.

– Он просто не хотел, чтобы его считали убийцей. Мол, это всё ритуал, я тут вообще ни при чём, это всё боги. Это он подговорил того охранника, Мэддокса. Он парень религиозный и жрецам верит беспрекословно. К тому же король предупредил мою охрану, что, возможно, однажды объект придётся ликвидировать. Объект – это я, как вам такое?

– Откуда ты это знаешь? – спросил Кас, параллельно пытаясь салфеткой вытереть вино с ткани рубашки и со стола.

– Пока Перун был в храме, я могла читать мысли. Я прочла всех людей, которые были там.

Мужчина медленно отложил салфетку и посмотрел на меня.

– А сейчас можешь? – глаза Каса загорелись нездоровым интересом.

Я покачала головой.

– Нужно постараться, – сказал он и встал. – Иди сюда.

Он сел на край кровати рядом со мной. Затем взял меня за руки и поднёс к своему лицу, заставляя обхватить его.

– Смотри мне в глаза и попробуй прочитать, о чём я думаю, – сказал он командным голосом.

Несмотря на небольшое головокружение от вина, я попробовала выполнить его просьбу. Я смотрела в его тёмно-шоколадные глаза, пытаясь вспомнить, как ощущались эмоции и мысли других людей, но вместо этого я чувствовала только тепло его кожи под пальцами. На его радужке были небольшие светлые прожилки, похожие на золотые звёздочки. Такие красивые глаза, они меня подчиняли. Я смотрела на его лицо, но затем взгляд переместился на губы. Они казались такими мягкими, хотелось прикоснуться и проверить это. Кассиан придвинулся чуть ближе, его дыхание стало чаще. Я крепче сжала его лицо руками, стараясь удержать контакт.

– По-моему, я и без сверхспособностей сейчас прочитаю ваши мысли, – раздался голос Фредерика.

Я вздрогнула и отодвинулась от мужчины. Кассиан выглядел немного раздражённым, но молча вернулся на своё место.

– Ничего не вышло, – пробормотала я. – Перун читает мысли, а я смогла только потому, что моя сила каким-то образом вступила в резонанс с его.

Фредерик поднял бровь.

– Выходит, наши мысли в храме ты тоже прочитала? – он растягивал слова.

– Да, – улыбнулась я и отсалютовала ему бокалом. – И это было самым хорошим моментом за очень долгое время. Когда вы вышли из портала, на меня обрушился целый шквал из того, что творилось у вас в головах. Нереальное чувство облегчения от того, что я в порядке. Радость. Злость и гнев на похитителей. Желание помочь. Вы оба так искренне радовались тому, что я не пострадала, и это стало для меня не просто глотком свежего воздуха, а скорее целым водопадом кристально чистой воды.

Оба мужчины не сводили с меня глаз. Фредерик мягко улыбался, а Кас выглядел скорее удивлённым, чем обрадованным.

– Спасибо вам. Спасибо за всё, чтобы вы сделали за эти дни, – я потянулась и коснулась руками обоих мужчин. – Спасибо, что пытались меня спасти. В общем, за всё.

Кассиан отвёл взгляд, а Фред довольно сильно покраснел, даже его уши приобрели красно-розовый оттенок.

И всё же я должна была ещё кое в чём признаться.

– Кас, я должна извиниться перед тобой, – сказала я, сморщив нос. – Я не поверила, что ты будешь искать другое решение вместе со мной. Я предположила, что для тебя спасение мира будет бесспорно приоритетным и что моя жизнь для тебя вообще не будет иметь ценности. Теперь я знаю, что это не так. Простишь меня?

Во взгляде мужчины была какая-то безысходность, но злости не было.

– Тебе нужно было прочитать мои мысли, чтобы поверить?

Я кивнула.

– Я стараюсь не лгать — это слишком утомительно, но общение с тобой я начал неправильно, – он криво усмехнулся. – Но если чтение мыслей помогло тебе с проблемами доверия, то я рад. Нам предстоит много работы. Тебе бы пригодилась способность к чтению мыслей. Если можешь, то развивай её и применять по мере необходимости.

Я резко покачала головой.

– Если уметь читать мысли по желанию, то это ещё нормально. Но если в моей голове постоянно будет поток мыслей других людей, то мне придётся поселиться в высокой башне и стать затворницей. Это слишком для меня.

Кас улыбнулся, соглашаясь с меня.

– Что ещё ты узнала из мыслей жрецов? – спросил Фред, подливая мне вина.

– Они запутались. Жрецы перепутали веру и суеверия, служение и фанатизм. Такое бывает у людей при недостатке информации и разумного управления. Верховный жрец не блещет умом, и все последние годы заботился только о сферах влияния церкви, прикрываясь исследованиями по исчезновению магии. Рядовые служители остались практически без надзора. Они не плохие люди, но были готовы убить меня без намёка на жалость, только потому, что «так надо». Они слепо верят своему верховному, но не мне их судить.

Сделав глоток вина, я прикрыла глаза, наслаждаясь вкусом.

– А вот мысли короля были занятнее, – сказала я и немного помедлила, чтобы заинтриговать слушателей.

Фредерик округлил глаза, а Кас хитро улыбнулся.

– Расскажи!

Я прикусила губу, сдерживая смех.

– Давай, нам же интересно! – торопил её Фред.

– Ну, ладно. Король Оллиан решил, что раз меня запретили убивать, то надо меня срочно пристроить замуж, чтобы я не смущала умы бедных мужчин его королевства. И муж должен будет контролировать моё местоположение, обеспечивать охрану, докладывать королю обо всех событиях… а главное, в тот момент, когда Перун подтвердит, что кроме моей смерти вариантов нет, муж должен будет принять непосредственное участие в этом процессе.

– Что? – удивление Фреда было неподдельным.

– Король не верит, что есть другие способы спасти мир, кроме как по-быстрому прибить меня. Это его право верить или не верить. Но король считает, что только мужчина сможет заставить меня полюбить этот мир, и после этого пожертвовать жизнью ради него. Муж должен соблазнить меня и донести до моего ограниченного ума, как важно вернуть Перуну силу и остановить Демона. Вот такого чудесного и убедительного мужа хочет подыскать мне Его Величество. Интересно то, что он уже выбрал кандидатуру потенциального супруга…

Я снова замолчала и переводила взгляд с одного мужчины на другого.

– И? – не выдержал Кассиан.

– Такая честь выпала… графу Фредерику Риосскому, аплодисменты!

Фред резко побледнел.

– Извини, Фред, я не выйду за тебя замуж. У меня другие планы.

Глава 20. Незваные гости

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Фредерик Риосский

Ангелина смеялась. От нескольких бокалов вина она расслабилась, её щеки раскраснелись, и сейчас она искренне смеялась над тем, что король хочет выдать её замуж. Она совершенно не понимала серьёзности сложившейся ситуации. Власть короля в Римерии практически безгранична. Король Оллиан был умеренным, даже в чём-то либеральным правителем, но в тех вопросах, которые были для него важны, он мог быть неумолимым. Он в любом случае будет контролировать Лину, это ожидаемо. Но как ему пришло в голову, что я должен безропотно согласится сначала жениться по его требованию, шпионить за собственной женой, а затем ещё и убить её при необходимости? Я на мгновение закрыл глаза. Вспомнились те два года службы, что я провёл в королевской гвардии, прежде чем перейти в Службу безопасности. Это обязательное условие для работы подобного рода. При вступлении в гвардию я давал клятву верности и подчинения. Клятва была очень древней, и сейчас её воспринимали просто как дань традиции, но я знал, что на самом деле всё было серьёзнее. Если дойдёт до крайности и король отдаст мне приказ, используя древнюю магию своего рода, то мне придётся подчиниться. Или умереть. Третьего варианта не дано.

Я выпил ещё вина, а затем услышал шум от двери. Оглянувшись, я тут же закашлялся. В дверях стояла моя мать. Что она услышала из их разговора?

– Вы не даёте бедной девочке отдохнуть! Что это такое? Двое посторонних мужчин в спальне незамужней женщины среди ночи! – начала возмущаться леди Мария, едва вошла в комнату.

Я сдержал ругательство, а Кас притворился незаметным. Лина только улыбалась с рассеянным, счастливым видом.

– Леди Мария, вы такая красивая!

У меня вырвался смешок, а мама слегка покраснела.

– Хотите посидеть с нами, да? – спросила Лина немного пьяным голосом. – Вина хотите?

– Разумеется, нет. Расходитесь немедленно.

Лина встала и танцующей походкой подошла к женщине.

– Нет, не разойдёмся, – она приобняла её за плечи. – Мы взрослые люди. У нас ещё две бутылки вина, а ещё остался вкусный сыр и холодное мясо. Присоединяйтесь или не мешайте нам, пожалуйста. Сегодня был очень сложный день, и нам это действительно нужно.

Леди Мария ахнула, недовольно поджала губы и вышла из комнаты, бросив напоследок:

– Утром поговорим.

Я покачал головой, затем подлил вина в бокалы.

– Лина, ты неподражаема, – я поднял бокал. – Моя мать завтра устроит нам настоящую лекцию о надлежащем поведении, но это того стоило.

Девушка хмыкнула.

– Сколько тебе лет? Точно, я же в курсе, что тебе пятьдесят два. Ужас, как много. В моём мире ты мог бы уже стать дедом в этом возрасте. Ты должен быть совершеннолетним, а значит тебе разрешено употреблять алкоголь.

Я закашлялся. Опять.

– Я и Кас на самом деле ещё молоды по меркам Светаны. У нас живут примерно до ста пятидесяти лет и дольше, так что о внуках в пятьдесят речь обычно не идёт. Кассиан несколько лет назад стал самым молодым профессором Королевской академии, а я самый молодой заместитель начальника Службы безопасности дворца.

– А мне двадцать пять. При продолжительности жизни на Земле семьдесят-восемьдесят лет. Так что меня можно считать старше вас, – рассмеялась она, таская сыр с тарелки.

– Нет, твоя логика имеет некоторые пробелы, – сказал ей Кас. – Так что мы будем делать с королём и его планами?

– Ну, я придумала целый план, – хитро сказала девушка. – Мы запутаем короля.

Она подняла палец вверх.

– Кас, готовься. Во время следующей встречи с королём ты будешь моим щитом. Я буду держаться возле тебя, а ты будешь меня обнимать и оказывать всякие знаки внимания.

Друг выглядел настолько удивлённым, что приоткрыл рот и молча уставился на девушку.

– Зачем?

– Нам нужно потянуть время. Король задумается, правильно ли выбрал кандидатуру. Начнёт сомневаться. А мы в это время сосредоточимся на наших делах.

– Не самый хороший план, – тихо сказал Кас. – Но может сработать.

Лина довольно улыбалась.

– Мальчики, а в вашей стране только вино пьют? Других напитков не предусмотрено?

***

Ангелина Перунова

Утро началось с ослепляющего света из окна и оглушающей головной боли. Я зажмурилась и попыталась спрятаться за подушкой, но это оказалось сложно, поскольку кровати я была не одна. Убрав волосы от лица и медленно приоткрыв один глаз, я попыталась осмотреться. Оказалось, что я лежала поперёк кровати. С одной стороны от меня обнаружился спящий Кассиан, а с другой Фредерик. Я застонала и уронила голову обратно на постель.

– Что это такое? – раздался громкий мужской голос.

– Где что? – буркнула я.

– Я спрашиваю, что здесь происходит? – повторил мужчина.

Я сделала над собой усилие и привстала. Вырез вчерашнего домашнего платья сбился на плечо, а юбка закрутилась вокруг ног, так что платье пришлось поправить. Оба мужчины спали в одежде, и к ней никто не приставал. Это хорошо. Кассиан мило положил руки под подушку, а Фред распластался на животе, будто просто рухнул лицом вниз. Я потёрла глаза рукой, и наконец смогла сфокусироваться на госте. У окна стоял полный мужчина, который был вчера на Совете и в храме. Я не запомнила, как его звали, но это он представлял их в начале заседания.

– Как это понимать? – спросил он.

– Мы напились, – честно призналась я. – И уснули. У вас есть лекарство от головной боли? И от тошноты тоже?

– Больше ничего не нужно? – едко спросил он.

Рядом зашевелились парни. Кассиан что-то пробормотал, затем прямо из воздуха достал маленькую бутылочку из синего стекла и, не глядя, протянул в мою сторону.

– Пей. Станет легче.

Я без раздумий сделала глоток, и головная боль сразу начала отступать.

– Можно и мне тоже? – раздался сдавленный голос Фреда.

Я отдала ему бутылку. В голове постепенно прояснялось, и я начала вспоминать вчерашний вечер или хотя бы его первую половину. Последнее, что я помнила, как к ним заходила леди Мария. Она мне очень нравилась, и я совсем не хотела с ней ругаться. Наверное, лучше перед ней извиниться. Я подняла глаза и увидела, что мужчина всё ещё стоит на месте и смотрит на меня крайне недовольным взглядом. Я вопросительно посмотрела на него, отчего он сжал руки в кулаки.

– Приводите себя в порядок и спускайтесь. Я буду ждать всех троих внизу, – резко сказал он, развернулся и вышел, громко хлопнув дверью.

Я облегченно выдохнула и снова легла на кровать. Кас и Фред вскоре поднялись и разошлись по своим комнатам, пробормотав сонное «доброе утро». Я поймала себя на мысли, что хотела бы провести некоторое время в комнате, желательно не меньше пары суток – никого не видеть, не думать о глобальных проблемах. Но это было бы нечестно. Я заставила себя встать, умыться, уложить волосы и переодеться, а затем с самым доброжелательным настроем спуститься в столовую на первый этаж, где уже накрыли завтрак.

Едва я вошла, как услышала, что их утренний гость нудно отчитывает Фреда. Леди Мария сидела за столом, старательно отводя глаза от этой сцены. Каса не было в комнате.

– Ты понимаешь, что теперь должен на ней жениться? Девушка провела ночь в одной постели с тобой! – кричал он. – Как вообще можно такое допускать? Ты граф, и это неприемлемое поведение…

– Я прошу прощения, – вмешалась я, не желая слушать подобное. – Вы сами вломились в мою спальню, хотя вас никто не звал, и видели, что мы спали одетыми.

Старик покраснел от гнева, его глаза пылали от с трудом сдерживаемой ярости.

– Какое это имеет значение? Ты скомпрометировала себя. Ты обязана немедленно выйти замуж, – сказал он, размахивая руками.

Мужчина смотрел на меня так, будто застал в дешёвом борделе.

– Уважаемый, – я старалась поддерживать голос ровным. – Даже если бы я устроила оргию с этими двумя великолепными мужчинами, и вы вошли в самом разгаре, то я всё равно не была бы вам чем-то обязана. Или кому-то ещё. Я взрослая свободная женщина, Фредерик и Кассиан взрослые свободные мужчины. Мы будем делать то, что посчитаем нужным. Я не гражданка вашей страны, не подданная вашего короля. Ваши требования ко мне не допустимы, и терпеть их я не намерена.

Возможно, я была слишком резка (леди Мария ахнула и побледнела, пока я говорила), но если я сейчас же не установлю чёткие границы, то эти римерийские чиновники совершенно не дадут мне нормально жить. Мне предстоит прожить здесь как минимум год, а если они каждое утро будут вламываться в мою в спальню, то этот год будет тянуться слишком долго.

Глава 21. Прибавление в семействе

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Кассиан Лимер

Я немного задержался, читая сообщения от своих подчинённых, и спустился в гостиную немного позже остальных и остановился в дверях, услышав интересный разговор. Услышав слова Лины про оргию, я едва сдержал смех и весьма впечатлился её фантазией. Хотя я предпочёл бы заполучить Лину для себя одного. Леди Мария, король и теперь Первый министр – все они рассматривали только кандидатуру Фреда. Почему так? Он казался им настолько подходящим мужчиной для Лины? После смерти Луизы я не задумывался о повторной женитьбе, это даже в голову не приходило. Придворные игры вообще всегда были вне зоны моих интересов. Во дворце я старался появляться только в случае острой необходимости. Вчера Лина предложила переключить внимание короля на меня, и это было очень неожиданно. Сейчас я задумался о том, что в принципе это может быть неплохим вариантом. Первый министр пылал от злости, так что я поспешил войти.

– Лорд Серн, приветствую вас. Прошу прощения, что я не поприветствовал вас подобающим образом, – я постарался изобразить улыбку, которую использовал во дворце, затем подошёл к Лине и слегка приобнял, чем привлёк внимание присутствующих. – Как твоя головная боль?

Девушка слабо улыбнулась.

– Так и не прошла до конца. Но я не жалею о вчерашнем вечере, – сказала она, понизив голос.

– Расслабься. Сейчас подлечу тебя.

Я встал позади неё, прижал девушку спиной к себе так, чтобы она откинула голову на моё плечо. Девушка доверчиво прижалась ко мне, и я заключил её в кольцо из своих рук и отпустил магию, позволяя силе свободно течь, восстанавливать её и моё тела до нормального состояния. Магия наполняла нас, отправляя по коже мурашки удовольствия. Такой способ восстановления редко применялся на людях, его считали несколько интимным, но в рамках приличий. Я слегка наклонился к Лине и коснулся губами её волос. Девушка подняла на меня удивлённый взгляд, но не отстранилась.

Министр смотрел на нас с явным гневом.

– Профессор Лимер, почему вы себе позволяете так себя вести с этой девушкой?

– А я разве сделал что-то плохое? – спросил я, приподняв бровь и продолжая обнимать Лину, хотя лечение завершилось.

