Главная| 
Главная | Бесплатные книги | Она ушла, но обещала вернуться»

Она ушла, но обещала вернуться»

НАЗАД


Глава 1   Глава 2   Глава 3

Глава 4   Глава 5   Глава 6

Глава 7   Глава 8   Глава 9

Глава 10   Глава 11   Глава 12

Глава 13   Глава 14   Глава 15

Глава 16   Глава 17   Глава 18

Глава 19   Глава 20   Глава 21

Глава 22   Глава 23   Глава 24

Глава 25   Эпилог


 

Глава 1

Следующая глава

В попытке спасти глаза от яркого слепящего света, подняла неимоверно тяжелую руку и прикрыла их ладонью.

Попыталась придать телу сидячее положение — не получилось, чугунная голова не дала оторваться от кровати. «Или.… На чем я там лежу?»

Прислушиваясь к своим ощущениям, поняла, что подо мной явно не кровать. Смутная догадка, и сердце нехорошо ёкнуло.

Предчувствуя неладное, свободной рукой нащупала поверхность, на которой лежу, пальцы тут же наткнулись на влажные ветки и опавшую листву.

Внезапно появились запахи, словно до этого обоняние было выключено, а теперь чья-то незримая рука нажала кнопку «Пуск». Запахло осенним лесом после дождя: сырой землей, намокшими опавшими листьями, мхом и грибами.

«Очень интересно! Командировка закончилась бурной попойкой, и я каким-то образом оказалась в лесу?»

Как бы я не старалась вспомнить последние события, память услужливо предоставляла лишь полет на самолете.

Вот я приезжаю в аэропорт, затем объявляют мой рейс «Владивосток – Москва». Посадка, занимаю свое место под номером тринадцать. Через полчаса после взлета откидываю спинку сидения и засыпаю.

«А дальше, что дальше? Дальше то, что?» не могу вспомнить, хоть убейте.

«Может, меня встретила старая подруга Надя, которая после окончания института перебралась в Москву? Наша встреча закончилась походом в бар, там мы напились и нашли приключения на свои нижние девяносто. А, может, нам в выпивку подсыпали наркоту?» - от этих мыслей стало не по себе.

 Переборов ломоту в теле, села и осторожно убрала ладонь с глаз, при этом медленно их открывая.

«Даааа… действительно лес!» - я сидела прямо на сырой земле и смотрела на голые деревья, окружавшие меня со всех сторон. Лес, как лес, ничего особенного. Вполне похож на подмосковный. «Вот только.… почему осень-то?!»

Между деревьев стелился утренний туман, делая видимыми солнечные лучи, которые пробивались сквозь голую крону.

После того, как я смогла нормально открыть глаза, начала слышать звуки, было ощущение, что организм просыпался по частям. Сначала обоняние, потом зрение, и, наконец, слух.

Лес жил своей жизнью, и ему не было никакого дела до растерянной меня. Его наполняло щебетание маленьких птичек, которые увлеченно что-то клевали в жухлой траве. Вдали слышалось грубое карканье ворон. Ветер шуршал пожелтевшей листвой и кустами. Все это было совершенно привычно и не смущало меня.

Единственный вопрос не давал мне покоя: «Как я сюда попала, ёперный театр?»

После осознания нелепости и необъяснимости ситуации проснулось осязание, и я почувствовала, что продрогла. Тело начало сотрясаться от мелкой дрожи.

«Да что ж, это такое-то?! Чего расселась? Вставай, давай!» - отругала сама себя и, кряхтя словно старуха, встала на ноги. Очередное неприятное открытие вынудило меня застонать в голос: тело болело и ломило, будто по мне проехали катком.

Опираясь о ствол ближайшего дерева, стала отряхиваться и обнаружила на себе странную одежду.

«Во что же я вляпалась?» - возник еще один вопрос, когда увидела, что одета в темно-коричневые кожаные штаны, высокие берцы и непонятную кольчугу, состоящую из кожаных ремней и тонких металлических пластин.

«Когда это я успела связаться с косплейщиками? Не помню, чтобы увлекалась таким?»

С каждой минутой вопросов становилось все больше.

— Так, ладно, будем решать проблемы по мере их поступления! — начала говорить вслух. От этого становилось не так страшно. — Соберись, Катюха, и думай, как отсюда выбраться! — я осмотрелась по сторонам и не нашла ни одной тропинки и вообще каких-либо следов присутствия человека.

— Может на дерево залезть и посмотреть с высоты? — но поблизости не нашлось ни одного дерева, подходящего для этой цели. Они все были высокими, и ветви начинали расти только на трехметровой высоте.

Расстроено блуждая взглядом по окрестности, случайно увидела окровавленную стрелу без оперения неподалеку от места, где я лежала.

Неуверенно подошла к ней и наклонилась, чтобы лучше разглядеть странное длинное древко с металлическим наконечником, измазанным уже засохшей кровью.

Стрела или ее подобие была внушительного размера, такой не только человека, слона убить можно. Ее вид пугал, отчего по телу прошла нервная дрожь. Правая рука сама собой пощупала солнечное сплетение и наткнулась на дырку в кольчужной пластине. Опустив взгляд, увидела, что там действительно есть отверстие, оно выглядело так, словно консервную банку проткнули ножом.

Попыталась снять пластину, но ничего не вышло, она намертво крепилась к кожаным ремням. Просунув палец в дырку, который с легкостью туда пролез, ощутила шишку на коже и боль, словно от сильного ушиба. Но кожа была цела, и крови вроде не было.

— Все это похоже на страшный сон! Катя, ты спишь! — никогда не занималась самообманом и сейчас понимала, что это реальность, но сознание упорно отказывалось принимать происходящее за действительность. Еще чуть-чуть и начнется паника.

Сделав пару глубоких вдохов, чтобы успокоиться, ведь в этой ситуации, паника враг номер один, встала и пошла на восток. Определить направление не составило труда, сквозь голую крону хорошо видно, с какой стороны светит солнце, и почему-то я была уверена, что время еще не перевалило за полдень. Не знаю, по каким причинам выбрала именно это направление, да и какая теперь разница, в какую сторону идти? Может, повезет, и я выйду к дороге, а если нет – буду блуждать по лесу, пока не помру от жажды и голода.

Одно радовало, что нет дождя. Хоть на мне и были одеты: странная кольчуга, кожаные штаны и берцы, я все равно замерзла. Осенний прохладный ветерок, гуляющий среди деревьев, коварно забирался под одежду, охлаждая и без того замерзшее тело.

«Может, у меня температура?» - пощупала лоб. Холодным рукам он показался очень горячим. Может, температура, а, может, и нет, сложно сказать. Но будет удивительно, если я не заболею, ведь еще неизвестно, сколько провалялась на сырой земле.

Примерно через пятнадцать минут ходьбы, силы стали меня покидать, а еще через десять минут вообще еле волокла ноги, переходя от дерева к дереву, ибо по-другому передвигаться уже не могла. Коленки тряслись и норовили подогнуться, не желая идти дальше. Со лба градом лил пот, ручьем застилая глаза, а сердце бешено билось, появилась одышка, словно я бегом поднялась на десятый этаж.

Обняв очередное дерево, сползла по стволу и уселась на землю, в глазах помутилось, стало темнеть.

«Неужели это конец? Не хочу умирать?» - пронеслась паническая мысль. «А я ведь так и не вспомнила, как тут оказалась».

Полная темнота так и не пришла. Не в силах пошевелиться, я сидела, подпирая ствол дерева. Глаза закрыть боялась, поэтому раскрыв их как можно шире, смотрела на размытые силуэты леса.

Не знаю, сколько пробыла в таком состоянии, неожиданно один из темных силуэтов шевельнулся и стал приближаться ко мне.

Успокоившееся сердцебиение вновь участилось, и я в панике попыталась отползти, но не смогла даже пальцем пошевелить. Мне ничего не оставалось, как безвольно сидеть, наблюдая за происходящим, и надеяться, что это не дикий зверь, который может меня сожрать.

— Мань! — раздался детский голосок от размытого пятна, нависшего надо мной.

— Что? — ответил ему девичий голос откуда-то издалека.

— Тут тетенька в доспехах! Мертвая! — крикнул силуэт, и я поняла, что это мальчишка, а еще он решил, что я умерла. — Это наверно ее меч мы нашли в овраге!

— Не подходи к ней, я сейчас приду! — девушка говорила уже где-то близко.

Раздался звук тяжелых шагов и шуршание листьев. Теперь надо мной нависали два темных пятна: одно большое, другое маленькое.

— Та не, вроде жива! Вон глаз дергается! — после ее слов камень с души упал. Я боялась, что, приняв меня за мертвую, они не захотят связываться с проблемой и оставят тут. А так есть вероятность, что прохожие вызовут скорую и не бросят меня.

— А вдруг она мертвячка? — испуганно пропищал ребенок.

— Не говори глупости! Мой амулет давно бы сработал, а он вон смотри, висит себе спокойно и не светится.

«О чем они говорят? Какая мертвячка? Какой амулет?» у меня начали закрадываться сомнения насчет их адекватности, хотелось срочно пошевелиться и доказать им, что я жива. Но все мои потуги остались незамеченными.

— Смотри, как она глаза страшно вылупила! Точно мертвячка!

— Хорош ерунду морозить, лучше помоги ее в волокуши затащить!

— Я боюсь! Лучше давай уйдем! — маленькая тень немного отдалилась и замерла.

— Ну и трус же ты, Ероха! Если мама сможет ее выходить, то нас могут наградить. Доспехи-то вон, какие дорогие. Наверняка дочка или жена какого-нибудь рыцаря или графа.

— Может, не надо? Видно же, что мертвая, и вообще мама нас за хворостом посылала! — мальчишка продолжал упираться, по голосу слышно было, что он боится.

— Хватит болтать! Давай помогай, а то в за правду помрет, превратится в мертвяка и придет за тобой!

— Ну, ладно, — неуверенно согласился Ероха, и меня поволокли по земле.

От их действий тело пронзила судорога. В груди зародился крик боли, но на полпути застрял в горле, а сознание уплыло окончательно.

Глава 2

Предыдущая глава   Следующая глава

Меня разбудил запах еды и громкое урчание в животе.

Стоило мне открыть глаза, как рядом раздался уже знакомый детский голос.

— Мама, мама! Тетенька проснулась! — возле кровати на табуретке сидел белобрысый пацаненок, лет десяти от роду, и голосил во все горло при этом, не отрывая от меня любопытных и испуганных глаз.

Послышался звук торопливых шагов, цветастая занавеска на входе в комнату отлетела в сторону, и на пороге появилась немолодая женщина.

— Сынок, выйди! — она окинула меня тревожным взглядом.

— Ну, мам! — мальчишка насупился.

— Кому говорю, брысь! Выпорю! — после этих слов Ерошку словно ветром сдуло, и только колыхающаяся занавеска напоминала о том, что только что тут был любопытный ребенок.

Хозяйка дома, вытирая руки о передник, присела на табурет. Все это время я настороженно за ней наблюдала. Доброе, уставшее лицо с печатью нелегкой жизни внушало доверие. Видно, что по молодости она была очень привлекательной женщиной. Ясные, серые глаза, тонкие брови, аккуратный нос и губы, никогда не знавшие губной помады, могли принадлежать, как аристократке, так и простой женщине рабочего класса. Волосы спрятаны под косынку, лишь русая прядь выбивается на высокий светлый лоб.

— Доброе утро! Рада, что вы пришли в себя! — женщина искренне улыбнулась.

— Спасибо, что не бросили в лесу! — я попыталась сесть.

— Лежите, лежите. Вам еще рано вставать! — она мягко надавила мне на плечо. — А благодарить надо моих детей и провидение, которое привело их к вам. Еще бы чуть-чуть и уже ничего бы не помогло.

— Что со мной было, и где я сейчас?

— Вы не помните, — она утверждала, а не спрашивала, что немного меня удивило. — Так и должно быть, еще хорошо, что вы разговариваете. После яда голубого василиска, мало кто выживает, а те, кто все-таки выжил, становятся, словно новорожденные дети, ни ходить, ни разговаривать и обслуживать себя они не могут, — из ее объяснений ничего не поняла. «Что она несет? Какой василиск?»

— Простите, не понимаю о чем вы. Помню лишь, то, что летела на самолете и все. Какой яд? Какой василиск? Вы так шутите? — посмотрела ей прямо в глаза и увидела сочувствие.

— Ох, дитя, какие шутки? Не знаю, про какой само…лет ты говоришь, — женщина плавно перешла на «ты». — Видимо, и для тебя отравление ядом не прошло бесследно, — она хлопнула себя по коленям и грустно вздохнула. — Ну, ничего, поживешь у нас, может, тебя найдут родные, а если нет, так совсем оставайся, если захочешь. А можешь потом, когда полностью оправишься, сама пойти искать свою семью. Но только надо дождаться середины весны. Места у нас глухие, зима застанет тебя в дороге, — она погладила меня по руке в утешающем жесте. — Так что оставайся, перезимуешь у нас.

— Спасибо за предложение. Я лучше попробую добраться домой, — оставаться здесь всю зиму будет неразумно. Мне главное выйти к трассе, а там доберусь до ближайшего города и на поезде или самолете, отправлюсь домой, но вслух не стала это говорить. — А у вас есть телефон? Хочу родным позвонить и сказать, что со мной все в порядке.

— А что это такое? Наверно какая-то магическая штука? — после ее вопроса у меня возникло навязчивое желание покрутить пальцем у виска. — У нас есть маг в деревне, можно к нему сходить, может, он чем-то поможет, — я все больше убеждалась, что попала к сумасшедшей, а с первого взгляда и не скажешь.

— Простите, а как ваша деревня называется?

— Серебряный ручей.

— Московская область? — никак не могла вспомнить такое название. Да и вообще, как я оказалась в этом месте.

— Нет, какая там область! — она махнула рукой. — Мы принадлежим графству Чернолесье, находимся практически на его границе, в самой глуши. До ближайшего города две недели на лошади ехать, а пешком и того больше, — теперь я вообще выпала в осадок и устало закрыла глаза, понимая, что от этой женщины ничего не добьюсь. Хоть в лесу не бросили и на том спасибо.

— Вот я - растяпа! Ты ж голодная, десять дней без сознания лежала, а я сижу тут беседы веду, — женщина засуетилась. Поправляя одеяло и помогая мне немного приподняться, она причитала и охала, жалея меня. — Машка! Неси похлебку! — крикнула, закончив со мной возиться.

Я чувствовала себя лучше, чем в лесу, но легкое головокружение осталось и раздражало меня. А желудок, услышав, что его сейчас будут кормить, начал урчать пуще прежнего.