Оорон Серн разразился долгой тирадой о том, как себя следует вести молодым леди, и что юноши должны держаться от них как можно дальше.

– Почему вас так заботит мой моральный облик? – не выдержала Лина. – Вы мне не друг и не родственник, не вы за меня отвечаете.

– Вот тут ты ошибаешься, девочка, – сердито ответил Серн. – Ирейна была моей дочерью.

Я почувствовал, как Лина напряглась. Если до этого её тело расслабленно прижималось к моему, то сейчас она стала подобна камню. Я выпрямился, отодвинулся, но всё равно продолжил обнимать девушку одной рукой. Прежде я не знал, что у Серна была дочь, вообще ничего не слышал о его семье.

– Почему была? – спросила Лина холодным голосом. – Моя мать жива и здорова. Она живёт на Земле, у неё всё в порядке.

– Твоя мать натворила бед и сбежала в другой мир! – практически прокричал мужчина. – А теперь я вынужден возиться с тобой. Ты будешь делать всё, что тебе говорят, и не будешь позорить моё имя.

Я ожидал чего угодно, но не того, что Лина засмеётся. Искренним, заливистым смехом. Министр поражённо уставился на неё. Его одутловатое лицо исказилось от злости.

– Я даже не знаю, как вас зовут, – ответила она. – Я никак не могу опозорить имя незнакомца, не переживайте.

На этот раз Кас оценил логику.

– Ирейна не рассказывала о своей семье? – спросил мужчина, его голос стал гораздо тише, даже показался несколько подавленным.

Министр побледнел. Как будто запал внутри него закончился.

– Ирина, на Земле она живёт под именем Ирина Фёдоровна Артамонова, по фамилии мужа. Отчество она, видимо, также взяла такое же, как у мужа. Мать никогда не упоминала ни Светану, ни свою семью. Я расспрашивала её и однажды добилась ответа, что она ушла из дома после серьёзного конфликта с отцом. Полагаю, это она вас имела в виду.

Мужчина слегка пошатнулся, к нему тут же поспешила леди Мария и поддержала его.

– Оорон, присядьте, прошу вас. Давайте вы сейчас передохнёте, затем спокойно расскажите нам, что произошло у вас с дочерью.

Женщина подвела министра к дивану и усадила, затем налила ему чай и буквально вложила в руки чашку. Мужчина сделал несколько глотков, к его лицу постепенно возвращался нормальный цвет.

***

Ангелина Перунова

Оорон Серн. Он так и не представился, но я запомнила, как к нему обратились. В новом мире сначала я нашла отца, а теперь ещё и деда. Такого я никак не ожидала. Сейчас мужчина пристально смотрел на меня, останавливая взгляд на руке Каса на моей талии. Конечно, действия Кассиана меня несколько удивили, но его рука так приятно согревала и заряжала спокойствием, что я не хотела отстраняться, несмотря на недовольство гостя.

– Зачем вы пришли сюда, лорд Серн? – спросила я, устав от этого разглядывания.

Мужчина отставил чашку и тяжело встал, выпрямился и надменно посмотрел на меня.

– Я собирался предложить тебе вступить в наш род, принять нашу древнюю и прославленную фамилию. Я собирался предложить тебе своё опекунство. Но я нашёл здесь порочную девчонку, абсолютно не обученную манерам и умеющую только хамить. Я не намерен более здесь задерживаться.

Не знаю почему, но я воспринимала его слова будто со стороны. Я прислушалась к себе, к своим ощущениям. Наверное, если бы не все эмоции вчерашнего дня, похищение и разговор с богом, то слова новообретённого деда могли бы меня обидеть. Наверное, бы я переживала и хотела бы наладить отношения, что-то доказать, исправить… Сейчас же было только глухое чувство разочарования. Этот человек был её биологическим дедом, но это не делало его действительно родным для неё человеком.

– Зато теперь я знаю, почему моя мать так плохо справлялась с обязанностями по моему воспитанию. Похоже, пример у неё был не самый лучший, – сказала я в спину уходящему мужчине.

 Тот на секунду остановился, но не обернулся, и вышел из комнаты. Я вздохнула, затем села за стол.

– Зря ты с ним так сурово, Лина, – обратилась к ней леди Мария. – Он твой дед и очень уважаемый человек. Будучи на твоей стороне, он мог бы оказать тебе существенную поддержку.

Видимо, леди Мария была уверена, что любой здравомыслящий человек всегда и везде ищет выгоду. Я зажмурилась, пытаясь взять себя в руки и успокоиться.

– И ради этого мне нужно было бы выполнить совсем немного условий, да? Выйти замуж за человека, на которого мне укажут. Ходить, куда скажут, и делать, что скажут? Это совсем не сложно, да?

Леди поджала губы.

– Леди Мария, я не ребёнок. Возможно, в вашем мире раньше всё было гладко и в двадцать пять лет люди всё ещё сохраняли наивность и детскую чистоту, но я не из вашего мира. Я давно выросла. Моя мать сделала всё, чтобы ускорить моё взросление. Я живу одна почти десять лет, и я сама принимаю все решения касательно моей жизни.

Мать Фреда посмотрела на меня уже спокойнее. Теперь в её глазах было сопереживание и забота, которые так располагали к ней.

– В вашем мире дети так рано начинают самостоятельную жизнь? – удивилась она.

– Обычно нет, но моя мать не хотела иметь со мной ничего общего или вообще меня видеть. Отчим всегда смотрел только на мать, меня в его мире будто и не было. Так что за свои решения я отвечаю сама. И я сама буду решать, кого допускать в свою жизнь, а кого нет.

Женщина слегка нахмурилась, но я не собиралась ей уступать.

– Насколько я слышала, у лорда Серна был серьёзный конфликт с дочерью, и он очень тяжело его перенёс, – сказала леди Мария. – Тогда его здоровье довольно сильно пошатнулось, а ведь он всего лет на десять старше меня.

– Вы знаете подробности? – спросила я.

– Только по слухам, – леди развела руками. – Оорон договорился с младшим принцем из Сунже, что отдаст за него замуж свою единственную дочь. Король одобрил этот брак, это было очень выгодно и укрепляло отношения двух стран, но девушка воспротивилась. Меня тогда не было в городе, но подруги рассказывали, что на балу Ирейна грубо отказала принцу, нахамила и очень обидела, а вскоре после этого она пропала. Девушку искали всей столицей, а она молча ушла в услужение в храм Деяны. Стала жрицей. Больше я о ней ничего не слышала.

– Значит, мать предпочла уйти в монастырь, чтобы не выходить за нежеланного жениха, – сказала я, медленно проговаривая слова. – И сейчас мой дед решил пойти по опробованному пути и сразу организовать брак для меня. Очень умно с его стороны.

– Не суди слишком строго, – укорила меня леди Мария. – Многие из нас ошибаются, когда дело касается близких, и это происходит из лучших побуждений.

– Леди Мария, он не близкий человек для меня. И если он собирается и дальше общаться подобным образом, то он им не станет.

Я не хотела портить отношения с матерью Фреда, но оставлять этот вопрос открытым было нельзя.

– Леди Мария, – Кассиан прервал затянувшееся молчание. – Я прошу прощения, что вчера мы напились в вашем доме и вели себя недостойно, здесь такое больше не повторится.

– Конечно, дорогой, я принимаю твои извинения.

– Спасибо вам. Сегодня мы отбываем в Королевскую академию, – улыбнулся он широкой улыбкой.

Это прозвучало так, будто они собирались каждый день напиваться вместе, но теперь проделывать это в Королевской академии без бдительного надзора женщины. Я еле сдержала смех.

– Уже? – удивился Фред. – Я думал, что вы задержитесь у нас подольше.

– В академии всё готово. Моя команда подготовила всё, чтобы Лина могла приступать к поиску информации. Нельзя терять время. Для Лины подготовили комнату в преподавательском крыле, безопасность там на высшем уровне, – затем Кас повернулся к леди Марии. – Платья для Лины сегодня будут готовы?

Женщина поджала губы, но кивнула.

– Во второй половине дня должны доставить первую партию. Остальное будут привозить по готовности.

– Хорошо. Тогда остальные вещи они могут высылать сразу в академию.

Кассиан решил все организационные вопросы всего за несколько минут. Мечты об отдыхе были бесплотны, а вот предстоящие поиски вполне реальны. Закончив всё это, Кас извинился и отбыл порталом во дворец, чтобы отчитаться перед королём. Я рассеянно завтракала, пытаясь собраться с мыслями. Возможно, отдых мне всё-таки необходим, нужно обговорить это с Кассианом.

– Я думала, вы останетесь жить здесь, пока решаете свои вопросы, – жаловалась леди Мария. – Лина ещё не оправилась от похищения, а ты тащишь бедную девочку в Академию. Кто там о ней позаботится?

Ответ на этот вопрос поступил из неожиданного источника. В комнату вошёл управляющий Маркус и после приветствия обратился к Фреду.

– Лорд Фредерик, к вам и к леди Ангелине пришли необычные посетители, – сказал он.

– Что в них такого необычного? – спросила леди Мария недовольным голосом.

Маркус смотрел вверх, подбирая слова.

– Лорд, это делегация жрецов, которые пришли сюда, по их словам, чтобы заботиться о леди Ангелине, почитать её и прислуживать ей.

В комнате повисла тишина.

Глава 22. Фанаты или фанатики?

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Фредерик Риосский

– Лорд, я боюсь, что служителей слишком много, чтобы вы могли принять их в доме, – сказал Маркус. – Могу ли я предложить, чтобы вы встретили их в саду?

– Да, конечно, мы так и сделаем.

Я поймал взгляд Лины. Она была удивлена не меньше меня. Лина отказалась тратить время на переодевание, и мы вместе отправились к выходу из дома. На улице меня поразило количество жрецов и жриц, столпившихся возле входа в особняк. В золотых, чёрных, голубых, зелёных и красных балахонах, здесь были представители от жречества всех старших богов Светаны. Больше всего было мужчин в золотых балахонах – жрецов Перуна.

Лина вышла сразу за мной, и едва жрецы увидели её, они опустились на колени прямо на землю. Они кланялись ей, присягали ей. Я отступил в сторону. Мать также вышла на крыльцо, и сейчас стояла позади Лины, прижимая руку ко рту. Все слуги выглядывали в окна, смотря на небывалое зрелище. Похоже, тайна о божественном происхождении Лины вскоре будет раскрыта всей Светане.

– Приветствуем тебя, Ангелина, дочь Перуна, – обратился к ней старший из жрецов.

Лина замялась, но всё же смогла ответить.

– И я приветствую вас, уважаемые. Может, вы встанете?

Жрецы не решались подняться с колен, так что Лина резко выдохнула и пошла их поднимать. Она подходила по очереди к каждому из стоящих на коленях людям, помогала им встать и выпрямиться. Другие, видя такое, тоже вставали и недоумённо смотрели на неё. Лина что-то бормотала под нос, и не остановилась, пока не подняла всех с колен.

– Зачем вы пришли? – спросила она, стоя в окружении жрецов.

– Почтить ангела, явившегося в наш мир. Служить тебе и помогать во всём.

Лина развернулась к жрецу, который взял слово. В этот момент из дома вышел капитан Реннас и его подчинённые. Королевские гвардейцы казались чёрными воронами на фоне разноцветных балахонов жрецов.

– Что здесь происходит? – громко спросил капитан. – Леди Ангелина, почему вы вышли из дома без моего разрешения?

В толпе жрецов раздались недовольные перешёптывания. Несколько жрецов Перуна отделились от остальных и вышли, прикрывая собой Лину.

– Как вы смеете так обращаться к Ангелу? Ангелина – дочь Перуна, которую Великий бог лично признал в своём храме. У вас нет прав как-либо ограничивать её свободу, – чётко ответил один из них.

Гвардейцы вышли вперёд и встали напротив жрецов. Глядя на них, я почувствовал, как внутри поднимается волна гнева.

– Хватит! – я не повышал голос, но меня услышали все. – Вы гости в моём доме, и я не потерплю никаких разборок на глазах леди Ангелины и графини Риосской!

Гвардейцы обернулись на капитана, и тот махнул головой, чтобы они отступили.

– Граф Риосский, меня назначил король для охраны леди, а сейчас она явно нарушила все протоколы безопасности, – сказал Реннас. – Вы считаете, ей безопасно находиться среди жрецов, при том, что именно жрецы хотели убить её всего пару дней назад?

– Да, считаю. Я был в том храме, и я уверен, что эти жрецы не представляют для леди Ангелины никакой опасности.

Капитан поднял подбородок.

– Я доложу королю об этом инциденте, – сказал он.

– Не сомневаюсь.

Я обернулся к Лине. Пришлось поискать её глазами, чтобы заметить в разноцветной толпе. Девушка о чём-то увлечённо разговаривала с молодыми жрецами, прикрывшими её от капитана. Она активно жестикулировала и выглядела очень довольной. Успокоившись на её счёт, я подошёл к матери.

– Я не рассказал тебе всего, извини, – тихо сказал я.

– Ничего, сын, я понимаю. Лина и вправду ангел? Ирейна родила её от Перуна?

– Там всё сложнее, мам, но по факту да. Ей предстоит очень сложный выбор. Я не могу раскрыть тебе подробности. Скажу лишь, что если ничего не выйдет, то Лина может умереть через год.

Леди Мария ахнула.

– Бедная девочка.

Я обнял мать одной рукой. Она слегка дрожала. Я жестком попросил Маркуса принести для неё теплую накидку.

– Мам, ты же поможешь ей адаптироваться здесь?

Мама нежно улыбнулась.

– Конечно, можешь не сомневаться. Я во всём её поддержу.

– Спасибо.

***

Ангелина Перунова

Как ни удивительно, но в окружении жрецов я чувствовала себя в безопасности. Все эти люди искренне служили своим богам. В отличие от Земли, где боги для большинства людей это выдумка, а священнослужители веками использовали религиозные догматы, чтобы получить выгоду для себя, здесь всё было иначе. Местные боги спускались к своей пастве и к служителям, приветствовали и благословляли их, поддерживали в их бедах. Последние четверть века боги не приходили на Светану, и это приводило многих жрецов к отчаянию, что и произошло с верховным. После похищения и попытки убийства верховный жрец был понижен в сане до самого низшего и сейчас был в заточении. Окончательное решение по его дальнейшей судьбе должен был принять король.

– У вас церковь и государство не отделены друг от друга? – удивилась я.

– А как их отделить? Боги такая же часть нашего мира, как и налоги для купцов. Светана принадлежит богам, а мы живём в этом мире и благодарим их за нашу счастливую жизнь, – ответила молодая жрица.

Я не понимала, как можно воспринимать свой мир как собственность каких-то высших существ, но для местных это было реальностью. И я, как дочь одного из высших существ, его посланница в мире, должна была занять соответствующее место в иерархии.

Когда из дома вышли назначенные королём охранники и начали требовать от меня соблюдения определённых правил, я нахмурилась. С одной стороны, мне навязали соглядатаев, которые будут докладывать королю о каждом моём шаге, а также ограничивать мою свободу по своему желанию из ведомых только им соображений безопасности. С другой стороны, меня окружали люди, которые хотели обеспечить помощь, защиту и поддержку. Они ничего не просили взамен. От меня требовалось лишь уважать их веру, и поскольку я уже успела лично познакомиться с местными богами – я уже их уважала и ценила. Перун и Деяна были поразительными. Про других богов Светаны я пока мало знала, но обещала себе в ближайшее время разобраться в этой теме. С моей точки зрения, выбор был довольно прост.

Я подошла к молодому жрецу, который рьяно осадил королевского охранника.

– Как я могу к тебе обращаться?

– Стил, леди.

– Можешь называть меня Лина или Ангелина, как удобно, – улыбнулась я. – На Земле не принято обращение «леди», так что я не привыкла к подобному.

Парень очаровательно покраснел, но не опустил взгляд.

– Как прикажете, ле... Ангелина.                       

– Молодец, – я его похвалила. – Скажи, пожалуйста, ты и другие молодые жрецы имеете какую-то боевую подготовку? Или я ошибаюсь?

Стил удивлённо поднял глаза.

– Конечно, Англелина, – на этот раз он почти не запнулся перед именем. – Перун – покровитель воинов, и в жречестве издревле существует Орден боевых искусств, где жрецов обучают. Если где-то в мире начинается война, то наша обязанность – помогать людям.

– Вы что-то вроде миротворцев? – уточнила я.

– Да. Мы стараемся остановить разрушения и спасти мирных жителей.

– И вы тренируетесь много лет?

Стил кивнул.

– Некоторых мальчиков отдают в Орден с рождения, некоторые приходят уже взрослыми, если решили выбрать для себя такой путь.

– Тебя тоже отдали в Орден с рождения, да?

– Да, ле… Ангелина. Но Орден не клетка, я могу уйти в любое время. Я выбрал для себя путь жреца и счастлив своему выбору.

Я улыбнулась. Услышанное меня порадовало. Во взгляде молодого жреца была искренняя вера. Не фанатизм или вбитые в голову нормы, а спокойная уверенность.

– Наклонись, пожалуйста, – попросила я. Парень был слишком высоким.

Когда он наклонился ниже, я коснулась пальцами его лба, выпуская капельку силы. Люди вокруг нас расступились.

– Я не уверена, что всё сделала именно так, но я почувствовала, что должна сделать именно это, – сказала я, а затем повысила голос. – Благословляю тебя.

На секунду кожа молодого человека засветилась, затем погасла. Я обернулась на замолчавших жрецов, оглядывая их с удивлением. Они не сводили с меня глаз.

– Ангелина, – к ней подошла женщина в синем балахоне. – Теперь у жрецов Перуна есть новый Верховный. Поздравляю тебя, Стил.

Я удивлённо подняла бровь, на что женщина по-доброму улыбнулась.

– Верховный жрец — это не выборная должность. Когда приходит время появиться новому верховному, один из жрецов получает благословение богов.

Я оценивающе посмотрела на Стила. Тот смущённо рассматривал свои руки, которые последними перестали светиться, затем поднял на меня блестящие от непролитых слёз глаза.

– Благодарю вас, Ангелина. Я обещаю с честью служить Перуну и вам.

Он широко улыбался, смущения больше не было. Я смотрела на него и видела человека на своём месте, счастливого в своём служении. Другие жрецы поклонились ему, не скрывая улыбок на лицах.

– Ангелина, я полагаю, что вы уже решили, чем мы можем быть вам полезны, – сказал он.

Я с улыбкой закивала в ответ.

– Именно так.

Глава 23. Что могут короли

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Кассиан Лимер

В приёмной короля было непривычно шумно. Повсюду сновали люди. Было не приятно видеть такую суету в роскошном дворце. Я поморщился, глядя на взъерошенного секретаря. Шейн Кровуд был из семьи обедневших дворян и уже много лет служил секретарём короля, но прежде я его таким не видел. Я поднял левую руку и пробормотал текст очистительного заклинания. Эту технику редко применяли на людях из-за сложности. Пара секунд, и внешний вил Шейна стал идеальным, волосы чистыми, а с одежды исчезли складки.

– Спасибо, лорд Кассиан, – мужчина на мгновение замер, затем благодарно кивнул. – Мы все не спали больше суток. Съехались представители из других стран, послы в ярости. Появление ангела больше не тайна. Удивительно, что жрецов здесь нет. Все ожидали, что они уже наполнят весь дворец к этому времени.

Я сжал зубы. Это очень, очень плохо. Я должен был сам разобраться в ситуации с Линой. Теперь контроль упущен. Во всё будут пытаться влезть чиновники и иностранные делегаты.

– Поведение жрецов сложно предсказать, лорд Шейн. Чего хотят иностранцы?

Шейн устало прикрыл глаза.

– А чего они всегда хотят? Информации, участия, влияния. Ничего не меняется.

– Не пытаются требовать ангела к себе сию секунду?

Мужчина усмехнулся.

– Да кто ж им уступит. Римерия сильна. Однако послы крайне недовольны, что на девушку покушались. Очень тревожатся о её безопасности.

Я понимающе кивнул. Из кабинета короля вышел незнакомый мужчина, и Шейн поторопил меня.

– Поспешите, лорд. Сегодня у короля нет ни единой свободной минуты.

Я коротко поблагодарил его и зашёл в кабинет к Оллиану. Король выглядел утомлённым и весьма раздражённым. Он сидел за столом, перебирая пальцами по деревянной столешнице.

– Как девушка? – спросил он, не тратя время на приветствие.

– Хорошо. Отдохнула, чувствует себя хорошо.

Оллиан отвернулся к окну.

– Её осмотрел лекарь?

– Нет, она отказалась. Сказала, что у неё только несколько синяков.

– Плохо. Лекарь мог снять боль от ушибов. Нужно было настоять на осмотре.

Король был прав, конечно. Я хотел рассказать, что Лина прочитала мысли людей в храме, но в последний момент передумал. Возможно, следует рассказать позже. Сначала я хотел узнать о намерениях короля, который сейчас не скрывал недовольства.

– Я пытаюсь понять, какие у нас перспективы, – обратился к нему король. – Я был преисполнен надежд, когда ты пришёл ко мне и сказал, что к нам явился ангел и что теперь у Светаны есть шанс. Для меня Римерия – это всё. Я живу ради нашей страны, и я не должен оправдываться в своих решениях ни перед кем. Даже перед богами я не буду оправдываться. Мои решения – только мои, и мне жить с ними дальше.

Я опустил взгляд. Я мог подписаться под словами своего правителя.

– Не я организовал похищение Ангелины, но я был в курсе намерений верховного жреца. Я не возражал против его действий, и сознательно включил Мэддокса в охрану девушки.

Он резко замолчал. В кабинете было поразительно тихо.

– Ты что-то хочешь сказать? – Оллиан поднял бровь. – Осуждаешь меня?

Я посмотрел на сидящего за столом мужчину. Под его глазами залегли тени, он явно очень устал. Его лицо было испещрено морщинами, гораздо сильнее, чем обычно бывает у мужчин его возраста.  

– Я не посмею, Ваше величество. Мы все не знаем, как лучше поступить. Могу сказать, что Ангелина не держит на вас зла. По моим наблюдениям, она очень добрая и искренне хочет помочь Светане. Но это только моё субъективное мнение.

Король удивлённо поднял голову.

– Ты так считаешь? Я не уверен, что доброта может распространяться настолько далеко. Знаешь, я готов отдать жизнь за свою страну и свой мир, в любой момент. Но нет, богам нужна жизнь девчонки из другого мира. Моей жизни им недостаточно, – сказал он с горечью. – Ты веришь, что вы найдёте другой способ передать силу Перуну? Возможно ли это в принципе?

– Верю. Мы испробуем всё возможное и невозможное, – ответил я.

Я верил в каждое слово. Я всю жизнь посвятил магии, жил и дышал ей. Магия стала для меня неотъемлемой стихией, как воздух, и я никогда не сомневался в её возможностях. К тому же, боги на их стороне.

– Хорошо. Сейчас Ангелину приведут сюда, я распорядился. Нужно обсудить с ней ряд вопросов.

Меня это удивило.

– Сегодня я планировал перевезти девушку в Академию, представить команде и приступать к работе. Ваше величество, при всём уважении, нам нельзя терять время.

Король хлопнул рукой по столу.

– Не спорь со мной, – рявкнул он, а затем снова продолжил спокойным голосом, – Я и так дал тебе много свободы в этом деле, но теперь о появлении ангела известно всем. Весть о том, что явился сам Перун и признал девушку своей дочерью, разлетелась по миру за считанные часы. Если ты не хочешь войны с Арилеей, Кронесом и Сунже, то не вмешивайся в политику, и лучше поскорее найди способ решить нашу общую проблему.

Я молча поклонился королю.

***

Ангелина Перунова

В гостиную вошёл капитан Реннас. Я сидела в окружении десятка жрецов и заканчивала обсуждать с ними свой план, когда капитан решил вмешаться в их беседу.

– Леди Ангелина, король вызывает вас к себе.

Капитан всем своим видом выражал спешку и недовольство.

– Во сколько его величество хочет её принять? – спросила леди Мария, сидящая в кресле напротив.

– Прямо сейчас.

Женщина тихо ахнула.

– У вас нет причин волноваться, леди. Дворец – самое безопасное место в нашей стране, – сказал капитан холодным голосом.

– Да-да, конечно, – отмахнулась леди Мария. – Но платья Лины ещё не готовы. Конечно, кое-что уже успели сделать, но это не годится для аудиенции у короля. Совершенно не годится.

Она говорила это таким серьёзным тоном, но я не выдержала и засмеялась. Под недоумённым взглядом капитана я встала и поспешила к женщине, чтобы обнять её.

– Спасибо Вам за всё. Правда, спасибо.

Леди смутилась и обняла меня в ответ.

– Капитан, я готова идти, – сказала я, обернувшись.

Мужчина нахмурился и оценивающе оглядел меня с головы до ног. Я посмотрела вниз и проследила за его взглядом. На мне был очень удобный брючный костюм, новый и роскошный. По моей просьбе швея сшила первым именно его. Костюм был из очень качественной и красивой ткани, серой с серебром. На Земле в таком костюме можно было бы пойти куда угодно, даже к президенту, и при этом чувствовать себя удобно. Очень универсальная вещь.

– Вы пойдёте так? Я могу подождать, пока Вы переоденетесь, леди.

– Но я не хочу переодеваться, спасибо, – улыбнулась я. – Леди Мария, передайте мои восторги швеям, которые это сотворили. По-моему, они использовали магию, потому что это волшебно. Костюм потрясающе удобный и смотрится отлично.

Леди заулыбалась, но тут же посерьёзнела.

– Но, дорогая, ты не можешь так идти во дворец, – она всплеснула руками.

– Почему? – нахмурилась я.

Капитан решил ответить сам.

– Потому что во дворце и на всех официальных мероприятиях девушки, особенно незамужние, всегда появляются только в юбках.

Я на секунду прищурилась, затем покачала головой.

– На одной чаше весов мой комфорт, а на другой комфорт кого-то другого. Догадайтесь, что я выберу? К тому же, более подходящей одежды у меня нет.

– Хорошо, леди, я не буду с вами спорить, – капитан поднял руки. – У нас действительно мало времени, так что вы можете пойти в любой одежде.

Лина только кивнула в ответ, будто и не сомневалась в его одобрении.

– Несколько жрецов составят мне компанию, – сказала я, и ко мне подошли четверо парней в золотых балахонах. Остальные жрецы остались сидеть на местах.

Капитан нахмурился.

– Его величество ждёт только вас. Он будет недоволен, если вы нарушите его приказ.

– Так я же не возражаю, можем отправляться прямо сейчас. Только парни пойдут с нами.

Жрецы стояли с серьёзными лицами, без намёка на улыбку. Капитан посмотрел на них, оценил их настрой, а затем резко кивнул.

– Хорошо. Жрецы тоже могут пойти. Сейчас я открою портал.

Я только улыбнулась в ответ. Оказывается, капитан может быть послушным. Не обращая внимания на недовольство капитана, Леди Мария дала мне короткий инструктаж по дворцовому этикету.

– Теперь запоминай. Придворные будут кланяться тебе при знакомстве, ты не кланяйся в ответ. Ты - ангел, твой статус в любом случае выше, чем у них. К королю обращайся «Ваше величество». Королева умерла несколько лет назад. Вероятно, вместе с королём будет старший принц и наследник с женой, к ним обращаться «Ваше высочество». К магам и квалифицированным специалистам принято обращаться «мессир». На будущее я обеспечу тебя литературой по этикету, перешлю тебе вместе с вещами.

Я поблагодарила женщину и ласково с ней попрощалась.

– Я распоряжусь, чтобы одежду для тебя подготовили как можно быстрее, – сказала леди Мария.

Затем я попросила позвать Фреда, который занимался делами в кабинете.

– Мы сейчас отправляемся во дворец. Ты с нами? – спросила я у него.

Капитан Реннас покашлял от удивления, что его мнения даже не спрашивают.

Фредерик задумчиво покачал головой.

– Нет. Я закончу кое-что здесь, а затем уже во дворец. Мне нужно вернуться на работу. Возможно, я смогу помочь тебе и Кассиану со своей стороны. Пока не будем загадывать. Я приеду к вам в Академию, как только смогу.

Я обняла Фреда на прощание. Высокому мужчине пришлось наклониться, чтобы мне было удобнее. За прошедшие дни Фред стал моим другом, хотя мы и не так много общались. В храме мне очень понравилось, как он думает. Чётко и ясно, максимально просто. Фредерик был человеком, не способным на подлость, и я была благодарна, что именно он встретился мне в этом мире. Под удивлённым взглядом капитана, я мягко поцеловала Фреда в щёку, а затем шагнула в портал.

Глава 24. Как переубедить короля

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Кассиан Лимер

Услышав шум из приёмной, я напрягся. Был слышен повышенный голос капитана Реннаса, но отвечали ему тихо. Наконец дверь открылась, и в кабинет короля вошла Лина. Она была одета в брючный костюм светло-фиолетового цвета, почти небесного. Он ей удивительно шёл. Я вспомнил, как ощущалось тепло её тела, когда я обнимал её. На секунду я выпал из реальности и очнулся только когда увидел, что в кабинет Лина вошла не одна.

Четверо жрецов в золотых балахонах встали квадратом вокруг неё. Судя по выправке и движениям, жрецы были из Ордена и явно имели хорошую подготовку. Капитан Реннас сопровождал их с очень недовольным видом. Поклонившись королю, капитан молча встал позади.

– Леди Ангелина, я рад видеть Вас в добром здравии, – приветствовал её король.

Лина удивлённо округлила глаза, но всё же промолчала, а затем изобразила едва заметный поклон.

– Ваше величество, приглашение было несколько неожиданным, – сказала она со слабой улыбкой. – Я не успела подготовиться. Надеюсь, мой костюм никого здесь не смутит.

– Нисколько, – Оллиан развёл руками. – Вы - гостья из другого мира, и теперь это всем известно. Вам позволено гораздо больше, чем всем остальным.

Лина только покачала головой, как будто сомневалась в его словах.

– Вас что-то беспокоит, леди Ангелина?

Король тщательно контролировал эмоции. Его лицо сейчас выражало ту самую степень заинтересованности, которая покоряла многих дипломатов, однако Лина не впечатлилась.

– Ваше величество, я понимаю, что мне не позволят передвигаться без охраны. Я прошу вас отозвать своих людей, которых вы любезно назначили моими охранниками. Теперь мою безопасность будут обеспечивать обученные жрецы.

Король внимательно рассматривал жрецов, затем перевёл взгляд на меня. Словно хотел спросить, знал ли я об этом или нет.

– Может быть, было бы лучше моим гвардейцам и жрецам работать вместе? Для Вас так было бы гораздо лучше.

Улыбка с губ Лины исчезла.

– Один из ваших гвардейцев участвовал в моём похищении. Чёрная форма и вот такое выражение лица, – Лина махнула рукой в сторону Реннаса, – Присутствие ваших гвардейцев мне неприятно.

Оллиан поджал губы.

– Хорошо. На этот раз я Вам уступлю, леди Ангелина, – наконец ответил он. – Но нам с Вами нужно обсудить ещё много вопросов. Весь мир узнал о том, что Вы, леди, дочь Великого Перуна. Мы обязаны представить Вас людям. Сегодня во дворец съехались послы из разных стран, и они требуют знакомства с Вами. Я не могу…

– Ваша светлость, извините, что перебиваю. Могу я присесть поближе, да? Устала как-то.

Король явно удивился и жестом предложил ей устроиться на стуле возле стола. Я с удивлением смотрел, как Лина устраивается поудобнее, затем она повернулась ко мне.

– Кассиан, не мог бы ты подождать снаружи? Мне нужно обсудить кое-что с его величеством наедине.

Жрецов-охранников Лина также попросила выйти. Я нахмурился, дождался кивка от Оллиана и вышел из кабинета.

***

Ангелина Перунова

– Ваше величество, – начала я, когда они остались наедине, и сразу же поморщилась. – Мне сложно привыкнуть к таким обращениям. Давайте вы будете звать меня Линой, а я вас Оллиан. Что скажете?

Мужчина сначала от удивления поднял брови, а затем кивнул.

– Оллиан, в ту ночь в храме я прочла все ваши мысли, – прошептала я, как будто делилась секретом. – Все ваши мысли.

Оллиан резко побледнел.

– Я не…

– Ничего страшного, – я замахала руками. – Не знаю, как бы я поступила на вашем месте. Вот чего я точно никогда не хотела, так это быть правителем. Это слишком большая ответственность.

Я ненадолго замолчала, положила руки на стол и наклонилась вперёд.

– Оллиан, а давайте дружить? – спросила я, сделав умильное выражение лица.

В глазах короля появилась какая-то обречённость, как будто он разговаривал с сумасшедшей, а ведь я сделала ему очень дельное предложение. Дружить. Перестать воевать друг с другом и начать сотрудничать на благо Светаны.

– Как именно вы представляете себе нашу дружбу, Ангелина? – спросил мужчина.

Его внешность очень подходила к должности короля. Широкоплечий, крупный мужчина смотрелся очень внушительно. Побывав у него в голове, я больше его не боялась.

– Со своей стороны я сделаю всё, чтобы попробовать спасти Светану. Думаю, это уже достаточный вклад в нашу дружбу.

– А что требуется от меня? – спросил король, сложив руки на груди.

– Не мешать, – я выпрямилась и смотрела ему прямо в глаза. – Не пытаться убить меня или пристроить замуж, не пытаться контролировать каждый мой шаг. Помогать всем, чем только сможете. Я обнаружила, что могу прочесть текст на любом языке вашего мира, и для начала мне нужен доступ ко всем древним текстам, которые у вас есть. Жрецы обеспечат нас литературой из храмов, но наверняка в ваших закромах найдётся что-то ещё.

Оллиан долго смотрел на меня, а затем усмехнулся.

– Храбрая девочка. Тебе должны были сказать, что я довольно суровый правитель, но всё же ты решилась поступить по-своему.

– Я ни с кем не обсуждала свои планы, – я покачала головой. – Это моя жизнь, и только я несу ответственность за свои решения. Я много лет живу самостоятельно и не намерена от кого-то зависеть.

Мужчина только усмехнулся в ответ.

– Все мы от кого-то зависим. Мы живём в обществе, где всё взаимосвязано. Ты ангел, гостья из другого мира, но в то же время ты красивая женщина, Лина. Ты и сама это понимаешь. Хочешь, я раскрою тебе карты?

Я кивнула и подалась вперёд.