В комнату вошла растрепанная девушка, на вид ей не больше семнадцати лет. Встретившись со мной взглядом, она скромно потупила глазки, такие же серые, как и у матери.

Маша внесла деревянный поднос и поставила мне на колени.

— Давай, я тебе помогу, — присев на край кровати, женщина намеревалась меня покормить.

— Спасибо, я лучше сама, — взяла протянутую деревянную ложку, уже не обращая внимания на странности, и зачерпнула бульон, но не смогла даже оторвать ее от деревянной миски. Казалось бы, что она легкая, а стоило добавить ложке немного веса, она тут же стала неподъёмной.

— Давай, лучше я! — хозяйка дома забрала столовый предмет из моих ослабевших рук и стала аккуратно кормить. Организм с радостным “бульк” принял вкусный, наваристый куриный бульон.

Через несколько минут я довольно откинулась на подушку, а женщина унесла посуду и вернулась обратно.

— Как вас зовут? — вспомнила я, что не знаю ее имени.

— Можешь называть меня просто, тетя Дорофея.

— А меня Катя. Приятно познакомиться. Я вам очень благодарна за заботу.

— Не стоит, я не могла поступить иначе. Я ведь знахарка, мое призвание - помогать людям. К тому же в нашем мире мало добра, и мы просто обязаны любыми способами преумножать его — она улыбнулась. — А теперь отдохни. Сон - лучшее лекарство, — Дорофея встала и вышла, задернув за собой занавеску.

Вопреки ожиданиям, я быстро уснула, и снился мне очень странный, даже страшный сон.

Аэропорт, снова посадка, и я занимаю свое место. Вот откидываю спинку сидения и как только закрываю глаза, сразу начинаю падать во тьму. Испугавшись, желаю, чтобы это оказалось просто страшным сном и щипаю себя за руку, но проснуться не удается.

Кажется, падение длиться бесконечно долго. А когда я готова поверить, что умерла и попала в ад, тьму начинают прорезать, сначала серые, затем белые всполохи. Постепенно все вокруг светлеет.

Я оказываюсь в лесу, удивленно озираюсь и снова не могу понять сон это или явь. В растерянности иду, куда глаза глядят, неожиданно слышу топот копыт за спиной. Медленно оборачиваюсь и вижу всадников, они что-то кричат и размахивают оружием. Испугавшись, бегу вперед, петляя между деревьев, спотыкаюсь и падаю. Меня быстро нагоняют.

Рыцари в кольчугах с красным крестом на груди, который делает их похожими на крестоносцев, спешиваются и, окружают меня, выкрикивая непонятные обвинения.

— Отродье — словно проклятье выплевывает мне в лице один из них, и в злобной гримасе щерит рот с гнилыми зубами.

— Бей выродка! — и как по команде на меня обрушивается первый удар железной перчаткой прямо в висок. На мгновенье теряю сознание, а когда прихожу в себя, то уже лежу на земле и пытаюсь закрыть голову от ударов, которые, словно град, сыплются на все тело. Не в силах сказать и слова, просто кричу от боли, а в голове крутится лишь одна мысль: «За что?»

— Довольно! — властный оклик, словно гром среди ясного неба, раздается отовсюду. Удары тут же прекращаются. — Поднимите ее! — требует неизвестный.

Еле живую меня ставят на ноги и поддерживают под руки. А я даже голову не могу поднять, чтобы посмотреть на того, кто остановил мое избиение.

— Поднимите ей голову, хочу напоследок заглянуть в глаза, чтобы перед смертью она видела, как я нажимаю на спусковой крючок, и запомнила, кто ее казнил, — оказывается, он не остановил издевательство, а лишь пожелал добить собственноручно. В моей груди рождается черная, всепоглощающая ненависть.

Я смотрю, как молодому мужчине в дорогих, сверкающих доспехах и на гнедом коне, подносят огромный арбалет. Затем из металлического футляра осторожно достают огромный болт, с наконечника которого сочится голубая жидкость. Щелчок, свист тетивы, и он пронзает мою грудь. С запозданием вспоминаю, что уже где-то видела такой болт.

В тот момент, когда по телу разливается адская боль, с криком просыпаюсь. Тяжело дыша, с облегчением понимаю, что это был сон, но все равно на всякий случай ощупываю грудь. «Вроде не болит!»

Отдышавшись и немного успокоившись, задумалась, сон ли это был или воспоминания. Уж больно все реалистично происходило.

«Но откуда в наше время рыцари? Может какая-то секта, помешанная на средневековье? И, вообще, если меня убили, то почему я жива? Может все-таки сон?» От вопросов голова шла кругом. Еще немного и моя крыша, помахав ручкой, утопает в неизвестном направлении, если уже не ушла без предупреждения.

Вообще, начиная с пробуждения в лесу, все происходящее напоминало сюжет из фильма. Дорофея и ее дети вели себя странно. Обстановка в комнате была такой, словно я оказалась в крестьянской избе конца девятнадцатого века.

Если отсутствие знаний о том, что такое телефон и самолет, можно списать на глухую местность, то вот странные разговоры о магах, василисках и то, что до ближайшего города две недели пути, объяснить невозможно и напоминает это бред сумасшедшего.

Устав от бесполезных размышлений, решила встать и осмотреться. На мой крик никто не пришел, поэтому сделала вывод, что в доме никого нет.

Поставив босые ноги на деревянный пол, осторожно встала. В глазах потемнело, и я покачнулась, но все быстро прошло. Держась за стену, окинула взглядом небольшую комнату, вмещающую в себя только кровать, старенький табурет и грубо сколоченный сундук в углу. Стены побелены, но местами штукатурка осыпалась, оголив дранку, а деревянный пол был когда-то покрашен в коричневый цвет, но от былой роскоши остались лишь напоминания, видневшиеся небольшими островками, в местах, где ходят реже всего. Маленькое окно с покосившейся рамой и мутным стеклом, прикрывал захудалый тюль. А вместо двери проем закрывала занавеска с аляповатыми цветами.

Осторожно выглянула из-за импровизированной двери, за которой оказалась просторная горница. Основным элементом помещения, являлась печь, она располагалась так, чтобы согревать не только горницу, но и еще две комнаты, расположившиеся по обеим сторонам печи. Из одной из этих спален и вышла я.

Остановившись посередине просторного помещения, стала разглядывать небогатое убранство дома.

Если описать обстановку двумя словами, то можно сказать просто: «Небогато и странно!»

Длинный стол со скамьей, вдоль стены ещё пару скамеек. В углу около печи небольшой стол, на котором стояли разные ступки, глиняные горшки и деревянная посуда. Над печкой висели пучки сушеных трав и чеснока.

Неожиданно входная дверь скрипнула и в дом вошла Дорофея с охапкой хвороста. Увидев меня, она замерла на пороге.

— Ты зачем встала? Тебе еще рано! — отойдя от удивления, сказала она.

— Я в порядке. Устала лежать и решила немного размяться, — женщина искренне проявляла заботу, и мне стало как-то неудобно.

— Это хорошо, что ты быстро идешь на поправку, хоть и удивительно. Давай, тогда сходи с Машей в баньку, она как раз ее натопила, а я пока ужин приготовлю.

Не стала спорить с Дорофеей и отправилась в комнату ждать, когда за мной придет Маша.

Долго ждать не пришлось, и уже спустя пять минут я лежала на скамейке в парилке и жмурилась от ударов березового веника по спине. А через час напаренные и намытые мы сидели за столом и ели обычный, но вкусный борщ.

— Катя, завтра придет магистр Николаус, посмотрит, возможно ли найти твоих родственников и связаться с ними, — говоря это, женщина попутно убирала со стола грязную посуду.

— Спасибо, — после бани и еды, я разомлела, поэтому не стала спорить и доказывать, что магов не существует, а те, кто так себя называет, являются шарлатанами. Вот завтра и посмотрим, что там за Николаус такой.

Глава 3

Предыдущая глава   Следующая глава

Перед тем, как лечь спать, Дорофея с детьми проделала странные приготовления. Со стороны улицы они закрыли окна ставнями и повесили на них амбарные замки. А входную дверь в сенях и дверь, ведущую в горницу, закрыли на тяжелые засовы.

— Зачем вы закрываете все? — спросила я пробегающего мимо Ерофея, который тащил связку разноцветных камней висящих на веревках.

— Вот чудная! Как это зачем? От мертвяков защищаться! — он, было, хотел покрутить пальцем у виска, но вовремя опомнился и помчался к матери. А я озадаченная, вернулась в свою комнату и улеглась в постель.

Всю ночь мне казалось или не казалось, что кто-то скребется в деревянные ставни. А где-то вдали слышались жуткие завывания. «Вот, кто меня за язык тянул? Зачем спросила? Теперь всякие ужасы мерещатся!»

Прислушиваясь к каждому шороху, измаялась и уснула только под утро.

— А я говорю, мертвячка!

— А я говорю, ты чепуху несешь! Она просто спит, — меня разбудил громкий спор Маши и Ерошки.

— Ну чего разорались, — возмутилась я охрипшим ото сна голосом. — Живее всех живых, просто долго не могла уснуть.

— Мама сказала тебя разбудить, скоро придет Николаус, — Маша немного смутилась.

— Ладно, сейчас встану, — я скинула с себя шерстяное одеяло и села.

— Ерошка, а ну брысь отсюда, — девушка дала брату подзатыльник, а тот, обиженно засопел и вышел из комнаты, напоследок показав сестре язык.

Проводив мальчика взглядом, Маша полезла в сундук и достала темно-коричневые штаны из плотной ткани и широкую рубаху.

— Вот, мама сказала дать тебе одежду нашего старшего брата, — она протянула мне вещи.

— А где он сейчас? — спросила, принимая одежду.

— Его забрали на войну два года назад. Михаил так и не вернулся, — девушка грустно вздохнула и отвернулась, пряча навернувшиеся слезы.

— Прости, не хотела тебя расстраивать, — я поспешила ее обнять.

— Ничего, ты не виновата. Каждые три года, приезжают легионеры и забирают самого старшего мужчину из семьи. Сначала ушел папа, потом Михаил. В следующем году уйдет Ерошка. Но он ведь совсем маленький, — Маша окончательно сникла и расплакалась. А я крепко ее обняла и не могла понять, что происходит. «Какая война? Что за легионеры? Я вообще где?» Нехорошие предчувствия все сильнее заползали в душу, окутывая ее щупальцами липкого страха. И никакие логические аргументы не помогали.

— Извини меня, распустила нюни, а ты еще даже не завтракала. Переодевайся, скоро придет Николаус, — она вытерла слезы. — Негоже встречать его в сорочке, — девушка попыталась улыбнуться, но улыбка вышла кривой. — На столе стоит каша, еще успеешь поесть, а я пойду, кур покормлю.

Оставшись одна, я сняла сорочку, позаимствованную у Дорофеи, натянула штаны на завязках и рубашку, подпоясавшись нешироким ремнем. Похожий комплект был и на Ерошке.

Одевшись, вышла в главную комнату. В углу возле печи стоял деревянный тазик, набрала туда нагретой воды из ведра, умылась и прополоскала рот специальной травяной настойкой, которую еще вчера мне показала Дорофея.

— Воду я сама вынесу, оставь, — сказала Маша, когда я хотела выйти на улицу. — Давай помогу заплестись, — не стала отказываться от помощи и уже спустя пят минут ходила с туго заплетенной косой.

— У тебя красивые волосы, у нас в деревне ни у кого нет таких.

— Спасибо. У моей мамы тоже рыжие волосы, это у нас семейное, — после этих слов у меня заныло в груди. Все это время старалась не думать о родителях. Но мысли вновь и вновь возвращались к ним. Как они там? Переживают за меня и, наверняка, уже подали заявление в полицию! Они уже старенькие, и я боялась, что у кого-то из них может не выдержать сердце.

— Садись завтракать. Мама уже давно ушла за магом, они скоро придут.

Меня не пришлось уговаривать. Я поела молочной каши из незнакомого злака и запила травяным чаем. А когда убирала посуду, входная дверь скрипнула, и в дом вошла Дорофея, а следом за ней мужчина в темно-синей рясе с капюшоном или чем-то подобном.

— Доброе утро, Катенька! Как спалось? — женщина улыбнулась.

— Доброе. Что-то не очень, все время шорохи и жуткий вой мерещились, — честно призналась.

— Так это у нас каждую ночь так. Мы уже привычные, — Дорофея небрежно махнула рукой. — А это магистр Николаус, я тебе о нем говорила.

— Здравствуйте, — неуверенно поприветствовала я, глядя на мага, который откинул капюшон. Вопреки моим ожиданиям, это оказался молодой мужчина, примерно одного со мной возраста. Точно не старше двадцати пяти — тридцати лет. Он напоминал айтишника, работающего в моем отделе. Такой же худой и бледный, вызывающий желание накормить и выгнать на улицу, подышать свежим воздухом и дать коже узнать, что такое солнечные лучи. Я никак не могла воспринимать его всерьез.

— П…приветствую, — еще более неуверенно, чем я, поздоровался он.

— Магистр Николаус, вы не стесняйтесь, проходите, — видя наше замешательство, Дорофея решила взять все в свои руки. — Присаживайтесь, я сейчас вам горячего отвару налью.

— Благодарю, — стараясь не смотреть на меня, Николаус прошел к столу.

— Катенька, ты тоже садись! — женщина уже суетилась у печи и гремела глиняными горшками.

 

А я решила не смущаться и уселась напротив мага, посмотрев прямо в его светло-карие глаза. Еще вчера хотела глянуть на этого шарлатана. Запудрил доброй женщине голову, еще и деньги за свои услуги берет наверняка.

— Ну, магистр Николаус. Вы сможете помочь мне связаться с родными? — положив руки на стол и сцепив пальцы между собой, напустила на себя как можно более серьезный вид.

— Кхмм… — прежде чем ответить маг покашлял в кулак. — Думаю, что смогу. Но прежде, мне необходимо считать вашу ауру, чтобы по ней найти родных вам людей, — его голос оказался приятным, таким только романтические песни петь.

— Ну, так считывайте, — сдерживая себя, чтобы не выйти из образа, дала свое разрешение.

— Дорофея, вы не оставите нас? — повернулся он к хозяйке дома и вежливо спросил. «Ну прям, пай мальчик!» Мне с трудом верилось во весь этот фарс. А еще были непонятны его мотивы.

— Только, Николаус, я не смогу вам заплатить. Так как нечем, — решила посмотреть на реакцию, когда он узнает, что ему попался неплатежеспособный клиент.

— Ну что вы! Мне за работу платит государство и Магистерство из налогов, — его ответ ввел меня в замешательство. А когда Дорофея вышла, прихватив с собой детей, маг полез в карманы рясы и достал два стеклянных шара размером с теннисный мячик.

Один он отложил в сторону, а другой взял в ладонь. Шар мягко засветился желтым светом «На батарейках наверно. Ничего особенного!» Затем он обошел стол и встал за моей спиной.

— Закройте глаза, пожалуйста! — попросил маг взволнованным голосом. Не стала спорить и выполнила его просьбу.

Через мгновенье почувствовала, что надо мной водят руками, а потом по телу как будто прошел разряд, хотела возмутиться, но не смогла даже рот открыть и пошевелиться.

— Это невероятно! — воскликнул Николаус, и паралич меня сразу отпустил.

— Что вы со мной сделали? — спросила, срываясь на крик, так как сильно испугалась. — Что тут вообще происходит?

— Успокойтесь, это была нормальная реакция на ментальное воздействие. Удивительно совсем другое! — он большими глазами уставился на меня.

— Что? — грубо гаркнула, ибо нервы стали сдавать, а он аж подпрыгнул от неожиданности.

— Ва…ваша аура, она двойная! — бедолага стал заикаться, но я не захотела менять гнев на милость. Весь этот цирк уже порядком надоел, и, если сейчас он ничего нормально не объяснит и не поможет связаться с родственниками, я сегодня же пешком пойду к трассе.

— Слушайте, мне надоело это представление. Я не верю во все эти ваши штучки. Дайте мне телефон и скажите, в какую сторону идти до ближайшего города, а лучше будет, если меня кто-нибудь на машине подвезет. Да хоть на велосипеде, уже все равно.

— Вы… вы не понимаете. У вас две ауры, и одна из них мертвая, — маг продолжал гнуть свое.

— Слушай, Коля, хватит уже. Я что на дуру похожа?

— Вы главное успокойтесь, — игнорируя вопрос, маг стал медленно подходить ко мне, словно хотел поймать опасное животное.

— Что вы задумали? Даже не думайте приближаться! — маниакальный блеск его глаз, мне очень не понравился, и я бросилась к входной двери, хотела позвать Дорофею. Хватаясь за ручку, оглянулась назад и увидела, как из ладоней Николауса вылетает голубой светящийся сгусток и летит в меня. Офигевшая от такого фокуса, замерла на месте, даже не пытаясь избежать столкновения, от которого по телу пробежала дрожь, и сознание в очередной раз помахало мне ручкой.

 

— Ах ты, маг недоделанный! Ты что натворил? Зачем девочку оглушил! Она только-только оправилась после отравления! — приходя в себя, услышала возмущенные крики Дорофеи, затем послышались звонкие шлепки, словно кому-то надавали подзатыльников.

— У…у…у нее аура, д…двойная. А…а одна как у…у...у не…нежити, — заикаясь, оправдывался маг.

— А я говорил, мертвячка! — добавил свои пять копеек Ерошка.

— А ну брысь, сейчас и тебе достанется! — прикрикнула на него мать.

Решила не показывать, что пришла в себя и послушать их разговор.

— А ты внятно объясни, что случилось, — женщина продолжила окучивать мага. — Иначе еще подзатыльника получишь, чтобы мозги на место встали, — я мысленно позлорадствовала и поблагодарила Дорофею.

— В общем, я сканировал ее ауру, чтобы найти родных и обнаружил, что она двойная. Одна как у сильного мага, а вторая как у нежити высокого уровня, — словно скороговорку выдал информацию Николаус.

— Ты уверен? — уже более спокойно спросила хозяйка дома. «Неужели она верит в эту ерунду?» Хотя голубой сгусток, летящий из рук мага, я никак не могла объяснить.

— Б…более чем.

— Я могу объяснить это только тем, что девушка была на грани жизни и смерти. Видимо, она действительно сильный маг, но яд василиска сделал свое дело, хоть и не до конца. Катя многого не помнит и порой мне кажется, считает нас юродивыми. А еще она говорит странные вещи. Упоминала какой-то само…лет и телефон. Даже не представляю, что это такое.

— Я тоже. Что будем делать?

— Ничего. Если получится найти ее родных, то хорошо. А если нет, поживет у меня, пока сама не решит, что делать дальше. До весны точно останется здесь. Сам знаешь, одинокому путнику опасно идти. Нежить до того обнаглела, что уже днем стала охотиться. К тому же до зимы, она не успеет добраться до Славайна, — многое в словах Дорофеи было странно и непонятно, но все равно я благодарна за ее доброту. Понятно одно, придется разбираться в том, что здесь происходит.

— Но я должен доложить в Магистерство об этом уникальном случае! Ее необходимо исследовать. В конце концов, она может быть опасна! — Николаус все меньше и меньше мне нравился.

— Только попробуй! Я тебя самого на опыты пущу. Твое Магистерство итак многих из нашей деревни забрало, — голос женщины был настолько злой, и не знай, я, что кроме нее и мага, тут никого нет, не узнала бы Дорофею.

— А если она кому-нибудь навредит? — «Вот ведь упрямый недомаг!»

— Не навредит. Я все сказала. Если, упаси тебя всевышний, тут появятся ищейки Магистерства, ноги твоей рядом с Машкой не будет. Я ее за кузнеца замуж выдам, — грозно закончила она.

— Ну, мама! — послышалось возмущенное из соседней комнаты «Вот оно что. А я и думаю, почему Дорофея так раскомандовалась!»

— А ты молчи. Ишь чего удумала! Поперек матери говорить! — не на шутку разошлась Дорофея, и я решила заявить о своем пробуждении, пока не разгорелся скандал.

— Катенька, как ты себя чувствуешь? — знахарка тут же отреагировала, увидев, что я открыла глаза.

— Нормально вроде, — и действительно у меня ничего не болело. — А что происходит? Удалось найти моих родных? — решила включить дурочку и прикинуться, что не помню, как Николаус шандарахнул меня голубым светом.

— К сожалению, нет. Но ты не расстраивайся, — Дорофея присела рядом со мной и взяла за руку. Потом она повторила свою идею о том, чтобы я осталась у них до весны.

— Спасибо, вы очень добры. Не знаю, что бы я без вас делала, — придется подыгрывать, а там разберусь по ходу действий, как поступить. Главное выбраться на улицу и добраться до трассы.

Если бы я знала, как сильно ошибаюсь. Но все по порядку.

Глава 4

Предыдущая глава   Следующая глава

Дорофея выпроводила Николауса и, замяв тему с поиском родных, принялась готовить обед.

— Маша! Сходи с братом за хворостом!

Не зная, чем себя занять, я решила отправиться с ними. К тому же разведать обстановку будет не лишним.

— Дорофея, вы не против, если я тоже пойду?

— Конечно, милая, — улыбнулась женщина. Бросив свое занятие, она ушла в кладовую, чем-то по-гремела и вышла с моими берцами и остальным обмундированием. — Вот, я все зашила. Только дыру в грудной пластине не смогла заделать. Потом к кузнецу надо будет отнести, может, сможет починить.

Еще Дорофея дала старенький плащ с капюшоном подбитым мехом и шапку. Все оказалось великовато, но выбирать не приходилось. Одевшись во все это, мне сложно было представить себя со стороны, а зеркала в доме нету.

Маша с Ерошкой оделись во что-то подобное, как и я, только вместо кольчуги, на них были шерстяные свитера, связанные из неокрашенной шерсти, а на ногах сапоги из сыромятной кожи, бугристые и грубые.

Выйдя на улицу, я глубоко вдохнула свежий, морозный воздух. Все вокруг припорошило снежком, и он уже наверняка не растает, хоть и мороз совсем небольшой. И если бы не тот факт, что из моей памяти выпало целых полгода, я бы насладилась окружающей природой и деревенской атмосферой.

В Москву улетала в начале июня, а сейчас, скорее всего, конец ноябрь, это удручало и нервировало: «Ну не бывает такого!»

Чтобы еще больше не загонять себя в тоску, отогнала мрачные мысли и огляделась по сторонам.

У Дорофеи оказался просторный двор, видно, что когда-то хозяйство было богатое, а сейчас пришло в упадок. Пустые стойла и дровяник без дров, подтверждали это.

— Маша! — я догнала детей, которые уже подошли к воротам. — А вы много скотины держите?

— Раньше много держали, а сейчас только одна корова, да кур с десяток. Как отца и брата забрали, стало тяжело, не справляемся, половину забили, а другую половину распродали, — на ее глазах снова навернулись слезы, и я не стала продолжать разговор на болезненную для нее тему.

Ерофей, не дожидаясь нас, схватил деревянные волокуши и потащил их со двора. Дальше мы шли, молча, до самого леса. Деревня оказалась небольшой, максимум на тридцать дворов, ее окружал высокий забор частокола. А на входе стояли, два суровых, бородатых дядьки.

— Машка, куда собрались? — окликнул нас один из них.

— За хворостом, куда ж еще!

— Смотрите в оба, недалеко от деревни нечисть шалит. Совсем распоясалась, уже днем охотится и добрый люд пугает.

— Спасибо, дядь Мить! — этот самый дядя Митя осмотрел меня с ног до головы хмурым, подозрительным взглядом. Потом хмыкнул в бороду и опять обратился к Маше.

— Смотрю, Дорофея, как всегда, справилась и выходила вашего найденыша.

— Её зовут Катя. Она теперь будет с нами жить, — «Не Маша, а находка для шпиона! Все выложила!» - с досадой подумала я.

Мужчина ничего не ответил, только опять хмыкнул в бороду.

До леса было недалеко, и через десять минут мы принялись за работу. На окраине хвороста практически не осталось, видимо, уже все собрали, поэтому пришлось углубиться в чащу.

Оставив волокуши, дети ходили вокруг них и собирали сухие ветки. А я задавалась вопросом «Неужели не проще распилить сухие упавшие деревья, которых полным полно вокруг, и запастись на зиму, да и вообще, чтобы не бегать часто в лес?» Спросив об этом у Маши, выяснила, что она не знает что такое пила. У них есть топор, которым рубить мог только папа или Михаил, а Ерошка еще мал для этого. Поэтому они уже третий год топят печь хворостом. Получив такой ответ, я долго недоумевала и решила больше ничего не спрашивать.

Монотонная работа немного отвлекала, мне даже понравилось собирать ветки. Нехитрое занятие успокаивало нервы, и я не сразу заметила, что что-то не так. Точнее этим что-то оказался туман, низко стелящийся по земле.

Бросая очередную охапку хвороста на волокуши, оглянулась и увидела, как между деревьев расползаются щупальца тумана, странного, грязно-серого цвета.

— Мааш! — позвала, привлекая ее внимание. — Это что? — ткнула пальцем в сторону деревьев, когда она ко мне повернулась.

— Ой, мамочки! — взвизгнула она. А туман тем временем все быстрее приближался, словно почувствовал добычу. Не знаю почему, но у меня сложилась ассоциация с опасным хищником, казалось, что если он нас достигнет, то всё - конец!

— Бежим! — крикнула Маша и, схватив брата за руку, бросилась в сторону деревни, но не тут-то было. Коварный туман подкрался с боков и взял нас в кольцо.

— Маша, мне страшно! — захныкал Ерошка.

— Как же так? Как я могла не заметить? — вытащив из под плаща светящийся амулет, недоумевала девушка.

— Да что происходит? Вы мне объясните или нет? — я начала нервничать. В голове появился шум, словно рокот тысячи голосов звучащих разом.

— На нас напала нечисть! Мы погибнем! — глотая слезы, наконец-то ответила Маша.

Неожиданно в тумане мелькнула тень человекоподобного существа, бегающего на четвереньках. От этого зрелища холод прошел по спине, а на голове зашевелились волосы. Тень снова мелькнула, но уже с другой стороны, затем еще одна и еще. Через мгновенье их было больше десятка.

— Они не подойдут, у нас ведь защитный амулет! — не слишком уверенно сказала девушка.

Окружив нас плотным кольцом, туман перестал двигаться и остановился примерно в трех мерах «Может и вправду, амулеты помогут?»

Рокот голосов мешал нормально думать и становился громче, стали различимы отдельные слова: «Наша… наша… наша…». Я поковыряла в ухе пальцем, но не помогло. Потом закрыла оба уха ладонями, надеясь, что голоса все же не в моей голове, но и после этого они не стали тише.

Маша с Ерошкой жались друг к другу и дрожали от страха, а я, перестав экспериментировать со слухом, вертелась вокруг своей оси и пыталась высмотреть хотя бы небольшой просвет, надеясь выбраться через него. К несчастью, его не было. Потерпев неудачу с этой идеей, хотела уже предложить забраться на дерево, но и тут был большой облом. «Вот почему, в этом лесу такие странные деревья? Ни у одного нет веток, растущих близко к земле!» - не успела возмутиться вслух, как меня одолело сильное чувство голода, которое помутило рассудок. Я была готова съесть все, что угодно, лишь бы избавиться от него. Мой взгляд остановился на детях, рот наполнился вязкой слюной, а живот громко заурчал.

В тумане протяжно завыли и я, встряхнув головой, скинула с себя наваждение «Боже!!! Что это было? Я что? Хотела их съесть? Неет, так не бывает!» В тумане вновь раздался вой, и одна из тварей выпрыгнула и кинулась на Ерошку. Взвизгнув, Маша заслонила его собой.

Я вскинула руку, пытаясь остановить эту мерзость, и так получилось, что коснулась его плеча, до того, как оно схватило девушку. На мгновение показалось, что я слышу, о чем оно думает и что чувствует: «Еда…еда…еда... мое…мое…мое…», - думало оно, раздираемое диким голодом и холодом.

Место нашего соприкосновения засветилось зеленым сиянием, я отдернула руку, а серая кожа твари начала моментально чернеть. Не добежав до детей каких-то пару шагов, нечисть упала на землю и завизжала как свинья, корчась в судорогах. Все это произошло за долю секунды и быстро закончилось. Туман начал отступать, а визг твари резко оборвался, она замерла, скрючившись на опавшей листве припорошенной снегом, еще пару раз дернула ногой и окончательно затихла.

— К..кто эт..то? — меня всю потряхивало от страха, и зуб на зуб не попадал. Отвратительное существо теперь будет сниться в кошмарах, а если еще представить, сколько таких было в тумане, так вообще жуть берет. Полностью лысая, с серой кожей, впалым носом и пустыми, черными глазницами, нечисть внушала первобытный страх, а в довесок к своей отталкивающей внешности у нее были длинные крючковатые пальцы с острыми когтями и уродливые клыки, в беспорядке торчащие из пасти.