– Сейчас все говорят только о тебе, судя по тем сведениям, которые я получаю, – проговорил он. – Мы не можем объявить всем, что Светана на краю гибели из-за того, что у Перуна украли силу. Это подорвёт основы нашей религии, все основы общества. Возможно, многие поняли бы, но слишком много людей, получивших не очень хорошее образование, или фанатиков, или просто не желающих принять то, что ситуация не зависит от них, и тогда начнутся беспорядки. Мы с трудом поддерживали порядок в последние четверть века. Моя гвардия и армия прикладывают неимоверные усилия, но проблем очень много. Мы не можем допустить паники и анархии.

– Думаете, сказать правду настолько опасно? – спросила я.

– Представь себе, как могут отреагировать люди. Верховный жрец, узнав обо всём, сразу же попытался принести тебя в жертву. Другие люди могут решить, что раз Перун ранен и слаб, то его слово не важно. Тебя могут попробовать убить или похитить. Могут подослать тайного убийцу, которого не смогут вовремя вычислить даже твои жрецы. В мире много сильных магов, которые могут захотеть вмешаться, пусть даже из лучших побуждений, но всё это может привести к колоссальной трате времени.

Король взял стакан воды и быстро выпил, затем продолжил.

– Я не хочу врать моим людям, но у меня нет выбора. Я принял решение, что об истинном положении дел будет знать только узкий круг лиц. У нас сформирован Совет, который занимался проблемой исчезновения магии. Кстати, Кассиан Лимер является членом данного Совета. Также в Совет будут включены представители других стран, которые прибыли сюда. Этих людей мы будем информировать обо всём.

Я внимательно слушала и молчала. Я хотела, чтобы король высказал все свои планы в отношении меня. Он наблюдал за моей реакцией на его слова, так что я слегка кивнула.

– Общественности же будет объявлено то, что они уже услышали. Ты – явившийся нам ангел, дочь Перуна и неизвестной смертной женщины. Личность твоей матери пока раскрывать не будем. И да, меня оповестили, что мой первый министр приходится тебе дедом. Мы объявим, что боги снова явились в наш мир и что теперь у нас есть шанс на спасение. Ты согласна с таким планом?

Лицо короля было спокойным, как будто он наконец-то определился со своими намерениями.

– Да, Оллиан. Я согласна.

Король с довольным видом откинулся на кресле, когда я заговорила снова.

– Но давайте уточним некоторые детали.

Его довольное выражение лица поблекло.

– Во-первых, я не буду подчиняться Совету. Информировать – довольно обтекаемая формулировка.

– А мне ты будешь подчиняться, Ангелина? – спросил король, слегка наклонив голову.

Я с улыбкой покачала головой.

– Оллиан, давайте не будем. У меня всего год, и с каждым днём время уходит. Я не хочу тратить драгоценное время на какие-то выдуманные препятствия, когда здесь слишком много настоящих.

Мужчина смерил меня взглядом, затем медленно кивнул.

– На следующей неделе будет бал в твою честь, – сказал он. – В нашей истории уже были прецеденты появления ангелов, и в древние времена им присваивали титул ненаследного принца или принцессы. Я решил последовать их примеру. Тебе будет дарован титул ненаследной принцессы Римерии. На балу тебя кто-то должен сопровождать, и лучше всего для этого подходит граф Фредерик Риосский.

Я нахмурилась и отодвинулась от стола.

– Что именно тебе не нравится? – спросил Оллин с удивлённым лицом.

– Титул принцессы? Вы меня вообще слышали? Я не хочу тратить время на лишние дела. Мне нужно в Академию, нужно пытаться научиться пользоваться этой магией внутри меня, нужно искать информацию в древних текстах. Нужно жить нормально, а не выступать артисткой на публике.

Я старалась дышать ровно и не повышать голос, но под конец на моих глазах выступили слёзы. Я так хотела, чтобы Оллиан меня услышал. Я мысленно готовилась к этому разговору, очень старалась, но в итоге всё идёт не по плану.

– Ты плачешь потому, что я даю тебе титул и организую для тебя бал?

Мужчина встал из-за стола и медленно подошёл ко мне. Он отодвинул мой стул, подал руку, приглашая подняться со стула, а затем мягко обнял. Я не выдержала и заплакала по-настоящему. Несколько минут король мягко гладил меня по волосам, пока я всхлипывала и заливала слезами его тёмно-синюю рубашку.

– Успокоилась? – спросил он, когда моё дыхание восстановилось.

Я закивала в ответ.

– Тогда садись и продолжим. Я же хочу как лучше для тебя. Наше общество довольно патриархально, а в соседней Сунже про права женщин и слышать не хотят. Я уже объяснил тебе, что мы обязаны тебя представить обществу, чтобы прекратить слухи. Если я представлю тебя как одинокую свободную девушку, то тебя будут добиваться сотни мужчин. Ты слишком перспективная невеста. Титул принцессы оградит тебя от части воздыхателей, но этого недостаточно. Лучше всего сразу объявить, что у тебя уже есть жених. В перспективе ты потратишь меньше времени на этот бал и представление, чем потом будешь отбиваться от нежеланных кавалеров. Они найдут тебя в Академии, это несложно, а твои жрецы не смогут силой выпроваживать всех гостей. У многих из них будут высокие титулы и связи, и они могут усложнить твою жизнь.

Глава 25. Жених и невеста

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Ангелина Перунова

Я вытерла слёзы со щёк платком, который дал Оллиан, затем посмотрела ему в глаза.

– Почему Фредерик? – тихо спросила я.

– Граф молод, богат, его хорошо знают в стране и за её пределами, а ещё он верен короне. Ему будет несложно отвадить от тебя назойливых ухажёров.

Я встала и медленно прошлась по кабинету. Оллиан не отводил от меня взгляд. Я подошла к окну и посмотрела на фиолетовое небо, чтобы напомнить себе, что я больше не в своём мире. Одного взгляда на это небо было достаточно.

– Только не Фред, – наконец сказала я.

– Почему?

 – Я не смогу дать ему большего. Фиктивные отношения – это очень сложно. Мы будем вынуждены сблизиться, а я не готова к этому.

Я прислонилась спиной к стене, и смотрела на короля.

– Тогда кто?

– Кассиан, – медленно ответила я, будто перекатывая имя на языке.

Имя удивительно подходило этому мужчине.

– А ему ты сможешь дать большее? – усмехнулся король.

Я пожала плечами.

– Кто знает? Если и так, то мы двое друг друга стоим.

Оллиан только покачал головой.

– Кассиан Лимер сильнейший маг в своём поколении, и его очень уважают, но он через многое прошёл, и это наложило свой отпечаток. Ты уверена, что он окажет тебе нужную поддержку?

Подумав, я медленно кивнула. Я не была уверена в его реакции, но он был действительно хорошим человеком, и на его поддержку я точно могла рассчитывать.

– Да.

– Лучше бы выбрала Фредерика, – усмехнулся король. – Его мать, вот воистину великая женщина, помогала бы тебе во всём.

Удивлённо подняв бровь, я заулыбалась.

– Я передам леди Марии, что вы о ней высокого мнения, – улыбнулась я, и, к своему удивлению, заметила некоторое смущение на лице короля.

– Ладно. Нужно позвать твоего избранника и рассказать ему о предстоящей роли.

Я прикусила губу, ожидая реакции Кассиана на решение короля.

***

Кассиан Лимер

– Лорд Кассиан, король просит вас зайти, – сказал секретарь, оторвавшись от работы за столом.

Войдя в кабинет, я резко замер. Немного заплаканная Лина стояла позади кресла короля, опираясь на него локтями, а сам король сидел в одном из гостевых кресел. Девушка о чём-то рассказывала, а король смеялся. Я попробовал вспомнить, когда видел Оллиана смеющимся, но не смог.

– Проходи, присаживайся, – король указал на кресло рядом.

Он смотрел на Лину с таким теплом, что это было удивительно.

– Кассиан, я убеждён, что для защиты Ангелине нужно выйти замуж.

Мои руки непроизвольно напряглись, глаза сузились.

– Я смог донести до Ангелины всю сложность положения, – продолжил он после паузы. – Мы пришли к компромиссу, что на данный момент достаточно будет присутствия в её жизни жениха. Жених должен будет представить Лину обществу и оградить от лишнего внимания, а также контролировать вопросы по обеспечению её безопасности.

Я пристально посмотрел на Лину. Девушка со слабой улыбкой смотрела на меня и при этом выглядела немного виноватой.

– Я считаю, что ты – идеальная кандидатура для этого, – король говорил совершенно серьёзно. – Так ты сможешь держать всю ситуацию под контролем.

Я почувствовал, как сердце заколотилось в груди. Я ожидал чего угодно, только не такого исхода. Лина говорила, что король хочет её выдать замуж, но за Фреда. Да, я согласился с планом Лины прикрыть её, отвлечь внимание от Фредерика, но не так кардинально. Что эта девчонка сказала королю, что он теперь готов чуть ли не есть с её рук? Что ещё она задумала? В голове было слишком много вопросов.

– Ваше величество, я не уверен…

– Я уверен, Кассиан, – резко сказал Оллиан без намёка на улыбку. – У меня полдворца послов, и все мужчины. Ни одной женщины не прислали! Видимо, решили ей предоставить выбор побольше. Или, может, подумали, что нашему ангелу целый гарем нужен?

Оллиан повернулся к Лине.

– Что выбираешь? Кассиана в женихи или толпу мужчин, желающих до тебя добраться? – спросил он.

– Кассиана в женихи, – устало повторила Лина. – Оллиан, я всё поняла, но мы с вами договорились. Представите меня Совету, потом бал, и на этом всё. Я буду жить на территории академии и заниматься своими делами.

Прежде я никогда не слышал, чтобы с королём так разговаривали. Даже его собственные дети на людях не перечили ему.

– Договорились. Кассиан, ты всё понял? – тон короля не терпел возражений.

– Да, Ваше величество. Я обеспечу безопасность леди Ангелины.

Оллиан усмехнулся.

– С сегодняшнего дня она твоя невеста. Можешь звать её по имени. На балу ей будет присвоен титул ненаследной принцессы, так что позаботься о достойном жилье для леди. Совет через два часа. У вас есть время немного отдохнуть до начала.

Я молча подошёл к Лине и предложил опереться на свою руку. Девушка мягко взяла меня под руку. Попрощавшись с королём, они вышли из кабинета. Я хотел поскорее покинуть дворец, но пришлось подстраиваться под медленные шаги Лины. Встречные удивлённо смотрели на одетую в брючный костюм девушку. Во дворце этикет соблюдался строго, и женщины всегда носили здесь только юбки, и теперь девушка своим видом привлекала ненужное внимание. Чтобы ускориться, я решил не идти в портальный зал и уйти порталом с улицы. Едва оказавшись за территорией здания, я открыл портал и показал на него Лине.

– Поспеши.

Лина покачала головой.

– Сначала Зод и Сейм. Мы с ребятами обговорили порядок моей охраны, и в портал сперва идут они двое, затем я, а после Крис и Райли.

Я удивлённо оглянулся на мужчин в жреческих балахонах. Если они будут повсюду ходить за Линой, лучше бы им сменить одежду.

– Хорошо, пусть идут.

Лина на этот раз вошла в портал без опаски. Видимо, уже привыкла. Я перенёс их в свой кабинет в академии, затем попросил жрецов подождать за дверью. Усадив Лину на диван у стены, я сел на стул и минуту смотрел на неё, прежде чем начать разговор.

– Зачем тебе я? Объясни мне, пожалуйста, – наконец спросил я.

Лина непонимающе смотрела на меня.  

– Когда ты попросила прикрыть тебя от брачных планов короля, я подумал, что это логично. Кроме Фреда из мужчин подходящего возраста ты знаешь только меня, так что это было мне понятно. Но теперь я не понимаю ничего. Зачем король приказал мне изображать твоего жениха?

Лина слегка пожала плечами.

– Оллиан очень хорошо умеет вести переговоры. Думаю, для того чтобы меня не увезли в другую страну. Оллиану недостаточно просто спасти мир. Ему нужно, чтобы при этом не пострадала Римерия. Если в других странах узнают, что римерийка провела ритуал и украла силу Перуна, что именно с Римерии начались все беды Светаны, то это неизбежно приведёт к войне. А если я смогу всё исправить, то Оллиан и Римерия будут победителями. Весь мир будет благодарен Римерии, что станет гарантом мира на долгие годы.

Подумав, я признал правоту её слов. Я тоже не хотел, чтобы моя страна пострадала от ужасов войны, но всё же такого ответа мне показалось недостаточно.

– Зачем это лично тебе?

Девушка слегка наклонила голову.

– Я подумала, что Оллиан прав. Если я не хочу тратить время и силы на ненужное общение, то мне нужен щит. Знаешь, может, это прозвучит не очень приятно, но щит из тебя получится отличный. Своим сердитым лицом ты распугаешь всех, кто захочет ко мне приблизиться. К тому же, тебе нет дела до титула. Когда я стану принцессой, моего жениха наверняка будут обвинять в стяжательстве, а твоя репутация известна всем. Да и в другую страну я не хочу уезжать. Всё началось именно в Римерии, здесь жила моя мать.

Я смотрел на Лину и представлял, как сжимаю её. Я хотел заставить её сказать правду, вытащить из неё всё, что только смогу. Вместо этого я медленно прошёлся по кабинету, а затем сел рядом с ней.

– Значит, ты решила, что я буду твоим щитом?

 Лина кивнула.

– Оллиан предлагал кандидатуру Фредерика?

Снова кивок.

– Хорошо. Я помогу тебе. Только ты будешь делать всё так, как я скажу. Не спорь со мной.

Я смотрел на девушку, ожидая её согласия, но она только невинно улыбнулась в ответ. И я сам же первым не выдержал молчания.

– Расскажи мне, как ты обзавелась охраной из Ордена, а затем я покажу твоё новое жилище.

Глава 26. Академия магии и не только

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Ангелина Перунова

Академия поразила меня своим масштабом. Это был целый университетский городок, с несколькими общежитиями для студентов и преподавателей, корпусами для разных факультетов. Территория академии была великолепно ухоженной и походила на роскошный парк. Само общежития было действительно старым, но оно было в совершенно идеальном состоянии. Когда Кассиан упомянул комнату в преподавательском крыле, я ожидала чего-то скромного, и в итоге была очень удивлена. Кас привёл меня в просторные двухкомнатные апартаменты с видом на внутренний двор академии. В гостиной были красивый камин, большой мягкий диван и стол. В спальне обнаружились широкая двуспальная кровать, пара шкафов и столик с зеркалом. Также к апартаментам примыкали ванная и туалет. Всё было полностью готово к моему заселению. Охранникам выделили соседнюю комнату, в которую обещали поставить дополнительные кровати.

– У вас все преподаватели живут в таких условиях? – подозрительно спросила я.

– Нет, не все, – усмехнулся Кас. – Условия у всех нормальные, но мы хотели предоставить тебе комфортное место для жизни. К тому же сейчас половина комнат пустые. Понравилось?

– Да, очень понравилось. Спасибо.

Кассиан держался от меня на расстоянии. Не то чтобы я ждала какой-то близости, но всё же эта мысль иногда проскальзывала.

Леди Мария собрала для меня множество вещей, и всё это доставили сюда ещё до моего прихода. Мне ещё предстояло разобрать всё и разложить по местам. Женщина не хотела отпускать меня жить в академию и уговаривала, чтобы я возвращалась ночевать в особняк. Я была очень благодарна ей, но мысль о том, чтобы дважды в день ходить порталами в академию и обратно была слишком пугающей. Конечно, Кассиан очень уверенно их открывал, как будто это было чем-то привычным, но я к подобному не привыкла. К тому же, сейчас на первом месте должно быть дело, а женщина уже несколько раз намекала ей на перспективы удачного замужества, расхваливая Фредерика. Она расстроится из-за моей фиктивной помолвки с Касом. Мне будет проще жить на территории академии, но я точно буду скучать по этой потрясающей женщине.

– До заседания Совета осталось мало времени. Сейчас я принесу нам поесть, а затем тебе лучше переодеться.

– Тебе не понравился костюм? – спросила я, поднимая руки и оглядывая себя.

Кассиан коротко посмотрел на меня и слегка пожал плечами.

– Мне без разницы. Просто есть определённые стандарты одежды для встреч такого уровня. Можешь хоть мешок на себя натянуть, но тогда не удивляйся, если с тобой будут разговаривать как с отсталой.

Я закатила глаза.

– Хорошо, я надену платье, если ты так настаиваешь. Надеюсь, платья доставили вместе с вещами.

– Я не настаивал, – сказал он с выражением скуки.

Пока Кассиан ходил за едой, я успела посмотреть новые платья и определиться с одеждой для Совета.

– Не рассчитывай, что я буду доставлять тебе еду каждый день, – сказал Кас, вернувшись с подносом, на котором стояли две тарелки с аппетитным содержимым. – В академии есть столовая, где кормят сотрудников, и неподалёку есть несколько кафе.

Я нахмурилась. Ещё даже не покормили, и попрекают едой заранее.

– Почему мы сейчас не пошли в столовую?

– Мало времени.

Как будто я в этом виновата. Впрочем, еда пахла слишком хорошо, чтобы думать от неё отказаться. Кассиан сел за стол и придвинул ко мне тарелку с большим куском мяса, неизвестной отварной крупой и салатом и молча начал есть. Я с опаской попробовала крупу, но оказалось, что это была всего лишь местная разновидность гречки. Во время обеда мы не разговаривали. Я пару раз ловила на себе взгляды Каса, но он сразу отводил взгляд. Отставив тарелку, я пересела на кресло и на секунду закрыла глаза.

– Ты устала?

Голос Кассиана был злым. Как будто его раздражала мысль, что я могу устать.