— Это мертвяки! — трясясь, так же как и я, ответил Ерошка, а Маша смотрела на меня большими от страха и удивления глазами.

— Что? Такое ощущения, будто это я вас чуть не съела? — сказала и тут же прикусила язык. Ведь в какой-то момент было такое желание, но я разумно о нем промолчала. Мало ли, что они обо мне подумают.

— Нет, просто ты их прогнала! — и действительно, от моего касания тварь издохла, а ее рука полностью обуглилась. «А если бы я за нее подольше по-держалась?» Заметила, что туман рассеялся, а точнее уполз туда, откуда явился.

— Хватит ворон считать, пошли скорей домой. Не хватало еще, чтобы они снова вернулись! — первой опомнилась я и, схватив наполовину полные волокуши, потащила их в сторону деревни.

В итоге до дома мы добрались в два раза быстрее, чем до леса.

— Вы что так несетесь, словно за вами нечисть гонится! — крикнул нам дядя Митя.

— Гонится, еле ноги унесли! — ответил ему Ерошка и, обогнав нас, первым добежал до ворот, которые тут же поспешили закрыть.

И только дома смогли перевести дух. Захлопнув входную дверь, мы дружно повалились на пол, тем самым напугав Дорофею.

— Что случилось? — она выскочила на шум. — Да на вас лица нет! А ну давайте, рассказывайте, — и как по команде мы начали говорить в разнобой, рассказывая наши приключения.

— Так. Стоп. Ничего не поняла. Давайте кто-нибудь один, — остановила она бурный поток слов. Дружно решили, что будет рассказывать Маша.

После того, как девушка подробно и с чувством, описала происшествие в лесу, Дорофея долго молчала.

— Так, ладно. Мойте руки и садитесь за стол, — прервав размышления, скомандовала женщина. — Катя, после обеда нам предстоит серьезный разговор, — а до меня только сейчас наконец-то дошло, что я попала. Причем по крупному и непонятно куда. Это другой мир или другое измерение. Не знаю что, но явно не Земля. И как-то уж больно спокойно я об этом думала. Наверно, это защитная реакция мозга, чтобы не сойти с ума.

После скромного обеда, жиденькой похлебкой с мучными лепешками, Дорофея завела меня в спальню, прихватив с собой, толстую, старую книгу. Детей она отправила к родственнице в гости, строго наказав молчать о том, что произошло.

— Катя, ты понимаешь, что сегодня произошло? — она внимательно на меня посмотрела.

— Нет, конечно. Представьте, что перед вами человек, который абсолютно ничего не помнит, кроме своего имени и возраста.

— Зря я надеялась, что ты вспомнишь, хотя бы часть о нашем мире. Тогда слушай.

Так я узнала, что попала в мир Росшор. Сама Дорофея толком не знает о его материках и климатических поясах, только в пределах своей страны. Государство Адефа занимает большую часть одноименного материка, и господствует здесь монархия. Само государство разделено на графства, и все они подчиняются императору Димитрию Третьему.

В этом мире бал правит магия. Маги всегда в почете и являются верхушкой власти. Сам правитель - тоже маг высокого ранга. Так же, как и в фэнтезийных книгах, которые я иногда почитывала, магия делится на несколько видов: по элементам стихии, плюс ментальная магия и некромантия. Вот последняя находится под запретом и все, кто рождается с даром некромантии, подлежат немедленному уничтожению без суда и следствия. А все из-за того, что двести пятьдесят лет тому назад один некромант с группой единомышленников поднял армию нежити и решил захватить власть. Разразилась страшная война, распространившаяся по всему миру. Погибло очень много людей, но некроманта удалось уничтожить. Испуганные и ожесточенные войной люди, стали винить всех магов черного ремесла, даже не смотря на то, что они могли приносить пользу, упокаивая поднятых умертвий и уничтожая нежить, которая расползлась повсюду. Не было ни одной страны, не познавшей ужаса нашествия этих тварей.

— Мой дед верил, что в мире магии должен царить баланс и маги разных видов всегда рождаются примерно в одинаковых соотношениях, — продолжала объяснять Дорофея. — Он предрекал, что уничтожая некромантов, люди навлекут на себя беду. И ведь так и случилось. Нынешние маги могут только отпугнуть нежить и убивать их на время. Но вместо убитых появляются все новые и новые полчища. Еще дед говорил, что однажды вся сила некромантии, накопившаяся в мире за долгое время, достанется одному человеку, и в Магистерстве тоже об этом знают, и они очень не хотят, чтобы это случилось. Ведь неизвестно, что это будет за человек, а своей власти они терять не хотят. Но беда в том, что без некроманта нам никак нельзя. Скоро нежить заполнит собой весь мир, и не будет от нее спасения.

Мне было тяжело воспринимать эту информацию, но где-то на подсознательном уровне, я понимала, что это правда и теперь придется приспосабливаться к жизни в новом мире, где нет технических благ и все придется делать ручками и ходить ножками. И этот факт расстроил даже больше, чем, то, что я попала в другой мир «Хорошо еще, что тут есть баня!» видимо на фоне стресса, мысли уходили совсем не туда, куда надо.

— Дорофея, а вы не знаете, можно ли мне вернуть память? Кто может помочь с этим вопросом? — решила подумать о насущном и задать правильный вопрос.

— Ох, милая! Думаю, тебе не вспомнить того, что было до отравления, — с сожалением сказала женщина, качая головой. — Тебе придется учиться заново! В каких-то вопросах, я смогу тебе помочь. Особого дара к магии у меня нет, я – знахарка, и хорошо разбираюсь в травах. Но теорию по магии знаю неплохо, и у меня есть пара книг, они остались от деда, — она ободряюще улыбнулась. Но я не это хотела услышать, мне нужен был человек, разбирающийся в магии от А до Я, который знает о путешествиях по мирам и сможет помочь вернуться домой.

— А если обратиться к Николаусу, может он тоже сможет чем-нибудь помочь? — спросила на всякий случай, хоть мне и не нравился такой вариант, уж больно этот маг подозрительный. Никогда не забуду, как он хотел меня на опыты отдать.

— Не думаю, что это хорошая идея. Я даже не уверена, что он не сообщил в Магистерство о тебе. Но будем надеяться, что не сообщил, и справляться своими силами. В любом случае, до весны ты застряла в нашей деревне, и сюда никто не придет, — Дорофея встала с табуретки. — Думаю, хватит пока беседы вести. Ты отдохни, позже дам тебе книги, почитаешь. Может, что-нибудь вспомнишь.

Вот и поговорили. Женщина вышла на улицу, а я осталась в гордом одиночестве и глубоко ушла в себя, думая о том, что же все-таки со мной произошло и как меня так угораздило. Но поняла бесполезность этого занятия. Надо ждать до весны и идти в большой город искать ответы на эти вопросы, а пока скоротаю время, узнавая этот мир в пределах этой деревни. Да и подготовиться к путешествию не помешает.

Глава 5

Предыдущая глава   Следующая глава

На пятый день после пробуждения мне надоел постоянный холод в доме и вечная нехватка хвороста. К тому же баню больше не топили, так как было нечем. И поломав над этим голову, попросила Машу отвести меня к кузнецу.

Прихватив с собой грудную пластину с дыркой от стрелы, мы вышли на морозный воздух. С каждым днем зима отвоевывала свои права, мороз крепчал, делая не комфортным, проживание в неблагоустроенной избе «С этим, однозначно, надо что-то делать. Иначе я загнусь тут от воспаления легких!»

Встреча с кузнецом прошла успешно. Высокий, мускулистый мужчина в возрасте за сорок, на удивление, оказался приятным в общении. И имя у него под стать профессии, Мечигор. Ему подходит. В небольшой кузнице было довольно жарко, и мужчина ходил в одних штанах с передником на голый торс. Смотрелось эффектно.

Сначала он осмотрел грудную пластину и сказал, что через два дня будет готово. А потом я рассказала ему про пилу. Кузнец слушал внимательно, при этом хмуря густые брови.

— А нарисовать сможешь? — спросил он, когда я закончила описывать инструмент.

Второй раз объясняла, схематично рисуя пилу на небольшом клочке желтой бумаги.

— Теперь более или менее ясно! — Мечигор покрутил, корявые художества, задумчиво потирая короткую бороду. — Ну что ж, попробую, может, чего и получится. Приходи послезавтра.

Через два дня, я держала в руках большую пилу с деревянными ручками. Ее мы опробовали на толстом полене. Не знаю из чего, он ее сделал, но она прошлась по дереву, словно по маслу. Кузнецу так понравилось, что он не взял с меня оплаты, в обмен на разрешение распространять этот инструмент. Я была не против, тем более это не мое изобретение.

Втроем с Машей и Ерошкой мы ходили в лес и пилили небольшие поваленные деревья. Полешки в волокушах таскали во двор, где я их колола огромным топором. Оказалось, что в моих руках недюжая сила «И откуда только взялась?!» - каждый раз поднимая топор и опуская его на полено, приятно удивлялась. В итоге через две недели в дровянике не было свободного места.

К сожалению, баню каждый день топить не получалось сильно затратное на дрова дело. Поэтому парились два раза в неделю, и на том спасибо.

— Ой, Катюша! Какая ты - молодец! — все время нахваливала меня Дорофея. А я только рада была чем-нибудь заняться.

В отсутствии телевидения и интернета, появилась куча свободного времени и энергии, которые некуда было деть и они настойчиво просились на свободу.

В той жизни, когда я ходила на работу, думала, что если б мне не надо было работать, то я бы все время спала. Но даже тогда, уходя в отпуск, могла бездельничать, максимум три дня, а потом начиналась генеральная уборка не только моей квартиры, но и родительского дома.

Я поздний и единственный ребенок в семье, поэтому многие вопросы в организации ремонта или ведения хозяйства, ложились на мои плечи, так как родители уже совсем старенькие, им по семьдесят лет. Замуж я пока не вышла, был парень, только отношения не переросли во что-то более серьезное, так что все внимание доставалось маме с папой и нелюбимой работе.

В отдел по работе с клиентами крупной торговой компании, устроилась временно. Но, как говорится, нет ничего более постоянного, чем временное. Я застряла там практически на десять лет. А очередная командировка в Москву на семинар закончилась попаданием в неизвестный мир.

Осваиваясь на новом месте, постепенно узнавала о нем новое и о себе, как ни странно, тоже. Помимо умения колоть дрова, мне досталась способность обращаться с мечом и луком. Меч нашла, когда полезла в кладовку за овощами. Он стоял в углу вместе с луком и колчаном со стрелами. Руки сами собой потянулись к оружию, и я вытащила их на белый свет из пыльного угла, сама не знаю зачем.

Выяснилось, что меч дети нашли в лесном овраге, а потом неподалеку от него наткнулись на меня. Лук принадлежал отцу, его тетива сгнила и порвалась, так что пришлось нести к Мечигору. Кузнец быстро его починил, снова не взяв оплаты.

Вернувшись, домой, поставила посередине двора полено и, отойдя подальше, решила попробовать выстрелить. Руки, казалось, привычными движениями вложили стрелу и натянули тетиву. Стрела попала туда, куда я целилась, сильно меня удивив.

— Ни че се! — прозвучало за моей спиной, по голосу узнала Ерошку.

— Катя, а может ты, и мечом умеешь махать? — не успела ответить, как он сорвался с места и умчался в дом, громко хлопнув дверью. Не прошло и минуты, а пацаненок уже тащил длинный меч, волоча его по земле. Проверить могу ли я с ним обращаться, не получилось, но мы выяснили, что крепко держать точно могу. Даже пару раз замахнулась, тоже ничего.

— Может к Мечигору сходить? Он уж точно сможет показать, как надо? — предложил мальчишка.

— Да как-то неудобно! Потом как-нибудь! — снова беспокоить кузнеца не хотелось, итак часто к нему бегаю.

Во владении луком был огромный плюс. У нас появилось мясо. Пару раз добыча убегала, услышав мои шаги, но потом я приноровилась ходить тише и подолгу выжидать. Терпение вознаграждалось оленем или кабаном, но чаще птицей. Разных птичек я могла приносить хоть каждый день, что спасло десяток курей от гибели и позволило их оставить на следующий год для выведения цыплят.

Постепенно основным моим занятием стала охота и заготовка дров, а еще отпугивание нежити. В перерывах между работой, Дорофея учила меня пользоваться магией, что не очень-то получалось. Зато получилось зарядить амулеты, которые в несколько раз стали сильнее. После того, как их развесили на окна и вокруг дома, по ночам в двери и ставни перестали скрестись. А потом мы решили обойти деревню на расстоянии около трехсот метров и вкопать такие амулеты в землю.

Занятие получилось хлопотным. Сначала пришлось раскидать снег, чтобы добраться до мерзлой земли, а потом еще и в ней сделать ямку и так раз десять, если не больше. Старались делать все незаметно, а когда копали недалеко от ворот, дежурным пришлось соврать, что ищем корешки для настойки от простуды. Но оно того стоило.

По ночам стало спокойно, а жители деревни удивлялись — «От чего, это нечисть давно не околачивается поблизости, неужто повывелась?» К сожалению, в лесу по-прежнему опасно, хотя мои амулеты хорошо справляются, с ними можно спокойно ходить и не бояться.

Я потихоньку освоилась и окончательно приняла тот факт, что попала в другой мир. Но мириться с этим не собиралась. Пока не попробую все возможные способы вернуться домой, не успокоюсь. Хотя о способах еще предстоит узнать.

Весной надо будет отправляться в ближайший город Славайн, потом найти способ заработать и добраться до столицы. Там самая большая библиотека в академии магии. Даже не представляю, как к ней подобраться. Дорофея неустанно твердит, что нельзя выдавать свою способность к некромантии, но помимо нее у меня есть небольшие зачатки магии огня, а некромантию сложно распознать, ее скрывает аура. Главное никому не давать себя сканировать, а то точно на опыты отправят. Николаус даже глазом бы не моргнул, хоть и не смог определить какой магией я обладаю. Но где гарантия, что более сильный маг не сможет разглядеть. Вот загвоздка. Вроде надо держаться подальше от магов, а с другой стороны без них никак.

Так до конца и, не определив окончательный план действий, решила, что буду разбираться по ходу событий.

Пока все идет гладко. С голоду зимой теперь не умрем: мясо есть кому добывать, овощей в кладовой полно, чем отапливать дом тоже есть, от нежити хорошая защита имеется. Что еще для счастья надо?

В деревне люди ко мне отнеслись с радушием, даже староста при знакомстве обнял по-отечески. Единственный, кто вызывал настороженность и тревогу, это Николаус, мысленно и за спиной называла его Коля, так привычней. Я часто замечала его слежку, и каждый раз, когда он видел, что его обнаружили, Колян делал вид, что просто прогуливается. С одной стороны было смешно наблюдать за неуклюжими попытками шпионажа, но и тревожно одновременно. Не хватало еще, чтобы он доложил в Магистерство. Там с такими, как я, разговор короткий – костер. Ну, прям, как у нас во времена инквизиции.

К счастью, для меня и, к несчастью, для него, маг в очередной раз решил проследить за мной на охоте. В этот раз сделала вид, что не замечаю его, хоть и сложно было это делать, потому что, продираясь через заснеженные кусты, он шумел как слон в посудной лавке. Я каждый раз тихо материлась сквозь зубы, когда дичь улетала, испугавшись шума.

Через некоторое время он, видимо, понял, что если животные его слышат, то и я смогу, поэтому стал двигаться тише. Ближе к вечеру, мне все-таки удалось подстрелить пару крупных птиц, не знаю какого вида, но похоже на наших глухарей. К этому времени своего личного шпиона потеряла из виду и решила, что он устал и вернулся домой.

Солнце уже катилось к закату, я повернула в сторону деревни, когда услышала неподалеку гортанное рычание. Осторожно подкравшись к месту шума и спрятавшись за деревом, увидела, что нашего придурковатого Колю окружило три серокожих твари. Он пытался махать амулетом, но нежить почему-то не реагировала.

Недолго думая, достала меч из ножен, который на всякий случай таскала с собой. Я подкралась к одной из тварей и рубанула со всей мочи, надеясь на то, что остальных двух спугнет мой амулет, который ни разу не подводил.

Меч словно сам пронзил согнутую спину нежити «Вот и представилась возможность опробовать его!» Начиная от места ранения плоть, моментально стала тлеть, рассыпаясь черной пылью. Удивленная, таким эффектом, даже не обратила внимание на двух других, которые впечатленные смертью товарки решили спасать свои шкуры бегством.

— Я д..думал, мне к..конец! — заговорил Николаус, привлекая мое внимание.

— Не надо благодарностей, — я развернулась и собралась уходить.

— П..подождите! Я с вами! — он поспешил за мной. — С..спасибо!

— Не за что. Вы лучше больше за мной не следите, — его глупость и темнота немного раздражали. «Вот, что он ко мне прицепился. Чуть не погиб из-за своей дурости!» - это я и решила высказать вслух.

— Е…если ч..честно, я д…думал, что вы - новый вид нежити! — «Смелое заявление!»

— Теперь тоже, так думаешь? — перешла с ним на ты, ибо не дорос еще до Вы.

— Нет. Вы спасли мне жизнь, — немного успокоившись, он, наконец-то, перестал заикаться. Если честно, это уже начинало подбешивать.

— А ты не подумал, что я тебя уже раз десять могла сожрать, когда ты за мной следил. И главное свидетелей не было.

— А вы что? Знали, что я за вами слежу? — в голосе слышались нотки стыда.

— Тебя бы даже слепой заметил и глухой услышал, — съязвила я.

— А почему вы тогда не сказали мне об этом?

— Думала, наиграешься и отстанешь. А ты вон, чуть башки своей дурной не лишился, — разговаривая с ним, чувствовала себя старше лет так на десять не меньше. Начало закрадываться подозрение, что он совсем дите, хоть и выглядит старше. Надо будет у Дорофеи спросить о возрасте. Может в этом мире люди взрослеют по-другому.

Вообще на фоне Николауса ощущала себя вундеркиндом, а может это отпечаток техногенного мира? Не знаю, в чем тут дело, но ведет он себя очень глупо для взрослого мужчины. А еще за Машкой пытается ухлестывать, и ведь у них взаимная симпатия. «Бедная Дорофея, ох и намучается с зятем, если даст добро на брак!» Что скорее всего и будет. Ведь маги у них элита. Хоть Николаус и слабенький маг, отправленный обслуживать захолустную деревню, но все-таки престижный жених для деревенской девушки. Но думается мне, что Дорофея не гонится за престижем. Если бы Маше был безразличен Коля, она бы его даже за порог не пустила.

До деревни мы добрались, когда уже совсем стемнело. Я направилась к своему дому, а маг почему-то пошел следом. Остановилась и удивленно посмотрела на него.

— Зачем за мной идешь? Решил следить в открытую?

— Нет, нет! Что вы? Я хочу поговорить с вами и Дорофеей! — он смущенно опустил глаза.

— Слушай, Коля, давай завтра? А? Я устала, да и тебе не помешает отдохнуть! — не стала с ним церемониться и отправила домой, он даже не спорил. Грустно вздохнул и, понурив голову, поплелся в свою холостяцкую берлогу.

Дома мы с Дорофеей, дружно смеялись над моим рассказом о лесном приключении. А на следующий день Николаус приперся с утра пораньше. Словно под дверями стоял и ждал, когда мы приведем себя в порядок и позавтракаем.

Стоило мне домыть последнюю тарелку, как в дверь постучали.

— Проходите, магистр, — Дорофея открыла дверь и широко улыбнулась, толи рада его видеть, толи вспомнила вчерашнюю историю.

— Доброе утро почтенная Дорофея, доброе утро Катя. Простите, что так рано. Но у меня к вам важный разговор! — маг был серьезен, как никогда, что вызвало непроизвольную улыбку.

— Ну что ж присаживайтесь раз такое дело! — женщина указала на скамью, а сама подошла к печи и налила еще горячий травяной отвар для гостя.

Сделав пару глотков, Николаус собрался с мыслями и заговорил.

— Прежде всего, я хочу извиниться перед вами. Перед Катей за то, что принял ее за нечисть, а перед вами Дорофея за то, что сомневался в вашей компетенции.

— Извинения приняты! — сдержанно ответила знахарка, но ее губ все равно коснулась легкая улыбка.

— Я знаю, что вы, Катя, собираетесь весной в Славайн, — я кивнула. — Вам нельзя уезжать. Там есть маги более сильные, чем я. И если вы случайно привлечете их внимание или по какой-то другой причине, они просканируют вашу ауру, то неприятностей не избежать.

— Понимаю, но я не могу отказаться от поездки и остаться тут навсегда.

— Я знал, что ваш ответ будет именно таким. Поэтому я придумал, как вас обезопасить. Вы хороший человек и спасли мне жизнь, я хочу отблагодарить вас, — он смутился и замолчал.

— Это интересно. Продолжайте, — подбодрила его.

— В эту деревню меня отправили из-за слабого дара, к тому же у меня нет связей и покровителей. Но я - хороший артефактор, — с сомнением посмотрела на него, вспомнив, что изготовленные им защитные амулеты дорабатывала Дорофея с помощью настоев, а потом уже я. — Понимаю ваш скепсис. Хорошие амулеты от нежити может делать только некромант. А вот другие артефакты я делаю очень хорошо. Только этот талант открылся уже здесь, когда меня сослали. Так вот, я могу сделать вам амулет, который спрячет мертвую ауру. Тот, кто захочет вас просканировать, увидит лишь вашу ауру сильного мага.

— Ну что ж, это будет достойной благодарностью, — я даже не стала думать. Такая защита решит многие проблемы и избавит от части неприятностей, которые без сомнений ожидают меня впереди. К тому же, можно понять Николауса, он не обязан был сразу отнестись ко мне хорошо и с пониманием. Что бы сделала я на его месте, если бы в доме моего любимого человека появилась подозрительная и возможно опасная личность? Конечно же, попыталась бы обезопасить любимого.

Глава 6

Предыдущая глава   Следующая глава

Зима обещала быть долгой и суровой. В этом мире нет месяцев, как у нас. Год длится четыреста восемьдесят дней, и поделен он на четыре периода. Новый год начинается с весны, потом идет лето, осень и зима. Переводя на местные понятия весна — это период пробуждения, лето — период созревания, осень — увядание, зима — долгий сон. По моим подсчетам выходит, что каждый сезон длится примерно четыре наших месяца. Также есть недели, как и у нас по семь дней, а день длиться двадцать пять часов. В принципе ничего сложного.

Холодная зима была не страшна. Благодаря добытым оленям, все семейство обзавелось новыми зимними вещами. Мы выменяли их у местного портного на шкуры. Конечно, пришлось предложить больше шкур, чем необходимо на одежду, ведь лишних денег на доплату не было. И, тем не менее, я не без гордости наблюдала, как Маша с Ерошкой радуются обновкам.

За всю зиму не случилось ничего особенного или страшного. Она прошла относительно спокойно, в обычных бытовых хлопотах деревенской жизни. Я быстро привыкла, и, казалось, что другой жизни и не знала. Лишь долгими ночами вспоминала родителей и переживала, как они перенесли мое исчезновение, как их здоровье и кто теперь о них заботится, ведь кроме меня у них больше никого нет. Настраивая себя на то, что мне все-таки удастся вернуться домой, надеялась застать родителей живыми.

Но, не смотря на эти переживания, семья Дорофеи стала мне родной. Женщина проявляла ко мне материнскую доброту и заботу, а ее дети смотрели на меня словно на героя какого-то. Ерошка так вообще следовал за мной по пятам, и я стала брать его с собой на охоту и учить стрелять из лука. Конечно, не просто так, а на будущее, которое уже не за горами. Весной я уйду, и охотиться придется мальчику. Скоро он повзрослеет и станет хорошей опорой для семьи.

К нам часто заходил Николаус. Он выпросил у Дорофеи разрешение приглашать Машу на прогулку. Немногочисленная молодежь деревни устраивала посиделки у костра и катания со снежной горки. После таких прогулок Маша приходила румяная и счастливая, от нее пахло морозом и костром. Я тоже несколько раз участвовала в их развлечениях. Все было очень весело и по-доброму. Но чаще всего свободными вечерами мы с Дорофеей занимались магией, она рассказывала мне о травах и как делать самые простые настои, что было очень интересно. А вот с магией была беда, получалось очень плохо. Всего пару раз удалось разжечь небольшой огонек и все, больше никаких успехов.

К весне Николаус, как и обещал, принес мне амулет. Это оказалась обычная серебряная монета, что немного меня удивило.

— Монета, как монета! — я вертела амулет в руке, разглядывая его и пытаясь увидеть хоть что-то особенное. Но кроме дырки, через которую была вдета цепочка, ничего не нашла. — Ты уверен, что он сработает?

— Уверен. Вы наденьте его, а я просканирую ауру и посмотрим, что получится.

Так и сделали. В этот раз, не было ощущений, как в первый раз. Я могла свободно шевелиться и ощущала лишь легкий ветерок.

— Работает. Я вижу только ауру достаточно сильного мага, — сделал заключение Николаус.

— Не очень-то и сильный, если вообще никакой не маг. Я даже крохотный огонек с большим трудом могу зажечь. А ты можешь сделать так, чтобы аура стала как у обычного человека или хотя бы у мало одаренного? А то как-то подозрительно будет, что я ничего не умею.

— Не знаю, надо попробовать. Только это будет второй амулет, — маг серьезно задумался. — Не буду ничего обещать, но попробую что-нибудь придумать, — он ушел, а я не стала снимать амулет. Решила носить его постоянно, на всякий случай и чтобы не потерять.

Время шло, снег уже практически растаял. Уже около двух недель, на улице температура держалась выше нуля, еще немного и начнет травка зеленеть. Николаус так ничего и не придумал. И я решила, что и так справлюсь. Некогда ждать, пора готовиться в дорогу. Но по случайности или по прихоти судьбы, планы пришлось изменить.

Меня разбудил солнечный лучик, который светил прямо в глаза. Дорофея как всегда встала раньше всех и успела открыть ставни.

Потягиваясь и зевая, встала с кровати и, сменив сорочку на штаны и рубаху, пошла умываться. Едва успела прополоскать рот настоем, как в дом, словно смерч, ворвалась Дорофея.

— Ох, беда, беда! — хватаясь за сердце, она опустилась на лавку.

— Что случилось? — я подскочила к ней, не зная, что делать. Следом за женщиной в дом вбежала Маша.

— Мама, что же делать? Почему они так рано приехали? — на девушке не было лица, казалось, она вот-вот упадет в обморок.

— Да что случилось то? — я не понимала, что происходит и начала нервничать.

— Прибыли легионеры, опять забирать мужчин, — простонала Дорофея, а по ее щекам покатились слезы.

— Может Ерофея надо спрятать?

— Нет. Их не обманешь с ними маг, — обреченно вздохнула женщина и окончательно расплакалась.

— Но он же еще ребенок. Они не могут его забрать, — возмутилась я, не понимая, как можно мальчишку отправлять на войну и вообще, почему каждые два года они забирают мужчин, а те, кто ушел раньше, не возвращаются? Куда они подевались? И что с ними стало? С таким темпом деревня скоро вымрет. Молодых парней очень мало, а если они и их заберут, то замуж девушек не за кого будет отдавать, да и защищать их тоже некому.

— Заберут, все равно заберут! — Маша тоже плакала.

 

Через два часа мы стояли у ворот и встречали группу мужчин на лошадях. Десять высоких, широкоплечих воинов в добротных кольчугах и теплых плащах. Они выглядели грозно. Все до единого с густыми бородами, только у предводителя коротко подстриженная и ухоженная бородка. Я заметила, что у них тут мода на растительность на лице. В деревне все поголовно бородатые, один Николаус щеголяет гладко выбритым лицом.

— Это и все ваши мужчины? — даже не поздоровавшись, спросил предводитель грубым голосом с легкой хрипотцой.

— Да, господин, мужа и старшего сына уже забрали, — ответила Дорофея, с надежной в глазах смотря на воина.

— Маркус, проверь, — он кивнул одному из товарищей, самому молодому.

— Не врет, — ответил тот.

— Сожалею, нам придется забрать мальчика, — в голосе мужчины действительно было сожаление, и он даже как-то смягчился и погрустнел.

— Подождите, — я вышла вперед и заслонила мальчика. — Я пойду вместо него, — сказала и уверенно посмотрела в голубые глаза мужчины. Он нахмурил темные брови и невесело усмехнулся.

— Женщине не место на войне…

— Так же как и ребенку, — перебила его. — Я хорошо стреляю из лука и умею обращаться с мечом. От меня больше толка, чем от ребенка. И к тому же вас не будет мучить совесть от того, что отправили мальчика на верную смерть, — воин все сильнее хмурил брови, на его лице отражалась борьба совести с обязанностями.

— А если отправлю на смерть женщину, то совесть мучить не будет? Так? — он зло сверкнул глазами, видно, что ему не нравится вся эта ситуация в целом. И действительно выбор-то не простой. — Мальчишку я могу оставить в тылу или гарнизоне и не кидать в гущу боевых действий. А ты взрослая, никто не позволит тебе отсидеться в тылу. Тем более женщина среди мужчин, годами не знавших женской ласки. Ты представляешь, что с тобой может случиться? — командир испытывающим взглядом посмотрел мне в глаза.