– Немного перенервничала. Не думала, что разговор с Оллианом вызовет у меня столько эмоций, – ответила я, не открывая глаз.

– Расскажи мне всё, – сказал Кассиан.

– Всё… Ты знал, что скорость света равна трём на десять в восьмой степени метров в секунду? – я решительно открыла глаза и села ровно.

Кассиан смотрел на меня с сердитым лицом.

– Знал. У нас тоже изучают физику.

– Отлично, – я скривила губы. – А химию? Заряд ядра атома углерода?

Мужчина нахмурился.

– Химия у нас завязана на магии, другой понятийный аппарат, – сказал он. – Я хотел поговорить не об этом. Откуда взялась твоя охрана?

Я заставила себя успокоиться и говорить нормально.

– Благодаря моей силе, о которой я по-прежнему слишком мало знаю, у жрецов Перуна появился новый Верховный жрец. Его имя Стил, – ответила я. – Сегодня жрецы нашли меня в доме Фреда и предложили свою помощь и поддержку.

– И ты сразу согласилась? Похищение тебя вообще ничему не научило? – спросил он язвительным тоном.

Я только поморщилась.

– Я с благодарностью приняла их помощь именно потому, что похищение и последующие события меня многому научили. В любом случае, мои решения тебя не касаются.

Кассиан хмуро смотрел исподлобья. Отставив свою тарелку, он выпрямился и строго посмотрел на меня.

– Теперь все твои решения касаются меня. От тебя зависит, смогу ли я выполнить обещание, данное моим умершим жене и матери. В твоих руках судьба целого мира, а ты недостаточно серьёзно к этому относишься. Ты должна делать то, что тебе говорят, и тогда я найду решение. Не нужно тратить моё время на ерунду.

Я не сдержала горький смешок.

– Ерунду? Вроде как объявить тебя моим женихом, да? А почему ты не предъявил претензии Оллиану?

Мужчина промолчал.

– Кассиан, выслушай меня, пожалуйста. Я не буду выполнять твои приказы. В данной ситуации все мы находимся в равном положении: никто из нас не знает, как спасти Светану. У меня есть сила, которой я не умею нормально управлять. У тебя есть знания о магии, которые оказались бесполезными для восстановления Купола. Мы не на войне, и ты не мой командир, так что не жди от меня подчинения. Если ты не хочешь всех этих сложностей с показными отношениями, то я скажу Оллиану, чтобы он подобрал другие кандидатуры. Я уверена, что в этой стране достаточно мужчин, готовых сыграть роль мнимого жениха, и не трепать мне нервы при этом.

Руки Кассиана сжались в кулаки, он медленно развернулся и направился к выходу из комнаты. В дверях он остановился и обернулся.

– Будь готова через полчаса, иначе мы опоздаем на Совет.

Я кивнула в ответ, и Кассиан вышел из комнаты.

Глава 27. Заседание Совета

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Кассиан Лимер

Я придержал дверь, пропуская Лину вперёд. Совет проводили в большом зале, изначально предназначенном для приёма послов. Советники сидели по внешней стороне длинного П-образного стола. Кассиан пробежался взглядом по знакомым лицам мужчин и женщин. Здесь были жрецы из храмов, сильные маги и известные профессора – всего около тридцати человек. Король сидел по центру; принцев на совет не приглашали. Зато, к его удивлению, на заседании присутствовало несколько иностранцев, которых он не знал. Также на заседание пригласили Фреда, и сейчас друг с серьёзным видом сидел за столом слева. Я провёл Лину в центр зала. Девушку сопровождали двое жрецов-охранников, и король разрешил им присутствовать на заседании.

Оорон Серн призвал собравшихся к вниманию и предоставил мне слово.

– Приветствую всех присутствующих, – начал я. – Позвольте представить вам Ангелину Перунову, гостью из другого мира.

Люди начали шептаться, и король резко шикнул, призывая всех к тишине. Лина выглядела немного напуганной.

– Пять дней назад девушка перенеслась к нам из мира под названием Земля. Мы выяснили, что Ангелина Перунова является обладательницей божественной магии. Девушка является ангелом: великий бог Перун признал себя её отцом, а матерью является смертная женщина.

В зале начались разговоры. На этот раз люди не шептали. Они громко переговаривались, жестикулировали и что-то обсуждали. Я дал им немного времени, затем заговорил снова.

– Девушка владеет магией? – спросил пожилой профессор Кревиан, когда-то он преподавал мне историю магии.

Я заметил, как Лина поморщилась, когда о ней заговорили в третьем лице.

– Ангелина Перунова обладает силой повелевать молниями. В её родном мире магии нет совсем, так что сила девушки проявилась только с приходом на Светану. Ангелина неопытна и нуждается в обучении основам владения магии, которое будет ей предоставлено на высочайшем уровне.

***

Ангелина Перунова

Все эти люди смотрели на меня, как на диковину в зоопарке. Кассиан, когда забывал о своём обычном высокомерии, смотрел на меня с восхищением, с какой-то потаённой надеждой, а в глазах этих незнакомцев была приличная доля скепсиса и удивления, у некоторых даже злость. Пожилая женщина за правым столом жестом привлекла внимание и заговорила:

– Ангелина, мы рады вас приветствовать на Светане. Позвольте представиться, я профессор Шерия Доунс. К сожалению, информацию о вашем появлении решили скрыть от общественности, и поэтому мы были вынуждены довольствоваться слухами. Скажите, это правда, что вас похищали и пытались убить? И что королевский гвардеец был замешан в вашем похищении?

Советники ждали моего ответа. Некоторые из собравшихся с нескрываемой злостью смотрели на короля, что казалось мне странным.

– Я сама удивлена, что говорю это, но я рада быть здесь, – я старалась говорить чётко и не спешить, но опыта подобных выступлений у меня не было. – С момента моего прибытия на Светану я столкнулась с рядом трудностей, и да, меня похищали, однако мой отец, великий бог Перун, вмешался в нужный момент и не дал причинить мне вред.

– Кто виноват в вашем похищении? – спросил молодой мужчина с заметным акцентом.

– Инициатором был бывший верховный жрец Перуна. Он уже понёс наказание.

– А гвардеец и остальные участники похищения? – настаивал мужчина.

Поскольку я не знала ответа, то посмотрела на короля, и он взял слово.

– Все виновные понесли наказание согласно законам Римерии, – ответил он строгим голосом.

– Они ещё живы?

– Да, они живы.

Мужчина откинул тёмные волосы назад и усмехнулся.

– Выходит, они не понесли наказание. За покушение на ангела они должны быть приговорены к смерти.

Я с трудом сдержала желание осадить его. Мужчина явно обладал властью и ресурсами, чтобы потенциально испортить мою жизнь.

– Прошу прощения, – произнесла я, глядя на него. – Как я могу к вам обращаться?

Мужчина удивился вопросу. Возможно, его впервые спрашивали о такой простой вещи.

– Я принц Арасто, наследник короля Сунже. Вы, Ангелина, можете обращаться ко мне просто по имени, мне будет очень приятно, – он изобразил очаровательную улыбку.

Вот только я не верила его показному очарованию.

– Арасто, я прошу вас о снисхождении к моим похитителям. Их намерения были благими. Они совершили ошибку, но я простила их. Я крайне огорчусь, если вы будете настаивать на казни этих людей.

Мужчина развёл руками и покорно кивнул.

– Воистину, ваша доброта божественна. Ангелина, но кто же защитит вас в нашем мире?

Я расправила плечи, затем улыбнулась и вытянула вперёд руку. На раскрытой ладони сверкали голубые молнии, яркие, почти ослепляющие.

– Я не так беззащитна, как выгляжу.

Неожиданно, я почувствовала руку на своей талии и резко обернулась. Кассиан подошёл ближе и прижал меня к своему боку.

 – Кроме того, сегодня я сделал Ангелине предложение о замужестве, и она его приняла. Мы не хотели спешить с объявлением, но раз уж подняли вопрос безопасности, то теперь о благополучии Ангелины позабочусь я.

Я удивлённо посмотрела на Кассиана, но он с широкой улыбкой смотрел вперёд. В свете прошедшего разговора мне было чему удивляться. Я была уверена, что он захочет отстраниться от меня, но вместо этого он сам поспешил поделиться новостью и окончательно утвердил свою кандидатуру на роль «жениха».

Кассиан медленно отпустил меня, проведя рукой по спине, и я вернулась к реальности. Принц Арасто смотрел на Кассиана прищуренными глазами, не скрывая злости. Некоторые советники тоже выглядели раздражёнными или злыми, а некоторые с одобрением смотрели на меня и Каса. Один пожилой мужчина даже встал из-за стола, чтобы поздравить Кассиана лично и обнять его. Ко мне он подойти не решился, но явно очень хотел обнять и меня тоже.

Когда суета закончилась, король снова призвал всех к тишине, и Кассиан продолжил говорить.

– Вы сможете задать остальные вопросы позже, а сейчас я хотел бы перейти к главному. Великие боги Перун и Деяна явились людям впервые за четверть века. Теперь мы знаем причину того, что наши дети умирают и магия уходит из мира.

На этот раз в зале повисла тишина. Казалось, что люди даже дышать перестали.

– Все вы знаете легенду, что Светану защищает божественный Купол, – глубокий голос Кассиана гулко отражался от стен. – Он, как щит, хранит наш мир от неизведанных страшных созданий. Великая Деяна подтвердила, что легенда правдива.

Кассиан дал людям немного времени осмыслить услышанное и продолжил.

– Боги сказали, что древний Демон много лет пытался пробить Купол, и в какой-то момент ему это удалось. В результате происков Демона пострадал Перун. Бог лишился части своей силы, и он не может закрыть брешь в Куполе. Все силы других богов были направлены на поддержание Купола и защиту нашего мира, поэтому они столько лет не являлись на наш зов. Через брешь уходит магия, так необходимая Светане.

– Что мы можем сделать, чтобы исправить это? Сможем ли мы вообще повлиять на дела богов? – спросил старик в чёрном камзоле.

На этот раз Кассиан помедлил, прежде чем ответить. Он явно планировал речь вместе с королём, но всё же это было сложно.

– Перун и Деяна сказали, что у нас есть способы спасти Светану. Скажу вам сразу: они дали понять, что способов несколько. Первым из них является добровольная жертва. Если Ангелина добровольно отдаст свою жизнь, то её сила поможет богам закрыть брешь и навсегда победить Демона.

В зале раздались возмущённые голоса.

– Я надеюсь, вы не рассматриваете это как основной вариант, – с раздражением сказала профессор Доунс. Женщина не скрывала своих эмоций. – Мы не вправе просить Ангела, явившегося в наш мир, умирать ради нас.

– Это не основной вариант. Сейчас мы ищем любую информацию о способах подпитать Купол силой. Если у кого-то из вас есть какие-либо сведения, легенды, семейные дневники, то я прошу вас поделиться информацией, это может быть крайне важным.

– То есть пока решения у вас нет, – протянул принц Арасто. – Добровольно отданная жизнь против благополучия мира. Интересный у вас выбор, Ангелина.

Я хотела только одного – закончить это собрание и скорее уйти.

– Есть ещё кое-что, – раздался голос Фредерика. От удивления я распахнула глаза и повернулась к нему. – Граф Фредерик Риосский, я впервые участвую в Совете, но позвольте мне сказать. Я присутствовал в храме, когда Великая Деяна явилась Ангелине. Богиня сказала одну фразу: «Любовь может изменить что угодно». Великие боги не говорили, что смерть единственный выход. Мы сами должны найти способ спасти наш мир. На этот раз не мы должны положиться на богов, а они на нас. Боги ждут нашей помощи и конкретных действий, а не только молитв.

Король Оллиан посмотрел на Фреда со слабой улыбкой.

– Граф, вы хотите сказать, что для спасения Светаны нам нужна любовь?

– Да, Ваше величество. Как бы наивно это ни звучало.

Советники только качали головами, ничего не отвечая. Для них эта идея была слишком наивной и простой.

Глава 28. Пора учиться

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Ангелина Перунова

Пока я шла за Кассианом по территории учебного корпуса, безуспешно пытаясь подстроиться под его быстрый шаг, по коридорам разносилось звонкое эхо. Прежде эти коридоры и аудитории были заполнены молодыми студентами-магами, а сейчас здания стояли полупустыми, лишь отдельные исследовательские группы занимали часть помещений. В корпусах немагических факультетов занятия шли по-прежнему, но в те здания мне было не нужно. Со вчерашнего дня я так и не поговорила с Кассианом. После Совета он молча проводил меня до комнаты, куда позже принесли ужин, а утром мужчина едва сказал пару слов, прежде чем повести меня знакомиться с исследовательской группой, которую он возглавлял. Он избегал даже смотреть на меня.

– Светлого дня, – сказал Кас, когда мы вошли в большую аудиторию в восточном крыле. – Лина, знакомься, это моя команда.

Там, за столами с разбросанными книгами и кучей бумаг, сидели и о чём-то рьяно спорили пять человек: трое мужчин и две женщины. При нашем появлении они резко замолчали.

– Перед вами Ангелина Перунова, ангел с божественной силой, признанная дочь Перуна и непризнанная внучка первого министра, а также моя невеста.

На лицах людей было потрясающее выражение изумления. Вместо вежливого участия, обычного для знакомства, они широко улыбались и переглядывались друг с другом.

– Лина, это Владис и Эмбер, они мои аспиранты. Несмотря на юный возраст, они очень талантливые ребята, одни из самых сильных в поколении. Андрей, Джадд и Энни преподаватели. Андрей специалист в теории магии, Энни в теологии, а Джадд у нас универсал, и больше по практической части. Все имеют допуск ко всем книгохранилищам страны. Тебе, кстати, оформили допуск самого высокого уровня. Прежде жрецы не давали нам доступа к некоторым церковным книгам, но теперь они обещали сотрудничать.

Я кивнула, выражая свою готовность к работе.

– Она красивая, – громко прошептал Андрей Джадду. – Я думал, что Кас преувеличивает. Когда, интересно, он успел её охмурить?

Джадд усмехнулся в ответ и пожал плечами.

– Мы тебя слышим, Андрей, – недовольно проговорил Кас и поджал губы.

– Ничего страшного, – улыбнулся мужчина в ответ.

Дверь позади нас открылась, и вошли мои охранники. Признаюсь, четверо мужчин в жреческих рясах и нагруженных книгами смотрелись довольно забавно. Когда они осторожно поставили книги на стол, Райли укоризненно посмотрел на меня.

– Ангелина, я прошу вас не уходить без охраны. Мы могли доставить книги позже, спешки не было.

Я виновато сморщила нос. Просто мне очень хотелось ускорить события.

– Это… Я не верю своим глазам… Вы принесли это нам? – Андрей встал со своего стула и кружил вокруг стола с книгами, размахивая руками. К нему подошли остальные.

– «Сила Богов» в трёх томах, это правда она? Я мечтал о ней годами! – застонал он.

– «История Светаны со дня зарождения мира», летописи первых людей, – Энни протянула руку к книге и остановилась, будто боялась дотронуться.

– Здесь всё, чего мы так хотели! – Андрей начал пританцовывать вокруг стола. – Даже «Природа света», я не верю своим глазам.

– Как вы добились этого? – спросил Джадд серьёзным тоном.

– Жрецы готовы во всём помогать Ангелине, – сказал Кассиан. – Они согласились дать доступ к любым книгам и артефактам, если это может помочь. Не буду вас учить, как обращаться с этими книгами, сами всё знаете.

Наконец, Энни решилась и взяла книгу со стола. Жрецы улыбались, глядя на её осторожные движения. Как будто она опасалась, что книгу отберут в последний момент.

– Пока это все книги, что могут вам помочь, – сказал Райли. – Верховный продолжит искать в архивах храмов. Возможно, будет что-то ещё.

– Спасибо вам, ребята. И передайте Стилу, что я благодарю его за помощь, – сказала я.

Энни и Андрей уже пропали для общества, аспиранты ещё кружили вокруг стола, а Джадд подошёл ко мне и Кассиану.

– Ангелина, ты планируешь читать с нами старые книги, или есть что-то ещё? – спросил он низком голосом.

Хороший вопрос.

– Я полагаю, что за эти годы старые книги вами изучены целиком, но надеюсь, в храмовых книгах найдётся что-то полезное. Конечно, прочесть вы их можете и без меня, но я бы хотела участвовать.

Джадд только кивнул.

– Мне нужно учиться, – продолжила я. – Мне нужно узнать всё о природе магии и о способах её передачи. Также нужны сведения о природе человеческой души. Ещё о силе Перуна и вообще о богах в этом мире. И о Демоне, если он где-то упомянут.

– Это не всё, я полагаю? – мужчина слегка усмехнулся.

– Да. Перун сказал, что бесполезно пытаться овладеть этой силой, но я бы хотела попробовать. Возможно, я смогу что-то сделать, если научусь пользоваться силой Перуна. Мне нужно начать тренироваться и сделать так, чтобы мои тренировки были максимально безопасными.

– Для тебя? – скептически поднял бровь мужчина.

– Нет. Для окружающих, – я криво улыбнулась. – Деяна утверждала, что эта сила как ядерная бомба. Это оружие из моего мира. Взрыв такой бомбы убивает всё живое на очень большой площади.

Мужчина сразу посерьёзнел.

– Мне нужно место для тренировок, где я никому не наврежу, а ещё хороший учитель, который решится со мной заниматься.

– Хорошо. Мы всё предоставим. Учить тебя буду я сам, – сказал Джадд. – Кассиан, прости, со своей невестой ты будешь слишком мягким.

Кассиан хмуро кивнул. Я пожала плечами, удивляясь такой характеристике, но не стала спорить с мужчиной.

***

Фредерик Риосский

Когда король предложил мне место в Совете, сначала я был польщён. Клятвы, которую с меня взял Кассиан, было достаточно для допуска к данной информации. От Совета я ожидал чего угодно, только не пустых разговоров и бесполезных повторов информации. Конечно, появление Лины и речь Кассиана ошеломила советников, я понимал и был готов к этому. Однако после ухода этой парочки заседание продлилось больше шести часов, большая часть из которых была потрачена, по моему мнению, впустую. Советники не решили ничего. У них не было дополнительной информации к уже имеющейся ранее, не было новых идей. Советники обсуждали Лину, обсуждали брешь в Куполе и богов. Некоторые из них были очень недовольны, что ангел слишком поспешила с выбором жениха, и хотели представить ей других мужчин, пока она не связала себя браком с обычным магом. Другие обсуждали, что из данной информации можно раскрыть общественности, а что должно быть строго засекречено. Я слушал их и поражался, с какой готовностью они готовы искажать информацию, лишь бы это выгодно смотрелось. Потерев руками уставшие глаза, я отошёл к стоящему у стены столику с закусками, и взял бокал с тоником. Сладкий напиток с толикой магии послал по телу бодрящую волну мурашек. Взяв второй стакан, я прошёл направо вдоль стены, где у окна стоял принц Арасто.

– Здравствуй, старый друг, – сказал я, протягивая бокал с тоником. – Или мне нужно обращаться по титулу?

Арасто сузил глаза, а затем усмехнулся и взял бокал.

– Я скучал, Фредди. Сколько лет мы не виделись? – спросил принц.

 – Больше тридцати, – было грустно об этом думать. – Слишком долго.

Принц провёл рукой по лбу, убирая волосы.

– Как поживает леди Мария? – улыбнулся Арасто. – Она всё так же неподражаема и прекрасна?

Я с улыбкой покачал головой. Когда они с Арасто были детьми, мой отец был дипломатом. Мы прожили в Сунже около пятнадцати лет. Принц был моим ровесником, а отец Арасто благоволил графу Эддарду Риосскому. Мальчишками мы проводили вместе много времени. Со временем даже их учёбу скорректировали так, чтобы некоторые занятия у них проходили вдвоём.

– Думаю, мама всегда будет такой.

– Надеюсь, что увижу её, пока буду гостить во дворце, – сказал Арасто с долей грусти в голосе.

– Она будет счастлива с тобой встретиться, – ответил я, а затем понизил голос. – Знаешь, когда появилась Ангелина, я хотел связаться с тобой, но Кассиан был против. Всё же ты принц другой страны, и король в любом случае не позволил бы нам этого.

Арасто удивлённо поднял бровь.

– Ты имеешь непосредственное отношение к этим событиям? – спросил он.

Я кивнул.

– Да. Лину перенесли на мои земли. Она жила в моём доме, пока сегодня не перебралась в Академию, поближе к умникам.

– И какая она? Ангел?

Я улыбнулся. Интерес Арасто был мне понятен.

– Необычная, добрая, умная. А ещё уязвимая, – сказал я, а затем добавил без улыбки: – Ей нужна помощь, чтобы выжить.

Арасто внимательно смотрел на него, оценивал.

– Ты о ней беспокоишься?

Я кивнул.

– Она тебе нравится? Несмотря на то, что твой лучший друг сегодня объявил её своей невестой?

Я только пожал плечами.

– Конечно, нравится, – признался я. – Для меня общение с ней как глоток свежего воздуха, но, думаю, что так будет не только со мной. Лина для всех людей Светаны будет олицетворением надежды, когда они её узнают. Её избранник будет очень счастливым, но только если она выживет.

Арасто наклонил голову, обдумывая мои слова.

– Значит, с Кассианом у них не серьёзно?

– Я такого не говорил, – сразу ответил я. – Не пытайся подловить меня, Арасто. Ты знаешь, о чём я хочу тебя попросить?

Арасто сложил руки на груди.

– Нет.

Я поморщился от его резкого ответа.

– Я никому не выдал твою тайну и всегда буду хранить её. Но я прошу тебя помочь этой девушке.

Принц поднял подбородок. Сейчас он был очень похож на отца, короля Хабира Покорителя. В молодости Хабир объединил три княжества в единое королевство, вот только для этого пришлось пролить слишком много крови.

– Арасто…

– Нет, Фредерик. Это невозможно. Ангел наверняка справится самостоятельно.

Я покачал головой. Если бы всё было так просто…

– Это может помочь, ты знаешь, а ей нужна любая помощь. Пожалуйста, Арасто.

Мужчина бросил на меня негодующий взгляд и поджал губы.

– Нет, я всё сказал. Я больше не хочу говорить об этом.

Сказав это, Арасто резко развернулся и ушёл.

Глава 29. Можно немного подробнее?

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Ангелина Перунова

Пообедать я решила в столовой вместе с группой. Кассиан снова отправился во дворец, а я была рада пообщаться с другими людьми. Кассиан весь день бросал на меня злые взгляды, и я порядком от этого устала. Как будто это я прилюдно объявила его своим женихом.

Я села за столик с Энни и быстро разговорилась с симпатичной женщиной. У Энни были длинные кудрявые волосы, которые она пыталась собирать в аккуратный пучок, но ничего не получалось, и волосы забавно торчали в разные стороны. Вскоре к нашему разговору присоединились остальные участники группы.

– Все мы не сразу поверили, когда Кассиан рассказал про явление ангела, – сказал Андрей. – Последний раз ангел был на Светане ещё в прошлом тысячелетии. Он тогда жил в Сунже, да?

Энни кивнула.

– Да, его звали Гавриил. Говорят, он был очень сильным и однажды спас целый город от цунами.

Её коллеги дружно закивали.

– А когда Кас рассказал, что тебя похитили жрецы и пытались принести в жертву на алтаре, мы были поражены, просто не могли поверить в это, – он пожал плечами.

– Почему? Неужели так странно то, что богу приносят в жертву чью-то жизнь? – спросила я, нахмурившись.

– Ещё как! Это очень странно. На протяжении всей истории нет упоминаний о жертвоприношении живого существа. На Светане на алтарях богов никогда не убивали ни людей, ни животных. Наши боги милосердны. А в твоём мире есть такая дикость?

Я задумалась, как лучше сформулировать ответ, чтобы не выставить свой мир в жутком свете.

– На Земле очень много религий. В наше время такого нет, но в прошлом, несколько столетий назад, в некоторых частях мира такое происходило – люди старались это не афишировать.

– Мир Земли жесток? – спросила Энни.

Они задавали действительно сложные вопросы.

– Возможно. Я затрудняюсь дать однозначный ответ. На Земле я двадцать пять лет жила спокойной жизнью и не попадала в опасные ситуации. На Светане я меньше недели, а меня пытались изнасиловать, опоили снотворным и похитили, пытались убить, а теперь у меня появился жених.

Женщины заахали, а мужчины засмеялись. Зато мой ответ был честным.

– Земля большая, и в некоторых странах, в некоторых местах у нас очень опасно, но в других всё хорошо и спокойно, – пояснила я. – Люди живут своими жизнями: взрослеют, учатся и работают, влюбляются и рожают детей. Общаясь с людьми здесь, я не чувствую разницы – те же стремления, те же ценности. Светана показалась мне очень благополучным миром.

– Возможно, так было раньше, но сейчас это не так, – тихо сказала Эмбер.

На неё тихо шикнула Энни, но я заметила это и нахмурилась.

– Расскажи, пожалуйста.

Девушка медлила.

– В последнее время в обществе проявляется всё большее разделение. Такое ощущение, что все воюют против всех. Мужчины против женщин, родители против детей, богатые против бедных. Каждый день новые конфликты, новые выяснения отношений. Вы видели статистику по преступлениям? Насколько возросло количество изнасилований, убийств, грабежей? С каждым годом становится только хуже. Наш мир совсем не благополучный. Общество волнуется, повсюду протесты и возмущения, а король никак не реагирует.

Девушка раскраснелась, пока отчаянно рассказывала это.

– Ты преувеличиваешь, Эмбер, – мягко сказал ей Андрей.

– Профессор, я скорее преуменьшаю. Когда вы в последний раз ходили по городу после заката? Не перемещались порталом в нужное вам место, а ходили пешком? Вы слышали разговоры обычных людей? Да сейчас большинству девушек не разрешают выходить из дома позже восьми вечера даже в сопровождении, потому что это совсем не безопасно. И то, что среди подростков нет магов, приводит к непониманию магии у нового поколения, что может привести к большим проблемам.

Я рассматривала этих людей, пытаясь привести мысли в порядок. Кассиан и Фредерик говорили мне правду о Светане, но у других людей есть другая правда.

– Вы не хотели об этом рассказывать? – я спросила преподавателей.

– Никто не собирался намеренно скрывать информацию, – ответила Энни. – Мы хотели показать наш мир с лучшей стороны.

– Понимаю. Впредь прошу оставлять выбор за мной, – сказала я, не смягчая тон.

Допускать замалчивания подобного было нельзя, хотя их намерения были мне понятны.

***

 Кассиан Лимер

Бал решили приурочить ко дню середины весны, до которого было ещё пять дней. Я с трудом заставил себя смириться с тем, что нужно тратить время на все эти церемонии. Король приказал дворцовым швеям подготовить платье для Лины и распорядился предоставить ей украшения. Мне доступно объяснили, что Лина должна выглядеть соответствующе статусу принцессы и положению небесной посланницы, а я, как её жених, должен соответствовать ей. Я сжал зубы. Я был взбешён, когда король решил назначить меня спутником девушки. После, когда она спокойно предложила заменить меня на другого мужчину, меня затопила ослепляющая ярость. Я почти не помнил, что ответил ей и как вышел из комнаты. Только спустя какое-то время я смог ясно мыслить и попробовал рационально оценить ситуацию. Оллиан хотел удержать девушку в стране, а ещё обеспечить ей защиту не только на уровне охраны. Ещё Оллиан хотел обеспечить Лине комфорт, и в таком случае выбор его кандидатуры кажется странным.

Только на Совете я, наконец, понял, зачем нужна была эта затея с женихом. Принц Арасто смотрел на девушку, как на игрушку в подарочной упаковке. Почти все собравшиеся оценивали, кому из них она может принести пользу. Как будто необходимости спасти мир было мало, нужно было ещё приобрести максимум выгоды в процессе. В тот момент я решил, что не могу быть в стороне. Я хотел защитить эту девушку от посягательств других мужчин. Потребность защитить её была настолько большой, что я с трудом мог думать о чём-то другом во время заседания. Хотелось поскорее увести её оттуда, укрыть от чужих глаз.

Вечером я проводил её до комнаты, хотя охранники могли сделать это самостоятельно. Вернувшись к себе, я достал из ящика стола небольшой портрет Луизы и долго смотрел на него. На портрете она была совсем юной, смеющейся, счастливой. Спустя столько лет я мог в деталях вспомнить её улыбку. Глядя на портрет, впервые за долгое время я позволил себе прислушаться к своим чувствам, своим ощущениям. Ничего. Когда-то внутри меня полыхал огонь. Я испытывал бурю эмоций, желаний, стремлений. Сейчас мне было очень жаль девушку с портрета, но от той прежней страсти осталась только память. Тот огонь исчез. Сегодня, когда я обнял Лину на Совете, то почувствовал тепло в груди. Впервые за очень, очень долгое время, я что-то чувствовал.

– Как же так, Великая Деяна, – прошептал я. – Ты сказала мне не предавать мою любовь, а что сделал я? Я не допущу этого. Не предам.

Глава 30. Трудности учёбы

Предыдущая глава   Следующая глава

 

 Ангелина Перунова

– А ты думала, что будет легко? Правда?

Мужской голос был откровенно издевательским. Вот уже три дня, как Джадд стал моим учителем. За это время я успела сотню раз его возненавидеть и зауважать снова. В первый день занятий он пришёл ко мне в комнату и разбудил с первыми лучами Аргая, как называлось местное светило. Затем начался мой персональный ад.

По словам Джадда, чтобы в совершенстве овладеть магией, нужно научиться владеть собственным телом. Нужно контролировать своё тело, свои реакции и действия. Мужчина привёл меня на полигон, закрытый магическим щитом и бетонными стенами от окружающего мира, и в приказном тоне велел моим охранникам не вмешиваться.

– У тебя нет времени на обычные занятия, через которые проходят маги, – спокойно объяснял он. – Наша базовая программа очень хорошая, тебе бы понравилась, но, к сожалению, ты этого не узнаешь. Защищайся.

Сказав это, он вскинул руки, и на меня устремился поток воды. Как будто из брандспойта, вода ударила в меня и отбросила назад. Я с воплем упала на траву. Когда я отплёвывалась от попавшей в рот воды, ко мне подбежали жрецы.

– Ангелина, вы пострадали? – спросил Райли обеспокоенным голосом.

– Я сказал вам не вмешиваться, – Джадд мог убить их одним взглядом. – Больше предупреждений не будет.

Райли поджал губы и с осуждением смотрел на профессора, пока Сейм помогал мне подняться. Отряхнув грязь с новых тренировочных штанов, я выпрямилась. Жрецы не смогут спокойно смотреть, как мне причиняют боль. Это противоречит всем их установкам.

 – Вам лучше уйти с полигона, – сказала я. – Райли, Сейм, я прошу вас подождать меня у входа с другой стороны.

– Нет, – воскликнул эмоциональный Райли. Сейм молча сузил глаза.

– Я настаиваю.

Глядя на мою решимость, они не осмелились возражать. Молодые люди слегка поклонились, развернулись и ушли, постоянно оглядываясь по пути к выходу. Я смотрела им вслед, а затем повернулась к Джадду.

– Ты собираешься на меня нападать? Серьёзно?

Мужчина молча кивнул с самым серьёзным выражением лица.

– Я буду нападать снова и снова, пока ты не научишься противостоять ударам. Ты можешь защищаться, как хочешь. Используй всю свою силу. Бей меня, как только сможешь и не сдерживайся.

Я оценивающе смотрела на мужчину. Среднего роста, с довольно широкими плечами, но не накачанный, он не выглядел типичным бойцом в моём представлении. На его губах играла уверенная усмешка.

– Готова? На первом этапе будет вода, затем перейдём на лёд, а потом и до огня дойдём.

Как только я кивнула, Джадд напал. Я пыталась призвать молнии, но сделать это, пытаясь увернуться от атакующих потоков воды, было слишком сложно. Я не могла сконцентрироваться, падала снова и снова. По внутренним ощущениям прошло не меньше часа, прежде чем я смогла призвать молнии, а затем, неожиданно для самой себя, направить удар на Джадда. Я в страхе замерла, ожидая последствий своего удара, но мужчина просто взмахнул рукой, выставив полупрозрачный щит, и молния впиталась в него. Меня тут же сбил с ног очередной поток воды. Перекатившись на спину, я осталась лежать на земле. Джадд подошёл ближе и встал возле меня, глядя сверху вниз.

– Ты до сих пор боишься причинить мне вред?

Помедлив, я кивнула. Джадд захохотал, запрокинув голову.

– На десятки моих ударов ты едва смогла выдать слабенький электрический разряд и всё ещё считаешь, что ты сильнее меня? Ангел, это и близко не так. Твоя сила только проявилась, ты сейчас на уровне подростка, а я профессор боевой магии. Подъём!

И он напал снова. Три дня мы проводили на полигоне по десять часов, прерываясь для короткого отдыха. По вечерам я занималась с Энни, изучая природу магии. Женщина оказалась отличным преподавателем, вот только воспринимать сложную информацию после тренировок, а точнее, издевательств Джадда было сложно. Я практически засыпала над книгами.

Вечером на третий день я, в очередной раз упав на грязную траву, просто осталась лежать. Раскинув руки в стороны, я смотрела на светло-фиолетовое небо. За прошедшие дни я научилась призывать молнии почти без промедления. Я смогла отбить часть атак, научилась фокусировать силу, но этого было недостаточно. Джадд легко отбивал все мои удары. Но, если быть полностью честной, я никогда не била его с целью причинить вред. Я подняла руки вверх и посмотрела на свои пальцы. Ногти я подстригла очень коротко после первой тренировки, на которой поломала половину из них. На Светане не было принято красить ногти, так что растворитель для гель-лака раздобыть не удалось. Стойкий лак был весь в сколах от бесконечных атак Джадда. На коже были ссадины и царапины.

– Давай передохнём, ладно? – крикнула я, услышав приближающиеся шаги.

Вместо ответа учителя я услышала знакомые смешки. Кассиан. Тихо застонав, я села на траву, не желая шевелиться больше необходимого. Я не видела Каса все три дня. Говорили, что он изучает новые книги из храмов и не хочет отвлекаться. Неожиданно, но сейчас он был одет в тренировочный костюм вроде того, что выдали мне. Тёмно-серые трико и туника с длинными рукавами из плотной ткани удивительно хорошо на нём смотрелись.

– Как твои успехи? – спросил Кас, когда мужчины подошли ближе.

Его взгляд то и дело перемещался по моему лицу и телу. Я представила, как должна выглядеть после того, как Джадд целый день валял меня по траве.

– У меня опять грязь на лице, да?

– И на волосах тоже, – усмехнулся Кас. – Не переживай, это часть занятий.