— Понимаю о чем вы, но я смогу постоять за себя, и в случае необходимости поотрубать руки, тем, кто осмелиться ко мне подойти с грязными намерениями, — не отвела взгляд и даже не моргнула.

— Это всего лишь слова. Поверь, девочка, я не переживаю за тебя. Я не хочу лишиться воинов из-за тебя. К тому же, вряд ли ты сможешь сравниться даже с самым слабым из моих солдат.

— А если докажу?

— Хватит! Мне надоел этот пустой разговор. Завтра на рассвете ждем мальчишку с вещами у дома старосты, — он потянул за поводья и развернул коня.

— Постойте! Прошу вас! Вы не пожалеете! Неужели вам все равно? Это ведь ребенок, он даже меч не сможет поднять! — я бросилась следом, пока он не ушел, и перегородила путь коню.

— Вот дурная! — он сплюнул на землю. — Ладно, если тебе так сильно хочется стать легионерской подстилкой, то иди. Но сначала продержись против моего бойца пять минут на мечах. Тогда, так и быть, пойдешь с нами, — он кивнул одному из солдат и тот спешился, достал длинный меч и посмотрел на меня.

— Ерофей, неси меч и поживее, — сказала, зная, что его уже и след простыл. Солдаты расступились, освобождая место, и обступили нас не плотным кольцом. Пока Ерошка бегал за оружием, к воинам присоединились местные жители. Их никто не стал прогонять.

Дожидаясь мальчика, успела сделать небольшую разминку. Мои упражнения и непонятные для местных людей телодвижения, вызвали короткие смешки. А когда появился мой оруженосец, волокущий меч по земле, смешки переросли в откровенный хохот, который стих, как только я уверенно отбила первый выпад.

— Я бил не в полную силу, — попытался оправдаться соперник.

— Хватит мямлить, — съязвила я. Глаза солдата нехорошо блеснули, и он снова ударил, замахиваясь уже сильнее.

В очередной раз отбиваясь, непостижимым образом чувствовала, что могу одолеть его за считанные секунды, но решила не показывать, на что способна, и лишь защищалась, не делая попыток атаковать.

Прошло уже гораздо больше пяти минут, а солдат все не унимался, удары сыпались, словно град и никто не собирался его останавливать.

Мне это надоело, выбрав удобный момент, подставила подножку, и соперник свалился в грязь. Жители деревни, которые, естественно, болели за меня, радостно воскликнули, а солдаты недовольно загудели, требуя от своего товарища, навалять мне по полной программе.

— Довольно! — остановил спарринг командир. — Можешь идти вместо мальчишки. Но если будешь вертеть хвостом перед солдатами, я за тебя заступаться не буду, — он отвернулся и подал знак воинам, чтобы те следовали за ним.

Когда легионеры скрылись из виду, а зеваки стали расходится, я повернулась к Дорофее. Ее лицо было бледное, а глаза красные, она хотела что-то сказать, жестом остановила ее, не давая промолвить и слова. Знаю, что сейчас будет отговаривать меня, но это ведь будет враньем, она ведь не хочет отдавать сына, а я ей чужая. А благодарить меня не надо за это, ведь мне все равно необходимо выбраться из деревни. В числе воинов будет безопасней и быстрей, к тому же проще попасть в столицу и, может, даже в Магистерство. Так что я ничем не пожертвовала, а наоборот убила двух зайцев одной стрелой.

— Не нужно слов. Это лишнее, — я подошла к семейству и обняла всех разом. — Вы были очень добры ко мне и спасли жизнь. Я буду скучать, — они стали для меня как вторая семья и мне действительно будет их не хватать.

— Ох, Катенька! Тебя нам послал сам Всевышний! — всхлипнула Дорофея.

— Это мне вас послала Всевышний. Я обещаю, если не смогу вернуться домой и найти семью, то обязательно вернусь к вам.

— Мы будем тебя ждать, — женщина взяла меня за руку и потянула в дом. — Пойдем, пообедаем и будем собирать тебя в дорогу. Баньку истопим. Потом негде будет париться, — я была согласна с ее планом действий. Бани мне действительно будет не хватать. Но надеюсь, что в этом мире я не задержусь. «Попаду домой, куплю джакузи и не буду из него вылезать целые сутки!»

Глава 7

Предыдущая глава   Следующая глава

Дорофея основательно подошла к сборам. Она собрала большой походный мешок со сменным бельем, положила сборы трав на все случаи жизни с кратким описанием, какой для чего и как его готовить, на случай если я забуду. Также не забыла и о провианте, мало ли, вдруг меня не будут кормить. Немного крупы и вяленого мяса, козий сыр и пшеничные лепешки. Уложила все компактно, затем свернула что-то вроде спального мешка из шкур и прикрепила его к импровизированному рюкзаку. Попробовала закинуть его на плечо, получилось не очень удобно. Далеко так не уйду, быстро устану.

— Дорофея, а можно пришить к мешку две широкие лямки, — женщина удивилась моей просьбе, но когда я объяснила, как это сделать и для чего это нужно, она согласилась, что так будет гораздо удобней. Идти придется пешком. На всю деревню даже с десяток лошадей не наберется.

После сборов мы сходили в баню, потом плотно поужинали.

— Как же тебе не просто будет, Катенька, — в очередной раз начала причитать Дорофея.

— Ничего страшного. Мне все равно пришлось бы уходить. А так точно доберусь до города и быстрей найду родных, — хотела сказать, что попала сюда из другого мира, но не решилась.

— Будь осторожна и ни при каких обстоятельствах не выдавай свои способности, это верная смерть.

— Я постараюсь. Расскажи мне, с кем воюет наше государство? — я ведь так и не спросила об этом ни разу.

— И верно, я все время забываю, что ты ничего не помнишь, — спохватилась женщина. — С нежитью воюем, больше не с кем. Примерно десять лет назад этих тварей стало больше. Когда все было нормально, к нам часто приходили вести из столицы, а сейчас сидим в глуши и мало что знаем. Как-то давненько к нам забрел отряд легионеров, они шли к месту сбора войск. Так вот один воин рассказал, что некроманта Алладуина, который хотел захватить власть над миром, не уничтожили, а заточили в черных горах, и вот он якобы нашел способ, как поднимать нежить и призывать демонов с той стороны. Не знаю, правда, это или нет, но нежити действительно стало очень много, и часто появляются новые виды, которых мы раньше отродясь не видывали. Старики поговаривают, что во времена великой войны, каких только тварей не было, таких, что никакой фантазии не хватит представить, пока своими глазами не увидишь.

— И что, никто не знает, откуда они берутся?

— У нас в деревне точно никто не знает. Но мне рассказывал Николаус, что серые твари, которые бродят у нас в лесу, это тела умерших людей. В них вселились слабые демоны, изменив до неузнаваемости. Терзаемые вечным голодом они стремятся сожрать все живое, точнее людей. Зверей к счастью не трогают, а то мы бы точно давно померли от голода.

— Неужели никто не может справиться с этой нечистью? — с трудом верилось, что их невозможно убить, ведь я своими глазами видела, как они превращаются в пыль.

— Обычному человеку очень сложно убить их, лишь отрубив голову можно обезвредить нежить, но до головы еще нужно подобраться, что очень сложно. Они редко ходят поодиночке, пока пытаешься убить одного, другие тебя уже разорвут. Проще носить защитные амулеты. Маг может легко уничтожить нежить, но лишь на время. Демон, лишившийся оболочки найдет себе другое тело. И только некромант может окончательно изгнать их на ту сторону.

— Но почему тогда некромантов уничтожают? Ведь это не логично! — сказать, что я была в шоке, значит, ничего не сказать «Как можно быть такими слепыми. Собственными руками лишать себя шанса на выживание!!!»

— После того, как закончилась война, король Димитрий Второй совместно с верховным магом Аселестием издали закон. Всех некромантов, даже тех, кто был не причастен к войне, и тех, кто сражался на нашей стороне, арестовывали и казнили. Глядя на нас, другие страны последовали нашему примеру, и сейчас не осталось ни одного некроманта, — Дорофея грустно вздохнула.

— Все равно не понимаю, это ведь не логично! — «Ну, правда, ведь бред! Хотя в этом мире все не так!» — Мне смутно вспоминаются рыцари с крестом на доспехах. Кто они такие? — от моего вопроса женщина слегка побледнела.

— Это ищейки Магистерства, они носят этот отличительный знак. И лучше тебе не вставать на их пути. Они, как никто другой, чувствуют некромантов, — у меня по коже побежали мурашки. Не знаю, как такое возможно, но думаю, что страшный сон был воспоминанием, да только не моим. Как так вышло? И где искать ответ? Будущее не предвещает ничего хорошего.

За беседой мы не заметили, что за окном уже давно стемнело. Дорофея предложила идти спать, ведь утром рано вставать и вообще завтра мне предстоит тяжелый день, точнее с завтрашнего дня все мои дни станут тяжелыми. Не представляю, как выжить. Каждый раз, думая об этом, возникает малодушное желание остаться в деревне. Но так нельзя, если я останусь, то Ерошку точно заберут. Хочешь, не хочешь, а идти надо. С такими мыслями я и легла спать, после того, как мы заперли двери и закрыли ставнями окна. Хоть сейчас нежить и не заходит на территорию деревни, а предосторожность лишней не будет.

Рано утром меня разбудила знахарка. Она встала ни свет, ни заря и успела приготовить завтрак.

Я привела себя в порядок, надела вещи, в которых очнулась в лесу: кожаные штаны, льняную рубаху, сверху пластинчатую кольчугу. Дорофея выдала мне пару шерстяных носков и еще одну сменную пару положила в мешок. На улице еще холодно, поэтому они мне пригодятся.

Завтрак прошел в угрюмом молчании. Все были хмурыми, а Ерофей так вообще ходил мрачнее тучи. После раннего завтрака, я обула берцы, накинула теплый плащ с капюшоном, взяла меч и вещь-мешок. Все семейство Дорофеи собралось меня провожать, они наотрез отказались отсиживаться дома и тоже уже были готовы выходить на улицу.

— Катя, может, ты не пойдешь? Я ведь мужчина в этой семье! — наконец, подал голос хмурый Ерошка.

— Конечно же, ты мужчина! — я заглянула ему в глаза. — Поэтому ты должен остаться и защищать свою семью! Мне в любом случае нужно уходить, а если еще и ты уйдешь, что тогда будет с мамой и Машей? — взлохматила его волосы, а потом крепко обняла. — Так что ты теперь - добытчик и кормилец, это большая ответственность. Или ты хочешь слинять на войну, чтобы бездельничать? — подколола его, надеясь, что у него взыграет гордость.

— Ничего я не хочу бездельничать! — повелся он на мою удочку. — Я буду самым лучшим добытчиком! — мальчик посмотрел на нас, гордо задирая нос.

— Вот и замечательно. А теперь пойдем!

К дому старосты мы шли молча. У его двора уже собралось много народу, кто-то, так же как и я, уходил на войну, а кто-то пришел проводить своих родных. Со всей деревни набралось не больше пятнадцати человек. В основном были совсем зеленые юнцы, не старше восемнадцати – девятнадцати лет. Среди них выделялись трое взрослых мужчин, один из них мельник, а двух других я не узнала. В деревне остались только мальчишки, да старики, которых тоже было немного. Еще человек пять взрослых мужчин, среди них заметила кузнеца Мечигора, портного дядю Митю ну и Николауса естественно. Они остались на защиту деревни, если забрать и их, то смысла оставаться тут, вообще нет никому. Можно смело паковать пожитки и уходить в Славайн. Решила поговорить на эту тему с Дорофеей, пока мы не ушли.

— Вам не кажется, что пора собирать вещи и переезжать в город? Там безопаснее, а здесь почти никого не осталось. Смысл оставаться в деревне? — внимательно посмотрела на знахарку.

— Ты все правильно говоришь. Да вот только, как можно бросить все? Да и кому мы нужны в Славайне? — Дорофея нервно теребила платок.

— Здесь не безопасно, вы же понимаете это? Где гарантия, что амулеты, заряженные мной, не разрядятся со временем? Горстка из пяти взрослых мужчин не сможет вас защитить. Вы же сами это знаете! — когда я заводила этот разговор была не уверена, что стоит уходить. Но проговорив мысли вслух, поняла, что уходить надо именно сейчас вместе с нами, так будет безопасно. Потому что потом они сами вряд ли дойдут.

— Мы с Николаусом можем заряжать их, конечно не так хорошо, как ты…

— Не занимайтесь самообманом, ваши амулеты перестали действовать на нежить! — грубо перебила ее. — Вспомните случай, когда мы ходили за хворостом! А Николаус давно бы уже бегал серой тенью в тумане вместе с нежитью, если бы я вовремя не подоспела! — чем больше говорила, тем сильнее становилось страшно за дорогих мне людей. Уверенность в том, что их нельзя оставлять в деревне, окрепла окончательно.

— Но, Катюша, как я могу оставить дом? А если мои мальчики вернуться, а нас нет?

— Оставите записку. К тому же, кого вы обманываете? Пока война не закончится, никто не вернется домой, а там уже и вам можно будет возвращаться. Я настаиваю, чтобы вы покинули деревню вместе с нами, потом это будет не безопасно. Пойдемте к старосте, надо решить этот вопрос. Может легионеры согласятся подождать пару дней, пока люди соберут пожитки, — не дожидаясь ее ответа, развернулась и пошла к воротам, ведущим к дому старосты.

Он нашелся быстро. Даже не пришлось заходить в дом. Староста Савелий был во дворе и помогал седлать коня своему юному сыну Владимиру. Пожилой мужчина выглядел мрачным, видно, что сильно переживает.

— Прошу прощения, что отвлекаю! — подошла к нему ближе. — У меня к вам серьезный разговор! — староста одарил меня хмурым взглядом, но все-таки кивнул головой, давая понять, что слушает.

Не стала ходить вокруг да около и выложила все свои умозаключения и предложения. Пока говорила, он молчал и даже, когда я закончила, еще долго ничего не отвечал.

— Все ты ладно говоришь и правильно. Только об одном не подумала. Там мы никому не нужны. Где мы жить будем? — наконец-то ответил старик. — Бесплатно в дом никто не пустит, а на постоялый двор денег не хватит. Так что девонька, хотим, не хотим, а придется остаться в деревне и выживать, как можем. Осенью надо подати платить, а чтобы их платить на полях кто-то должен работать. Большинство из нас земледельцы, только кузнец да портной смогут найти работу в городе, — Савелий объяснял мне все, как маленькой. Я бы и сама это поняла, да только не думала, что в этом мире настолько все плохо. «Почему правительство не заботится о своих людях, даже если это простые крестьяне? Если они не выживут, кто будет обеспечивать войска и горожан провиантом?» В моей голове не укладывалась структура этого государства. На мой взгляд, если и дальше так пойдет, то скоро воевать станет некому. Такое впечатление, как будто, кто-то специально все разваливает.

— А если к вашему графу пойти за помощью? Он же должен заботиться о вашей безопасности?

— Да кто б о его безопасности позаботился. Граф Чернолесья сейчас не в лучшем положении, чем мы. Он своих сыновей тоже отдает в ряды легионеров. Ох, не к добру все. Помяни мое слово, этот некромант Алладуин жив, и грядут страшные беды.

— Откуда вы знаете? — понимала, что в его словах много логики, но все равно верить не хотелось, что все так безнадежно. «И повезло же мне попасть сюда не в самое лучшее время!» Тут бы самой выжить, но беспокойство о людях не давало покоя. Казалось бы, какое мне дело? Они даже не с одной со мной планеты. А нет, переживаю почему-то.

— Знаю, детка, и все тут. Ну ладно, пора прощаться. Иди к Дорофее, вон она мнется и смотрит на тебя. А я пойду с сыном напоследок обнимусь, — староста повернулся ко мне спиной, давая понять, что разговор окончен.

Понятно было, что он никуда не уйдет из деревни и остальные соответственно. «Может хотя бы знахарка с детьми с нами пойдут? Хотя вряд ли она оставит людей без своей помощи!»

Вокруг суетились люди, кто-то прощался, кто-то упаковывал поклажу. Солдаты сновали туда-сюда. Их предводитель раздавал команды, требуя, чтобы они поторапливались. Глядя на него, поняла, что он ни минуты не станет ждать, даже если люди согласятся уйти в город.

С тревогой на сердце подошла к дорогим мне людям и, молча, обняла их. Горький ком встал в горле не давая сказать и слова, на глазах навернулись слезы. Я очень надеялась, что с ними все будет хорошо. Дала себе обещание, что перед тем как вернуться в свой мир, обязательно проведаю их.

— Выдвигаемся! — крикнул командир отряда, и воины стали запрыгивать на коней, а те, кто пешком, просто закинули мешки за плечи и направились в сторону выхода из деревни.

— Я обязательно вернусь, — еще раз обняла всех по очереди. — Вы только берегите себя. Провожать до ворот не надо, лучше останьтесь тут, — быстро развернувшись, пошла за остальными, стараясь не оглядываться. Даже не думала, что так привяжусь к ним, и что будет так тяжело расставаться.

Глава 8

Предыдущая глава   Следующая глава

Первые несколько часов похода, я погрузилась в свои переживания и не обращала внимания на происходящее вокруг. Не замечая пронизывающего ветра, шла вперед и смотрела только под ноги, думая о том, как теперь будет жить Дорофея с детьми. Очень хотелось забрать их с собой. Да только не вышло.

«А, может, получится взять их на землю? Да кого я обманываю? Сначала надо найти способ туда вернуться. Может, я вообще застряла тут навсегда!»

Чтобы отвлечься от мрачных мыслей, оторвала взгляд от земли под ногами и огляделась. Мы шли по узкой грунтовой дороге. В этом мире вряд ли знают, что такое асфальт.

По земле пролегала старая узкая колея от колес телеги, которую размыло дождем, и приходилось идти по грязи или обходить лужи по обочине усыпанной прошлогодней, подгнившей листвой.

Дорога проходила через лес. С обеих сторон росли бесчисленные деревья, и впереди картина не менялась. Через голые ветви виднелось тяжелое небо, с которого срывалась мелкая морось, добавляя мрачности в окружающую обстановку и мое настроение.

Во главе нашего отряда, не торопясь, ехали легионеры на лошадях, следом, понурив головы и кутаясь в плащи, шли новобранцы. Мне, не знакомой с военным делом, такая расстановка сил, казалась глупой и небезопасной. На месте командира я бы пеших людей поставила в середине отряда, чтобы обеспечить им лучшую безопасность.

Желания с кем-либо разговаривать отсутствовало, поэтому я потихоньку отстала от всех и плелась позади. Да и с разговорами ко мне никто не приставал, все парни, также как и я, шли, молча, только в отличие от меня старались сбиться в кучку.

Настроение ухудшалось все сильнее. От тяжелых мыслей разболелась головы, ощущение малоприятное, к тому же еще и странное, будто мозг залили расплавленным металлом. Хотелось поскорее сделать привал и заварить настой из трав.

Где-то в рюкзаке лежит сбор от болей. Думаю, он поможет избавиться от неприятных ощущений.

Когда я совсем измучилась и потеряла счет времени, глава отряда дал команду на отдых. Привал устроили на небольшой поляне, которую часто использовали путники.

Командир отдал распоряжения по обустройству лагеря. Новобранцев отправил за дровами, выставил караул, те, кто остался на поляне, занялись заботой о лошадях.

Терзаемая болью, я плотнее запахнула плащ. Облокотившись о влажный ствол дерева, стоявшего на краю поляны, угрюмо наблюдала за суетой, радуясь, что меня ничем не припахали.

«Интересно, как они будут разводить костер?» Все кругом сырое, сейчас ни одной сухой веточки не найти. Решила присмотреться внимательней, ведь когда-нибудь мне может, пригодился навык добычи огня в таких условиях.

Я внимательно наблюдала, как деревенские парни складывали мокрые ветки в кострище обложенное камнями, которые от многократного использования давно почернели от сажи. И вот когда ветки уложили шалашиком, приготовилась запомнить все непростые действия для розжига, но разочарованно вздохнула. Никакого способа нет, все дело в магии. Маркус лишь одним взмахом руки разжег пламя.

«А если бы среди нас не было мага? Как простой человек может выжить в таких условиях?» Стало обидно за простой народ. Получается мы без магии, как без рук, ну, прям, как наши современные люди без технологий. Закинь неподготовленного человека в экстремальные условия и дикую природу без современных приспособлений, он там долго не продержится, особенно зимой.

Пока стояла, размышляла, в мою сторону направился командир, даже имени его не знаю.

— Приготовишь на всех еду. У нас никто не отлынивает от работы, — без предисловий и тоном, не терпящим возражений, сказал мужчина. В ответ я лишь пожала плечами. Смысл спорить? Приготовлю, мне не трудно, заодно сделаю отвар.

Пока я бездельничала и разговаривала с начальством, ребята успели развести еще два костра. И понятно почему. Чтобы накормить двадцать пять человек: десять легионеров и пятнадцать новобранцев, одного котелка будет мало.

Походные котелки с водой над кострами развесили деревенские мужчины, так что мне не пришлось таскать тяжесть. Я лишь засыпала крупу похожую на пшенку, нарезала вяленого мяса мелкими кусочками и отправила в котелок. Увидев такое непотребство, маг, который крутился возле костра, начал громко возмущаться.

— Ты что творишь? Глупая женщина, кто тебя учил так готовить? — Маркус чуть следом за мясом не нырнул, а меня его поведение немного развеселило.

— Так вкуснее будет, еще и добавки попросишь. Вот увидишь. А теперь не мешай, — хотела дать ему ложкой по лбу, но, сдержав порыв, отвернулась от него. Незаметно улыбаясь, подумала, что все маги немного с приветом. Что Николаус, что этот Маркус с прибабахом.

— Кто так готовит? Мясо с кашей? Ужас! — продолжал ворчать маг себе под нос, а я не могла понять, что тут такого, так ведь вкусней. Решила не спорить и, молча, помешивала крупу деревянной ложкой с длинной ручкой. У соседнего костра кашеварил Владимир, сын старосты, а у третьего- незнакомый мне парнишка.

Люди, сделавшие свою работу и больше ничем не занятые, покорно ждали, когда еда приготовится. Кто-то тихо разговаривал, а кто-то угрюмо молчал, иногда поглядывая на товарищей. Только легионеры чувствовали себя в своей тарелке, привычные к такой жизни, они не испытывали дискомфорта и весело переговаривались, рассказывая друг другу байки.

Моя каша с мясом действительно оказалась вкусней, но недовольный маг все равно ворчал и говорил, что это расточительство и нецелевое использование провизии, на что я лишь улыбалась. Хоть кто-то немного развеселил, а, может, я просто устала хмуриться.

Но улыбку и слегка приподнятое настроение, как ветром сдуло, после того, как я поняла, что отвар не помогает от головной боли. Она вроде слегка утихла, но все равно присутствовала, словно фоновая музыка, измываясь надо мной и раздражая.

Привал длился около двух часов. Потом опять унылая и однообразная дорога. Шли до тех пор, пока солнце не стало клониться к закату. Я уже думала, что будем идти до темноты, но к счастью, объявили новый привал.

В этот раз пришлось располагаться среди деревьев, так как подходящей поляны не нашлось. Выбрав место посуше, солдаты стали разбивать лагерь. Несколько человек ушли в лес на охоту, и я поняла, почему Маркус ворчал из-за вяленого мяса, ведь его можно было оставить про запас, а сейчас использовать дичь.

«Ну да ладно, ничего страшного!»

Не стала ждать, пока разведут костры, и пошла собирать хворост вместе со всеми. Пока никто не видел, тайком пыталась поджечь пару палочек, но они лишь задымились.

«Вот как их зажечь? А?» Закрыла глаза, сделала вдох, выдох. Еще раз… стараясь не обращать внимание на головную боль, попробовала сконцентрироваться.

«Ну же, горите! Чертовы деревяшки!!!» Но веточки не загорались, лишь слегка нагрелись и одна из них задымилась. Подняла ее и взмахнула, развевая дым по ветру. Решила потренироваться на ней, может, зажечь одну палочку будет гораздо проще.

Стараясь сосредоточиться, гипнотизировала свою жертву, представляя, как она горит. Кончик палки снова задымился и на этом весь успех.

«Ну не понимаю я, как это работает!» от злости и бессилия швырнула палку в кучу и махнула рукой. Из ладони вылетел сгусток пламени. Врезавшись в горстку веток, он с грохотом разметал их вокруг меня.

От неожиданности я отскочила назад и, запнувшись за корягу, свалилась в кусты.

— Неожиданно, однако! — раздалось где-то сбоку. Повернув голову на звук, встретилась взглядом с Маркусом, удивленным не меньше меня.

«Вот кто меня просил экспериментировать?»

— Ты ничего не хочешь объяснить? — немного отойдя от шока, спросил мужчина.

— Неа, — замотала головой при этом, пытаясь вылезти из кустов.

Маркус подошел и протянул мне руку.

— А придется, — он одним рывком поставил меня на ноги и, прищурившись, осмотрел с ног до головы. — Так и знал, что с тобой будут проблемы! Ты ведь необученный маг? Не так ли?

— Так. Разве это противозаконно? — я затаила дыхание, ожидая ответа. Не помню, чтобы Дорофея говорила про такое.

— Нет. Но нам придется отправить тебя в академию. Сейчас каждый маг на счету. И если мы одаренного будем использовать в качестве обычного рядового, нас по голове за такое не погладят, — мужчина нахмурился и, наклонившись, пристально посмотрел на меня своими, почти черными глазами.

Стоя рядом с ним, мне приходилось задирать голову, чтобы не разговаривать с его грудью. Мужчина ростом выше среднего, навис надо мной словно коршун и явно в чем-то заподозрил.

— Может ты специально пошла вместо мальчишки, чтобы в академию попасть? — он не сводил с меня прищуренных глаз.

— А что, так можно было? — я вжала голову в плечи, но глаз не отвела.

— Можно, — хмыкнул маг. — Пойдем, доложим командиру Ратибору.

— Может, не надо? — отчего-то мне стало страшно.

— Не бойся. Поверь, он обрадуется, — Маркус взял меня за плечи и легким движением развернул в сторону лагеря.

— Вам что, за такое премию выписывают? — спросила я по пути.

— Ты о чем? Что за премию? — удивился он, а я прикусила язык.

«Что-то расслабилась ты, Катюша! Неужели головная боль последних мозгов лишила? То эксперименты на глазах у свидетелей, то слова непонятные говоришь! Давай завязывай с глупостями!»

— В смысле, вам награду дают за найденных магов? — постаралась исправить положение.

— За обычных нет. Просто польза для государства. Воевать стало сложно и еще один маг действительно лишним не будет. А награду дают за некромантов.

По коже пробежал мороз, хорошо, что Маркус идет позади и не видит моего лица.

— И часто их ловят? — не удержалась и задала опасный вопрос. Этот маг служит в легионе и должен знать о ситуации больше чем знахарка.

— Зачем тебе? Награду хочешь получить?

— Нет, просто интересно. Я в нашей глуши мало что слышала. Думала, ты можешь больше рассказать. Вдруг встречу некроманта.

— Сомневаюсь. Они перестали рождаться уже давно. Первый за долгое время некромант появился в королевской семье.

— Ого! И что с ним сделали?

— Не с ним, а с ней. Это была племянница короля. Его брат умудрился скрывать дочь почти тридцать лет. Несколько месяцев назад ее казнили ядом василиска, — мне показалось, что Маркус был не восторге от этого. Поэтому решилась расспросить подробней, до лагеря осталось несколько метров, надо успеть поговорить.

— Почему именно ядом василиска?

— Эх, темнота!! Совсем одичали в своей глуши! Если некроманта убить ядом голубого василиска, то его сила не возродится в другом теле. Тебя действительно нужно отправить в академию, вообще ничего не знаешь. А ведь необученный маг хуже урагана.

Разговор пришлось прекратить, мы вошли в лагерь. Но я крепко задумалась над тем, что сказал маг.

Глава 9

Предыдущая глава   Следующая глава

Новость о том, что среди новобранцев необученный маг, действительно порадовала командира Ратибора. Я даже стала сомневаться, что им не дают вознаграждение за найденных неучтенных магов, уж больно сильно он радовался, даже перестал придираться ко мне.

Ужин прошел в спокойствии. Все деревенские угрюмо устраивались на ночлег, и лишь команда не ставить новобранцев в караул, немного сняла напряжение в отряде.

Маркус очертил лагерь охранным кругом от нечисти, за который нельзя выходить до утра. Он также не забыл захватить в круг кустики, на случай, если кому-нибудь приспичит. Предусмотрительный парень.