Поборов желание ударить его волшебной молнией, я показательно скривилась.

– Ты здесь с какой-то целью или полюбоваться на красивую меня? – спросила я.

Кассиан протянул мне руку, и я приняла его помощь, чтобы встать без кряхтения и стонов.

– Меня позвал Джадд, – ответил Кас, отпуская мою руку сразу, как только я поднялась. – Говорит, что тебе нужна дополнительная мотивация.

Нахмурившись, я обернулась на профессора. Мужчина улыбнулся, вот только не по-доброму. Весь его вид просто кричал о том, что он задумал нечто ужасное.

– Ангелина, ты не справляешься, – сказал он, слегка разводя руки. – Прогресс есть, признаю, но за три дня на мне ни одной царапины. Этого недостаточно.

Я удивлённо подняла брови.

– Но я же только начинаю учиться! В конце концов, эта магия появилась у меня на прошлой неделе, а ты хочешь, чтобы я нанесла тебе вред?

Джадд только пожал плечами.

– Видите? – он обратился к мужчинам. – Она не хочет причинить мне вред, в этом всё дело.

Затем он снова повернулся ко мне.

– Ты сдерживаешься. Ты боишься ударить, лишь слабо отбиваешь атаки. Повторяю, этого недостаточно.

Я посмотрела на мужчин и увидела строгое выражение лица Каса. Не обеспокоенное или тревожное. Да и если бы Кас и посочувствовал, что толку от жалости? Я выполняла все команды Джадд скорее раздражённое, как будто он родитель, которого вызвали в школу. Я сжала кулаки и отошла от мужчин. Один говорит обо мне в третьем лице, другой смотрит с видом собственного превосходства, а я выкладывалась изо всех сил. Всё моё тело было покрыто синяками. А они хотят от меня чудес через три дня тренировок? Как будто это вообще возможно. Не сдерживай силу. Это как не сдерживать оргазм? Я чувствовала магию внутри себя. В какой-то мере эта сила откликалась, подчинялась, но как будто это был лишь крем с торта, а не сам торт целиком.

– Успокоилась? – окликнул меня Джадд.

Развернувшись, я решительно пошла к нему.

– Я боюсь эту силу, боюсь её мощи. Я признаю это, доволен?

Глава 31. Особенности божественной магии

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Кассиан Лимер

– Я боюсь, – воскликнула она. – Когда я попала в этот мир, в лесу на меня напали и попытались изнасиловать, и я убила нападавших. Вот этими руками я убила троих мужчин. А сейчас ты просишь меня бить изо всех сил? А что, если я убью тебя? Что если твой щит не выдержит божественную магию?

Я напрягся всем телом. Я не думал, какое влияние на девушку окажут те события. Последние дни я сознательно избегал её, чтобы отдалиться. Наша «помолвка», устроенная королём, слишком меня нервировала и мешала сосредоточиться на деле, а на предстоящем балу об этом будет объявлено всем. Также на балу будет присутствовать отец, и мне предстояло решить, что говорить этому старому упрямцу.

– Даже если ты причинишь мне вред, пойми, это того стоит, – спокойно ответил ей Джадд. – Ты ангел, уникальное в своём роде создание. Твоя сила сейчас нужна нашему миру. Если ты меня ранишь, и я выйду из строя на какое-то время, то Кассиан найдёт тебе другого преподавателя. Может, он будет не так хорош, как я, но суть ты уже должна была понять.

– А если я убью тебя? – тихо спросила она.

Я смотрел на её испуганное лицо и не выдержал, подошёл ближе и взял её за руку. Лина подняла на меня удивлённый взгляд, но руку не отняла.

– Маловероятно, – прищурился Джадд. – Гадалка сказала, что я умру от руки любимой. Прости, ты, конечно, симпатичная, но я тебя не люблю.

Лина не сдержала смешок.

– Как мне жить дальше с этой информацией? – она покачала головой. – Мало того, что ты меня не любишь, так ещё и веришь в гадалок.

– Решай сама, как тебе жить, Ангелина, но я буду и дальше тебя тренировать, а ты будешь бить в полную силу. Теперь отпускай своего жениха, и пусть от встанет справа от тебя.

Я посмотрел на маленькую руку Ангелины в своей руке. Это ощущалось так правильно и странно одновременно. Мне пришлось приложить усилие, чтобы отпустить её.

– Кассиан, надень это, – Джадд протянул ему два чёрных браслета.

Антимаги. Я нахмурился, но взял браслеты.

– Надел? Я буду целиться в тебя, но ты не должен применять магию, – сказал мужчина. – Ангелина, твоя цель в том, чтобы защитить своего любимого жениха.

Лина заметно вздрогнула на слове «любимого», а я усмехнулся. Джадд придумал отличный способ заставить Лину использовать силу.

– Готова? – спросил он.

Лина покачала головой, но Джадд только скривил губы.

– Очень жаль.

Он ударил без промедления. Из воздуха возникли ледяные копья с острыми тонкими гранями. Удар такого копья легко может убить человека. Сейчас в мою сторону летел десяток ледяных орудий, а я стоял на месте, добровольно надев на себя антимаги. Всего пара секунд, и копья пронзят моё тело. Лекари, конечно, могли справиться со многими ранами, но оживлять мёртвых они не умели. Как будто в замедленном темпе, я видел расширенные от ужаса глаза Лины. Она закричала, и копья взорвались на сотни мелких осколков, разлетевшихся в разные стороны. Острые, как кусочки стекла, осколки ударили по мне и Лине, оставляя множество порезов, особенно на не закрытых одеждой лице и шее. Девушка зажмурилась, чтобы защитить глаза, но всё её лицо было в довольно глубоких порезах. Я метнулся к ней, подхватывая на руки.

– Лекаря, быстро! Всё будет хорошо, ангел, – шептал я. – Сейчас тебя подлечат. Прошу, потерпи немного.

Девушка попыталась вырваться, но я не мог её отпустить.

– Лина, у тебя порезы на лице, и в них осколки, – быстро сказал я. – Не прикасайся руками к лицу, тебе сейчас помогут.

– Кас, у тебя всё лицо в крови, – прошептала она. – Прости, что я не справилась.

Из её глаз потекли слёзы. Я зарычал от злости.

– Джадд, ты идиот!

Мужчина выглядел расстроенным. Похоже, он надеялся, что божественная магия проявит себя иначе, и что Лина сможет отразить атаку без последствий.

– Копья бы не поранили тебя. Я поставил защиту, но такого не просчитал. Ангелина, Кассиан, я прошу прощения.

Я едва слышал его объяснения. Напуганная, раненная девушка дрожала у меня на руках. Я осторожно отвёл волосы Лины от лица, стараясь не задеть порезы. Всё это время она смотрела мне в глаза, не отводя взгляда. Она беспокоилась обо мне, когда сама так сильно пострадала.

– Потерпи немного, – бормотал я. – Лекари придут совсем скоро. Все порезы залечат, ни следа не останется, я обещаю. Ты будешь такой же красивой и ослепительной.

Лина прижалась к моей груди, обнимая за шею. Постепенно её дрожь утихала, а тело согревалось. Девушка прикрыла глаза, её дыхание стало ровнее. Через минуту, когда пришёл лекарь, а вместе с ним и жрецы-охранники, Лина попросила отпустить её. Я поймал себя на мысли, что совсем не хочу её отпускать.

***

Ангелина Перунова

Опустив глаза к земле, я мысленно ругала себя за произошедшее. Кассиан доверился мне. Он поверил, что я смогу его защитить, а в итоге мы оба пострадали. Всё моё лицо горело огнём от боли, и по коже текла кровь. Лицо Кассиана было сильно изрезано, и, по ощущениям, моё лицо было в таком же плохом состоянии. Я очень надеялась, что лечебные артефакты здесь и вправду творят чудеса, потому на Земле с такими повреждениями остались бы жуткие шрамы, даже если найти хорошего пластического хирурга.

Я встала на ноги и попыталась отстраниться от Каса, но он не позволил. Он поддерживал меня под спину, пока молодой дежурный лекарь осматривал повреждения.

– Леди, как неосторожно, – приговаривал парень, явно подражая манере стариков. – Что же вы щит не поставили? Так и глаз лишиться недолго.

– Я пока не умею ставить щит, – тихо ответила я.

– Может, тогда и драться не надо? – пожал плечами мужчина. – Впрочем, не моё это дело. Закройте глаза и не открывайте, пока я не скажу.

Я зажмурилась и почувствовала прохладу на лице, которая унимала боль. Шли секунды, прохлада сменилась почти обжигающим теплом, но боль не возвращалась.

– Всё, открывайте глаза.

С опаской, я медленно открыла глаза, чтобы увидеть улыбающегося лекаря.

– Пока только первая помощь. Окончательно долечу вас обоих в госпитале. Так, теперь вы, профессор Лимер.

Теперь мне выпала возможность понаблюдать, как маг-лекарь сперва обезболивает лицо прохладной голубой волной, а затем испаряет осколки льдинок, очищая все раны без дальнейших повреждений. Затем кровь из ран будто бы сама собой остановилась, а раны начали уменьшаться. Следы от порезов ещё были видны, но теперь всё выглядело не слишком жутко.

– Пока всё, – сказал лекарь немного уставшим голосом. – Приводите себя в порядок, и в госпиталь. Чтобы через час были у меня, не позже.

Он развернулся и пошёл к выходу.

– Спасибо, мессир, – поблагодарила я, а лекарь махнул рукой, что услышал меня.

Я слегка пошатнулась, и Кассиан обнял меня, чтобы удержать. Джадд подошёл, взял меня за подбородок и осмотрел лицо.

– За ночь всё уберут, – сказал он глухим голосом.

Я только кивнула в ответ. Похоже, я разочаровала своего учителя.

– Лина, ты ни в чём не виновата, – сказал Джадд, глядя мне в глаза. – Я хотел как лучше. Пойми, меня самого так учили. В бою магия приходит сама, она откликается и спешит помочь тебе, но, видимо, с божественной магией всё сложнее.

Сбоку от меня хмыкнул Кас.

– Ты переборщил с Копьями смерти. Это заклинание восьмого уровня, а Лина новичок.

– Кассиан, ты не понял. Это была иллюзия. Я бы не послал в тебя смертельное заклинание без защиты. Никаких копий не было.

Сначала я не осознала слова Джадда. Иллюзия? Ледяные копья были ненастоящими? Как это возможно?

– Ангелина, своей магией ты сделала их реальными, а затем разбила на осколки.

Глава 32. Местная медицина

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Фредерик Риосский

– Как в госпитале? Что случилось?

Кровуд пожал плечами.

– Лорд, я не в курсе подробностей. Мне сообщили, что повреждения не очень серьёзные, и завтра обоих должны выписать.

Секретарь короля, Шейн Кровуд, не обязан был мне докладывать, но всё же решил проявить любезность.

– Спасибо, лорд секретарь. Я сейчас же отправлюсь в академию и навещу их.

Мужчина одобрительно кивнул и ушёл. Быстро закончив текущие дела, я поспешил в портальный зал дворца и перенёсся в академию. По знакомым коридорам, отпечатавшимся в памяти за четыре года учёбы, я быстро дошёл до парадного входа. Госпиталь находился напротив академии, но, в отличие от серых учебных корпусов, новое здание госпиталя было обложено белым камнем и выделялось на их фоне. Сиделка в чистой униформе объяснила, как пройти к Касу и Лине. У входа в палату стояли двое жрецов, но меня пропустили без проблем.

– Как вы тут? – спросил я, заходя в палату.

В двухместной палате Кассиан и Лина лежали на койках, вокруг каждой из которых были развешены артефакты.

– Не очень, – тихо сказала девушка. – Нам приказано лежать тут и не вставать по крайней мере несколько часов.

Я слабо улыбнулся, глядя на её бледное лицо.

– Могло быть и хуже.

– Да, – протянула Лина. – А ещё нас положили в одну палату, потому что мы официально помолвлены. Вот такая забота со стороны лекарей.

Теперь я не мог сдержать улыбку.

– Вижу, вы идёте на поправку. Расскажете, что случилось?

Лина промолчала и отвернулась к стене, так что я взял стул и присел возле койки Кассиана.

– Расскажи, мне же интересно. Я, конечно, не смыслю в магии, но хочу хоть чем-то помочь.

Кас прищурился, затем ответил.

– Магия Лины сложнее, чем мы думали. Она превратила иллюзорные ледяные копья в реальные. Теперь она винит себя, что мы пострадали. Джадд винит себя за свои преподавательские методы, а я вообще не понимаю, как допустил такое.

Мужчина поджал губы.

– Лина, – позвал Кас. – Прости меня. Ты не виновата в произошедшем.

Девушка медленно повернулась обратно и посмотрела на них. В её глазах блестели слёзы.

– Я понимаю, – тихо сказала она. – Знаете, я всё понимаю. Просто… В последнее время произошло слишком много всего. Я не знаю, как мне справиться с этой магией. Мне нужно познакомиться с ней, прощупать её, но я не знаю как. Практический метод, конечно, хорош, но я не могу перестать бояться. Мне нужно самой разобраться, как справиться с этим страхом.

Кассиан хотел встать, но артефакты на койке предупреждающе засветились красным. Я встал, подошёл к койке Лины и сел на корточки.

– Лина, ты только начала учиться, – я взял её за руку. – Знаешь, как часто Кассиан оказывался в этом госпитале во время учёбы? Как минимум три-четыре раза в год. Не печалься, что не получается всё и сразу. Ты слишком многого от себя требуешь.

Лина внимательно меня выслушала, затем медленно кивнула. Я очень хотел успокоить её, в то время как внутри меня бушевала буря. Я чувствовал, что обучение ангела просто не может пойти по плану. В детстве, когда я жил в Сунже и дружил с Арасто, тот показал мне дневник своего предка. Оказалось, что король является прямым потомком ангела Гавриила, но это тщательно скрывали от общественности. Воспоминания были не совсем чёткими, но в дневнике были сведения о том, как Гавриил учился владеть своей силой. К сожалению, я был слишком мал и почти ничего не запомнил. И теперь я должен заставить Арасто отдать дневник Ангелине, чтобы она смогла подчинить себе силу.

– Возможно, ты прав, – согласилась она. – Но у меня плохое предчувствие. Не знаю, как лучше описать это, но у меня такое странное чувство, будто время ускоряется. Я чувствую, что нужно спешить. Эта сила внутри меня хочет вырваться на свободу, вернуться к Перуну, а я всего лишь мешаю этому осуществиться. Это пугает меня, Фред. Очень пугает.

***

Ангелина Перунова

Фред, одетый в элегантный камзол из голубой ткани с серебристыми узорами, стоял на коленях возле моей постели, а мой взгляд всё равно возвращался к Кассиану. Наконец-то я смогла выразить, что меня беспокоило. Эта божественная сила изначально не принадлежала мне. Сейчас я пытаюсь овладеть силой, для которой являюсь лишь временным вместилищем, и это оказалось слишком трудно. Я не ощущаю границ того, что делать нужно, а что нет. Как будто я управляю автомобилем на большой скорости с завязанными глазами. И это было проблемой.

Фредерик держал меня за руку и продолжал что-то успокаивающее, но на меня навалилась усталость, придавливая будто бетонной плитой.

– Прости, Фред, но мне что-то нехорошо. Думаю, мне нужно немного поспать, ладно?

Мужчина сразу отпустил мою руку и встал.

– Конечно, извини меня. Выздоравливай, – сказал он, затем повернулся к Кассиану. – Ты тоже, друг.

Попрощавшись, Фред ушёл, и я снова осталась наедине с Кассианом. Мужчина лежал напротив меня и молча смотрел мне в глаза. Между нами было несколько метров. Шли секунды, минуты, но он не отводил взгляд. Я не могла заснуть, потому что эти глаза меня гипнотизировали. Я рассматривала его лицо, запечатлевала в памяти резковатые черты. На секунду я подумала, что хотела бы услышать его мысли. Моя магия неведомым образом включилась, и на секунду я увидела себя его глазами. Увидела, как он рассматривает мою белую кожу, губы. В мыслях он хотел снять с меня одежду. Поражённая, я упустила контроль над силой и потеряла тонкую ниточку контакта. Резко зажмурившись, я подумала, что нечестно влезать в его голову. Наверняка, моё лицо сейчас краснее помидора, потому что к нему прилила вся кровь моего тела. Кас заметил перемену в моём настроении, тихо усмехнулся и лёг на спину, уставившись в потолок.

– Лина, тебе действительно нужно отдохнуть, – сказал он не поворачиваясь. – Через несколько дней бал, тебе необходимо к нему подготовиться. Сделаем перерыв от активных тренировок на это время, займёшься теорией.

– Думаешь, синяки на моём теле будут плохо сочетаться с платьем? – предположила я.

– Именно так. Конечно, лекари у нас хорошие, но лучше дать телу некоторое время на восстановление. Не то пойдут слухи, что с ангелом плохо обращаются.

Представив, как на балу ко мне подходит какая-нибудь изысканная леди и спрашивает, не бьют ли меня и не нужна ли мне помощь, я смутилась.

– Где я могу раздобыть платье? – тихо спросила я.

Кассиан усмехнулся.

– Король Оллиан обещал обо всём позаботиться, – сказал он с издевкой в голосе. – Завтра должны доставить несколько платьев. Ты выберешь, и затем его подгонят по фигуре. Ещё он обещал прислать украшения из королевской сокровищницы, так что ты будешь выглядеть весьма достойно.

Руками он изобразил женский силуэт в воздухе.

– Почему такой тон? – нахмурилась я. – Разве плохо, что мне не придётся самой искать платье? Я же не знаю, что у вас принято надевать на подобные мероприятия. Вряд ли гости оценят мой спортивный костюм.

– Дело не в платье, – мужчина повернулся ко мне и пристально уставился. – Его величество хочет, чтобы на балу ты сияла. Тебя, ангела, представят людям, тебе даруют титул принцессы. Король тщательно проинструктировал меня, как я должен вести себя в качестве твоего жениха. Он собирается создать тебе определённый образ, а я должен вписаться в него и поддерживать. Всё это странно для меня и не очень приятно.

У меня вырвался смешок. А ведь он говорит это на полном серьёзе.

– Странно для тебя? Неприятно? Прости, конечно, но для меня здесь странно абсолютно всё. Каждый день в этом мире странный. Каждый раз, когда я поднимаю глаза к небу и не вижу родного голубого цвета, каждый раз, когда ночью я смотрю на небо и не вижу Луны и знакомых звёзд, каждый раз я чувствую ошеломление. Мне приходится напоминать себе, что всё это реально, что я не сошла с ума и действительно нахожусь в другом мире, – я перевела дыхание. – Ты сам вызвался быть моим женихом. У тебя была возможность отказаться, но ты сам всё решил для себя. Знаешь, я тебя не заставляю ни быть со мной, ни думать обо мне. По сравнению с перспективой моей смерти через год, бал и местное общество не кажутся мне проблемой. Я прекрасно могу сама со всем справиться.

Ответом мне было молчание.

Глава 33. Пора вспомнить о старых друзьях

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Фредерик Риосский

Вернувшись из госпиталя, я сразу отправил сообщение Арасто с просьбой встретиться. Принц ответил не сразу, но всё же согласился. Мы договорились встретиться в отдельном кабинете, где можно поговорить без свидетелей.

Настоящая история семьи Арасто оказалась весьма непростой. Семьсот лет назад королева Эсталлия родила внебрачного ребёнка от ангела Гавриила. Король был бесплоден и признал сына Эсталлии и Гавриила своим наследником. Всё произошедшее держали в тайне, и таким образом правителем Сунже стал потомок ангела. Гавриил узнал о сыне только в последние годы жизни. Гавриил, судя по дошедшим сведениям, имел весьма непростой характер. С сыном он не сблизился, но провёл с ним какое-то время и обучил некоторым заклинаниям, которые усилили королевский род. Ещё Гавриил завещал сыну свой дневник, где описывал разные периоды своей жизни.

Арасто пришёл немного позже назначенного времени. В качестве дополнительной гарантии от подслушивания Арасто повесил на ручку двери заряженный магией артефакт и только потом заговорил.

– Когда я стал старше, то много раз вспоминал тот день. Я был глупцом, что отрыл тебе тайну своего рода.

Я хотел возразить, но Арасто поднял руку и продолжил.

– Я был наивным ребёнком и хотел похвастаться перед другом, что моим предком был настоящий Ангел, – он покачал головой. – Если об этом узнают, то мою семью свергнут с трона. Ты это знаешь. В Сунже признают только кровь и силу. Я не могу подвергать опасности отца, мать и моих сестёр.

– Даю тебе слово, что от меня никто и никогда не узнает твою тайну. Я готов в любой момент принести тебе магическую клятву, – сказал я, приложив ладонь к груди.

Взгляд Арасто смягчился, и он, наконец, сел за стол.

– Хорошо. Тогда чего ты хочешь?

– Ангелине нужен дневник Гавриила, чтобы научиться владеть божественной магией. Обычные методики не подходят, магия слишком сильна и хаотична. Если в дневнике есть что-то, компрометирующее твой род, то ты можешь показать ей только часть страниц. Ты можешь не говорить ей, откуда этот дневник и как он у тебя оказался. Но я прошу тебя дать доступ к дневнику.

Арасто откинулся на диване и сложил руки на груди.

– Зачем мне это нужно? Какая мне польза от того, что я буду так рисковать?

Я поморщился от его делового тона.

– Лина пытается спасти наш мир.

– И нет никаких гарантий, что ей это удастся. Насколько я знаю, Гавриил не совершил ничего выдающегося, кроме как соблазнил мою пра-пра-прабабку.

– Про Гавриила есть много легенд, – напомнил я.

– И большинство из них выдумки. В любом случае, описанные в них «чудеса» подвластны любому толковому магу. Я не уверен, что эта девушка действительно сможет спасти Светану. Пока я вижу только то, что с ней носятся как с ребёнком, а она не может даже с собственной силой справиться.

Я положил руку на стол и постучал пальцами. Похоже, Арасто торговался, как было принято в Сунже.

– Чего ты хочешь взамен дневника? – спросил я, наклонив голову.

Арасто ухмыльнулся.

– Фредди, ты всегда понимал меня. Ночь с ангелом. Всего одна ночь, и эта красотка может забирать дневник хоть насовсем. Там нет информации, которая опорочила бы мой род.

На секунду я опешил, затем уставился на друга, как на сумасшедшего.

– Ты в своём уме требовать такое?

– Конечно, – Арасто продолжал улыбаться. – Наши с тобой взгляды на место женщины в мире различаются. Я считаю, что самое подходящее место для ангела именно в моей постели.

Я молчал. Я рассматривал сидящего напротив мужчину и вспоминал парнишку, которым он был. Мы много лет были друзьями, но теперь выяснилось, что я совсем его не знаю. Теперь Арасто стал слишком похож на своего отца. Я провёл рукой по волосам, а затем достал из кармана кристалл и положил на стол.

– Посмотри.

Арасто сжал кристалл в ладони и повернул руку, затем над ней возникла цветная проекция. На траве в лесу лежала избитая девушка в разорванном платье.

– Я взял запись у Кассиана, – тихо объяснил я. – Мы нашли её в таком виде. Я не могу забыть тот момент, как ни пытаюсь. Она ангел, высшее существо. От неё зависит выживание нашего мира и его благополучие. И знаешь, что мы для неё делаем? Ничего. Все считают нормальным ставить ей какие-то условия, чего-то требовать, давить. Ты считаешь, что вправе требовать провести ночь с ней? Этому не бывать. Она свободная женщина и будет сама решать, с кем ей проводить свои ночи, и вряд ли с тобой.

Арасто продолжал смотреть на проекцию. Он скривился, затем сжал зубы. Он не мог скрыть эмоции, и, наконец, Арасто уступил.

– Хорошо. Я не буду требовать ночь с ней, – ответил он. – Цена – один поцелуй. Завтра, на балу. Если Ангелина хочет получить дневник Гавриила, то завтра она подарит мне поцелуй. Это моё последнее слово.

Я хотел возмутиться, но посмотрел на решительное выражение лица Арасто и промолчал. Я не могу заставить человека поступить правильно. К сожалению, дальше с ним придётся разбираться Лине.

***

Ангелина Перунова

Оставшиеся до бала дни пролетели очень быстро. Лекарь продержал меня в госпитале на сутки дольше, чем Кассиана. Глубоко внутри я даже ощутила некоторую радость от возможности побыть одной, остановиться от этой беготни и подумать. Кас почти не говорил со мной, ограничивался короткими фразами строго по делу. Это было неприятно. Не то чтобы я ожидала от него многого, но… Оказалось, что всё же ожидала. Я хотела получить от него немного поддержки, участия, но мужчина не был готов дать мне это, или просто не захотел. Всё это расстраивало.

После лечения все раны на коже затянулись, синяки исчезли без следа. Кожа стала даже лучше, чем была раньше, шелковистой и увлажнённой, как после салонных процедур. Я порядком смутила лекаря своими похвалами его мастерству. После выписки я проводила время с Энни, закопавшись в рукописи, доставленные из полузаброшенного храма. Текстам было около тысячи лет, и с ними нужно было обращаться крайне бережно. Мои способности позволяли прочесть текст на любом языке Светаны, но не обеспечивали понимание сокращений или смысла сложных терминов. Без знаний и навыков Энни я не смогла бы понять и одной страницы. К сожалению, в текстах было слишком мало полезных сведений. Мы нашли легенду о Куполе вокруг Светаны, записанную почти теми же словами, что рассказала Деяна. Видимо, богиня не в первый раз объясняла это смертным. Вот только о Куполе они уже знали. В древних текстах не было упоминаний о том, как люди могут воздействовать на Купол.

Когда мне доставили платья и украшения, я поймала себя на мысли, что совсем не хочу идти на бал. Официально мероприятие было в мою честь, оно было важным и значимым, но у меня не было даже желания примерять платья. Энни пыталась расшевелить меня, доставала платья из чехлов и прикладывала к себе. Наконец Энни решила привлечь тяжёлую артиллерию, и вызвала леди Марию. Я не ожидала, но визит женщины меня безумно обрадовал. Увидев её в дверях, я с радостью подбежала к ней и обняла. Женщина смутилась, но быстро взяла себя в руки и сразу же начала мной командовать.

– Что это за настрой? Никуда не годится! – воскликнула она звонким голосом.

Женщина быстро сумела заразить меня своим энтузиазмом. Леди Мария опытным взглядом посмотрела все присланные королём вещи. Она громко возмущалась, что прислали слишком консервативные фасоны. Мол, могли бы и следить за модой. Среди присланных королем оказалось потрясающее алое с золотом платье с длинной пышной юбкой и лёгким корсетом. Я, никогда прежде не носившая ничего подобного, была очарована переливающимся шёлком и изящным силуэтом.

– Немного старомодно, но цвет удачный, а ткань божественна, – сказала леди Мария, прижимая палец к уголку губ. – В целом, хорошо, даже очень. Надо только причёску подобрать посовременнее, чтобы контраст был. И покажи, пожалуйста, украшения. Нужно подумать, что же сюда подойдёт.

Я открыла шкатулку, которую прислал король, и женщина ахнула.

– Милая, украшения просто баснословно дорогие. Король Оллиан прислал тебе фамильные драгоценности королевской семьи, это большая честь.

– Это на время, наверное, – пробормотала я. – Да и зачем они мне? Я каждый день провожу в тренировочном костюме.

Моё настроение сразу пошло на спад.

– Лина, но это же не навсегда. Я верю, что ты со всем справишься, – сказала женщина, мягко коснувшись моей руки. – Может, прозвучит банально, но я верю в тебя. Ты перенеслась на Светану не просто так, на это есть причины. Наши боги добры. Я верю, что боги помогут и тебе, и нам. Ты проживёшь ещё очень, очень долгую жизнь. И я надеюсь, что очень счастливую, девочка моя.

На моих глазах выступили слёзы. Я не сдержалась и начала плакать, как ребёнок. Леди Мария крепко обняла меня и прижала к себе, давая возможность выплакаться. Что же такое, с королём расплакалась, и с леди Марией тоже. Вот же, а они в чём-то похожи. Вот бы отличная пара вышла.

Я уже закончила реветь и успокаивалась, когда в дверь постучали и вошёл Фредерик.

– Мама? Не ожидал тебя здесь увидеть, – сказал он.

– Вообще-то, мог и сам сказать, что я нужна Лине. Хорошо, что хотя бы Энни догадалась написать мне. Её мать, леди Крейсли, хорошо воспитала девочку, а вот я, похоже, хуже справилась со своей работой.

Фред покачал головой. Судя по виду, он был заметно встревожен.

– Что-то случилось? – спросила я.

– Мам, могу я поговорить с Линой наедине? – он обратился к матери, пропустив мой вопрос. – Это правда важно.

– Конечно, дорогой, – коротко кивнула она. – Лина, дорогая. Вот шкатулка для связи. Пиши мне в любое время, и я приду тебе на помощь. Помни это, пожалуйста. Если в следующий раз меня позовут чужие люди, я расстроюсь. Договорились?

Я уверила женщину, что непременно напишу ей сама. Мы тепло попрощались, затем она ушла. А Фред нахмурился всё никак не решался начать разговор.

– Говори уже, – поторопила я. – Только зря пугаешь.

Мужчина запустил руку в волосы, портя аккуратно завязанный хвост, затем подошёл ближе и сел на край кровати.

– Лина, ты мне доверяешь? – спросил он.

Я без промедления кивнула. Я довольно хорошо узнала Фреда за прошедшие дни, а ещё прекрасно помнила его мысли, открывшиеся мне в храме. Этот мужчина не будет ничего делать мне во вред.

– Завтра на балу я прошу тебя поцеловать принца Арасто.

Глава 34. Королевский бал

Предыдущая глава   Следующая глава

 

Ангелина Перунова

– Римерийцы и гости Римерии, представляю вам Ангелину, дочь Перуна, явившуюся к нам из далёкого мира под названием Земля.

Голос короля был магически усилен, и сейчас его насыщенный баритон волнами расходился по залу и эхом отражался от стен. Утром перед балом в академию снова приехала леди Мария, чтобы помочь мне собраться. Женщина обладала удивительными способностями к организации, и для меня был организован настоящий спа-салон на местный манер. Мои волосы и ногти привели в идеальное состояние и даже нашли растворитель, чтобы снять остатки гель-лака. Маски для лица явно были с магической составляющей, и теперь моя кожа просто сияла здоровьем. Вместе с леди Марией приехала Веста, и она помогла мне одеться и нанести лёгкий макияж. «На балу ты будешь идеальной, милая! Просто ангел!» – приговаривала леди. Я не спорила.

Было приятно использовать это время на подготовку к балу как передышку, возможность подумать в спокойной обстановке. В заботливых руках леди Марии я смогла расслабиться. После того как я своей магией едва не убила Кассиана, меня мучала неуверенность. С неопределённостью этого мира я уже смирилась и приняла её, но глубоко внутри я продолжала верить, что в итоге всё закончится хорошо. Верила, что вместе с Кассианом с остальными найду способ спасти Светану. Когда прошла первая волна страха смерти после божественных откровений, страх больше не возвращался. То ли дело в том, что ни на Земле, ни на Светане меня ничего не держало – не было близких людей, которые действительно бы плакали по мне; то ли всё же эта спокойная уверенность пришла ко мне от Кассиана. Я полагалась на него, поверила ему. Но теперь эта вера пошатнулась. Покачав головой, я постаралась выбросить из головы несвоевременные мысли и вернула на лицо приветливую улыбку.

– Отныне Ангелине присваивается титул ненаследной принцессы Римерии, – громко провозгласил король. – Ангелина принята в род Доррант как моя названная дочь. Я очень счастлив, что боги выбрали Римерию, чтобы прислать ангела в нашу благословлённую страну. Все мы надеемся и продолжаем молиться, что боги не оставят нас в трудное время и спасут наших детей.

В зале раздались бурные аплодисменты. На лицах окружающих был явный восторг. Я искоса смотрела на короля. Он удивил меня, приняв в свой род и не сказав об этом заранее, но Оллиан своим видом демонстрировал спокойствие, как будто всё шло по плану. Он идеально держал лицо. Рядом со мной на возвышении стояли две пары – сыновья короля с жёнами. Старший принц и наследник был почти копией Оллиана, только волосы были немного темнее, а у младшего черты лица были мягче, не такими резкими. Их жёны выглядели идеальными принцессами, в отличие от меня. Леди Мария наверняка ориентировалась именно на них, собирая меня к балу. Внешность, платья, причёски, всё было прекрасно, не было ни единой непродуманной детали. На их лицах были приветливо-вежливые выражения, но без излишних восторгов, и также никакого удивления от слов короля. Видимо, Оллиан обо всём известил их заранее.

– Хотя принцесса Ангелина пробыла на Светане ещё совсем не много времени, – продолжил Оллиан. – я был приятно поражён, когда ко мне пришёл один очень толковый молодой человек и попросил её руки. Барон Кассиан Лимер, профессор Королевской академии, прошу вас подойти ко мне.

Кассиан, одетый в парадный чёрный с золотом костюм, поднялся на возвышение и протянул мне руку. Замешкавшись всего на секунду, я подала ему правую руку, стараясь не забывать улыбаться.

– Я с радостью объявляю о помолвке принцессы Ангелины, дочери Перуна, моей названной дочери, и барона Кассиана Лимера, – громко огласил Оллиан с довольным видом.

На этот раз аплодисменты были тише. Видимо, мужчины не очень радовались, что ценный актив прибрали к рукам раньше них. Я старалась сохранять тепло во взгляде, хотя это было непросто. Внимание незнакомых людей тревожило, а близость Кассиана ничуть не помогала. Вечером перед балом Кас зашёл ко мне всего на минуту, чтобы узнать какое платье я выбрала, и тут же ушёл. Больше мы не общались и даже не виделись. На бал во дворец мы также добирались по отдельности.

Сейчас Кассиан приобнял меня за талию и улыбался с самым дружелюбным и располагающим видом. Я чувствовала тепло его руки через ткань, но сегодня это не приносило облегчения. Всё вокруг казалось ненастоящим и вызывало неясную тревогу. Наконец, король закончил речь и пригласил меня на танец, чтобы открыть бал. Изначально я не собиралась танцевать, но леди Мария заверила, что движения очень лёгкие, так что я согласилась на один танец с королём. Больше ни с кем танцевать я не планировала. Кассиан отпустил меня, но задержал руку на талии немного дольше необходимого.

Леди Мария не обманула, и танец действительно был нетрудным. Чем-то напоминал вальс с другим счётом. К их с королём паре вскоре присоединились принцы с жёнами, а затем и другие гости.

– Ты отлично справляешься, Лина, – сказал король, пока мы кружились под музыку. – Все тобой очарованы.

– Спасибо,