Пока все занимались подготовкой ко сну, я сидела на бревне у костра. Поднеся озябшие руки ближе к огню, почувствовала, как чей-то пристальный взгляд пытается проделать дыру в моем затылке. Выждала несколько секунд и, не выдержав, резко оглянулась «Так и знала!» - маг прожигал меня взглядом и даже не смутился, когда я поймала его на подглядывании.

— Хочешь что-то спросить? — решила не тушеваться. Никогда не была робкой и в этот раз не стала идти против своего характера.

— Нет, — ответил здоровяк и продолжил смотреть. От его взгляда мороз пошел по коже.

— Тогда не смотри так, будто призрака увидел.

— Просто не могу понять, — задумчиво проговорил он.

— Что?

— Как могли проглядеть мага с таким хорошим потенциалом? — Маркус снова прищурил глаза, будто подозревал меня во всех смертных грехах.

— Так меня никто и не проверял на наличие способностей. Ты вон, тоже сразу не заметил, — я затаила дыхание, не дай бог, он увидит двойную ауру.

— Действительно не заметил, — маг еще некоторое время сканировал меня взглядом, а потом, наконец-то, отвернулся и продолжил заниматься своими делами. Только после этого, поняла, что напряженно затаила дыхание, будто боялась, что меня найдут. Выдохнула, надеясь, что он не догадался об амулете, ведь амулет не только скрывает вторую ауру, но и отводит любопытный взгляд, чтобы никому в голову не пришло проверять мои способности. К сожалению, он не спасает от целенаправленной проверки, как в этом случае.

Еще немного посидев у костра, от греха подальше, отправилась спать, чтобы не мозолить глаза. Мало ли, вдруг Маркусу придет в голову копнуть глубже, я ведь не знаю, насколько хорошо Николаус сделал защиту, а проверять опытным путем не особо хочется.

Лежа на местном аналоге спального мешка, сделанного из звериных шкур, не могла уснуть. Голова по-прежнему болела, не так сильно, как утром, но все равно это мешало спать.

Устав пялиться на голые ветви деревьев и черное небо, закрыла глаза и постаралась отстраниться от боли.

Как только я это сделала, тьма, стоявшая перед глазами, затянула меня словно густая липкая жижа. В попытке спастись от кошмара, резко распахнула веки и еще сильней испугалась.

Не знаю, где оказалась, но точно не в лагере и то, что это не сон, уверена на сто процентов.

Я как будто вовсе не я. Зрение изменилось и все вокруг стало серое и расплывчатое. Оглядевшись по сторонам, все равно не смогла определить, где я.

Опустив глаза вниз, от увиденного испытала очередной шок. Каким-то образом я превратилась в умертвие.

Махая перед глазами худой рукой с серой кожей и длинными когтистыми пальцами, не могла поверить, что это моя конечность. Внезапно поблизости раздался вой, а головная боль превратилась в рокот голосов. Чужие мысли ворвались в сознание, сводя с ума. Дикие чувства голода и холода охватили меня и заставили, в поисках спасения, идти вперед.

Нас было много, нами управляла жажда убийств. Мы хотели утолить вечный голод. Мы хотели ощутить тепло живой души, которая в предсмертной агонии отдаст свою энергию. И пока мы не найдем себе жертву, мы будем единым существом, но потом будем драться друг с другом, за право забрать добычу.

Деревья мелькают расплывчатыми силуэтами, проплывая мимо. Голод гонит вперед. В нос бьёт дурманящий запах, и наше полчище ускоряет бег. Впереди слабо-защищенное поселение, оно манит к себе теплым и сладким запахом жизни, от которого голова идет кругом. Хочется осушить всех живых до дна и все равно этого будет бесконечно мало.

Частокол забора, не может задержать нас. С легкостью перепрыгивая его, мы заполоняем собой деревню. Я первой врываюсь в ближайший дом и, занеся руку, замираю перед маленькой девочкой, за долю секунд до смертельного удара.

Большие испуганные детские глаза и слезы текущие ручьем привели меня в чувства. Поборов желание разорвать девочку на части, заставляю себя развернуться. В дверном проеме толпятся, другие умертвия, желающие полакомиться живой душой. Понимаю, что если сейчас просто уйду, то девочке все равно не жить.

В голове всплывают строчки заклинания для упокоения нежити, прочитанные в учебнике Дорофеи, но измененные голосовые связки не хотят работать как надо, поэтому произношу их мысленно, надеясь, что заклинание сработает.

— Бегоне саэкулиэс — повторяю мысленно и выставляю руку вперед.

Зеленый энергетический сгусток вылетает из центра ладони. Врезаясь в толпу нежити, он развеивает их по ветру.

Ободренная успехом, вылетаю на улицу, надеясь, что еще не всех жителей убили.

К моему удивлению, заклинание, как цепная реакция переходит от одного умертвия к другому. И когда последний мертвяк рассыпается пеплом, зеленый сгусток летит в мою сторону. Он словно инородный предмет сияет среди серых красок, его сложно не заметить.

В панике бросаюсь в сторону, желая спастись от упокоения, но сгусток, словно самонаводящаяся ракета, следует за мной. Удар в спину, чувствую, как тело горит, но огня нет. Когда невидимое пламя добирается до души, я снова проваливаюсь в вязкую, липкую тьму.

— Просыпайся! — кто-то остервенело, тряс меня за плечи.

Резко встав, ощупала себя с ног до головы «Фухх! Живая, и тело нормальное!»

— Ты спишь, как убитая. Я уже было подумал, что на самом деле умерла, — Маркус смотрел на меня с возмущением. — Однозначно, тебя нельзя ставить в караул. Проспишь нападение, — в ответ, я лишь пожала плечами. Не рассказывать же про этот странный сон «Или не сон?»

«Ладно, потом подумаю об этом!»

— Все уже давно поднялись, одну тебя ждем. То, что ты маг, не спасет тебя от гнева командира. Так что быстрей собирайся, а то до следующего привала останешься голодной, — напоследок Маркус одарил меня недовольным взглядом и направился к своей лошади. Я показала язык его спине, наверно от Ерошки нахваталась, и стала закручивать спальный мешок и сразу заметила, что головная боль прошла, что немало меня порадовало.

Не знаю, почему маг такой недовольный, не так уж и долго я спала. Можно было бы еще покемарить с часок. Встали ни свет, ни заря. Зато погода намечается хорошая. Дождь перестал моросить и небо прояснилось. Когда солнце встанет, то прогреет воздух и будет гораздо теплей.

На завтрак получила кашу и остатки вчерашней дичи, еда успела остыть, от чего стала не вкусной. Через силу заставила себя все съесть, неизвестно, когда еще придется.

Весь день мы месили грязь. Ратибор недовольными криками подгонял людей, заставляя нас идти быстрей.

— И куда так торопиться? Ему хорошо, он на лошади едет. Вот сам бы пошел пешочком, я бы посмотрела на него, — ворчала себе под нос и как всегда плелась позади всех. Часто оглядываясь по сторонам, боялась пропустить нападение нечисти, но к моему удивлению и облегчению еще ни разу не увидела признаков ее присутствия. Легионеры тоже вели себя настороженно, периодически бросая друг другу короткие фразы.

До самого привала, то и дело ловила на себе задумчивые взгляды Маркуса, казалось, что он о чем-то догадывается или знает, о моей страшной тайне и пытается разгадать ее.

Его внимание пугало и раздражало, поэтому я пыталась спрятаться за спины впереди идущих людей, но это мало чем помогло.

К вечеру не выдержала и сама подошла к магу.

— Маркус, что происходит? — возмущенно спросила я, отвлекая его от расседлывания лошади.

— Что происходит? — переспросил он, как попугай, не поняв вопроса или притворился, что не понял.

— Мне надоело то, что ты весь день на меня смотришь? Пытаешься что-то разглядеть? — сердито уставилась на него, требуя ответа.

— Тебе показалось. Я просто осматривал окрестности, — он ухмыльнулся и, отвернувшись от меня, продолжил снимать седло.

«Не мужик, а зараза наглая!»

— Маркус! — поморщившись, переступила через гордость и снова позвала его.

— Что-то еще? — безразлично спросил он и даже не оглянулся.

— А где находиться академия магии? — я, конечно, сама знаю, где, но уточнить не помешает.

— В столице Варк, где ж еще?

— Не знаю, может в Славайне тоже есть?

— Нет.

— Так мы пойдем в столицу? — продолжила засыпать мага вопросами, от чего он недовольно скривился.

— Нет, мы оставим тебя в Славайне в местном филиале магистерства, а они уже сами с тобой будут разбираться, — эта перспектива мне не очень понравилась, еще неизвестно, как они там будут со мной разбираться.

— А вы куда пойдете?

— В столицу, — ответил он односложно, больше не желая со мной разговаривать.

— А можно с вами?

— Спроси у командира и отстань от меня, наконец! — Маркус резко развернулся и уставился на меня злющими глазами.

— Ладно, ладно, уже отстала! — я отвернулась от него и взглядом нашла Ратибора. Он разговаривал с одним из своих бойцов, энергично жестикулируя руками «Наверно, раздает задачи!»

В нерешительности потопталась на месте и все-таки пошла в его сторону.

— Командир Ратибор! — махнула ему рукой, привлекая внимание.

— Чего тебе? — недовольно буркнул он и повернулся в мою сторону.

— Можно я с вами пойду в Варк? — мило улыбнулась я, надеясь, что на него это хотя бы немного подействует.

— Об этом не может быть и речи! В Славайне ты незамедлительно отправишься в магистерство! — тоном, не терпящим возражений, заявил он.

— Но мне ведь все равно надо в столицу. Какая разница с кем я туда попаду?

— Нет, нет и еще раз нет.

— Но почему?

— Не положено, я должен отправить тебя в ближайший отдел магистерства. Все разговор окончен. Иди, иначе придумаю тебе работу, — потеряв терпение, Ратибор прикрикнул на меня и топнул ногой.

«Подумаешь! Не положено! А я вот все равно придумаю, как пойти вместе с вами!»

Обидевшись на весь свет, ни с кем больше не разговаривала. Оставшийся путь до Славайна прошел без приключений. Все удивлялись тому, что мы ни разу не встретили умертвий и никакой другой нечисти, хотя я кроме мертвяков в этом мире больше вообще никакой нечисти не видела.

Почти две недели пешего пути, заметно сказались на мне. Мозоли на пятках натертые в первые дни, успели зажить, одежда стала заметно великовата. Все тело чесалось и требовало немедленно отпарить его в баньке, ну или хотя бы замочить в лохани на худой конец. Но комфорт нам только снился, и я, скрипя зубами, героически терпела антисанитарные условия.

В полдень последнего дня пути мы подошли к городу. Вопреки моим ожиданиям он оказался огорожен высокой каменной стеной с бойницами и массивными воротами.

На входе в город стояла стража. Высокие плечистые, бородатые мужчины несли караул и грозно осматривали каждого входящего в Славайн.

Наша большая компания практически не задержалась возле местной таможни.

Командир Ратибор приветственно махнул караульным, и они беспрепятственно пропустили нас. Видимо, военнослужащим в этом мире открыты многие двери.

За городскими воротами царила суета. Всюду сновали повозки нагруженные мешками, тюками, сеном и еще много чем. В воздухе витали не особо приятные ароматы конского навоза и сточных вод, эти запахи не вязались с опрятными домами из брусчатки и улицами мощеными камнем.

Не успели мы войти, как тут же попали на базар. Вокруг стоял галдеж множества голосов: кто-то торговался, пытаясь скинуть цену, а кто-то зазывал к себе покупателей, громко расхваливая свой товар. От всей этой красоты я поежилась, никогда не любила большие скопления людей. Нырнуть в эту галдящую и толкающуюся массу для меня равносильно самоубийству. К счастью, отряд свернул направо и пошел в обход этого средневекового безобразия.

Через пару кварталов мы свернули в широкий переулок, на углу которого расположилось трехэтажное здание, оно выбивалось из общего городского стиля каменными стенами и остроконечной крышей. Над входом висела вывеска с надписью, которая сообщала, что здесь находится Магистерство. «И как я сразу не догадалась?»

— Маркус, ты отведешь новенькую к местному магистру, а мы будем ждать тебя в трактире «На привале» — распорядился Ратибор и направил отряд дальше по улице.

— Не стой столбом, пошли, — маг пихнул меня в спину, подталкивая к входу в здание.

Не стала сопротивляться и первой потянула за медную ручку, дверь открылась, издав мелодичный звук, сообщая о появлении посетителей. Мы сразу попали в просторный холл. Напротив входа стоял деревянный массивный стол, за которым удобно расположилась миловидная девушка, а за ее спиной находилась дверь с надписью «Архив».

Я пробежалась взглядом по обстановке – все помещение освещалось тусклыми магическими лампами, а по обеим сторонам две широкие лестницы уходили вверх, ведя на второй и третий этажи.

Девушка окинула нас изучающим взглядом и, признав в Маркусе коллегу, приветственно улыбнулась, при этом напрочь игнорируя меня.

— Добро пожаловать в Магистерство Славайна! Чем могу вам помочь? — она кокетливо поправила высокую прическу русых волос, при этом, не сводя голубых глаз с мужчины.

— Здравствуйте, маг третьего ранга Маркус Обитаев, — представился маг, не обращая внимания на заигрывания секретарши. — Мне необходимо поговорить с руководителем вашего филиала.

— Магистр Пталиман никого не принимает! — не получив ответной реакции на флирт, девушка потеряла интерес к объекту охоты.

— Он на месте?

— Да, он в своем кабинете, — ответила секретарша, не заметив подвоха.

Маркус схватив меня за руку, потянул на второй этаж. Я едва успевала за его широким шагом и пару раз споткнулась едва, не поцеловав каменный пол.

— Можно помедленней! У меня не такие длинные ноги, как у тебя! — не выдержала темпа и в очередной раз, споткнувшись на лестнице, попыталась притормозить.

— В твоих же интересах идти быстрей, — он даже не оглянулся и продолжил тащить меня за собой.

Обреченно вздохнув, постаралась не отставать и не падать.

К моему разочарованию мы прошли мимо второго этажа.

Быстро обернувшись и заметив страдания на моем лице, Маркус сжалился и сбавил темп.

Лестница вывела нас сразу к двери кабинета. Судя по всему, он занял весь третий этаж. Ни тебе сидений для посетителей, ни коридора, чтобы хотя бы стоя подождать своей очереди. Видно условия созданы для того, чтобы желающих обратиться за помощью к магистру не было вообще.

Остановившись перед кабинетом, маг сделал непонятные пассы руками, на двери голубым сиянием засветился неизвестный символ.

Некоторое время ничего не происходило, но через пару минут дверь отворилась, и на пороге показался тучный мужчина в бордовой мантии.

— В…ва..ваше вы…вы.. — магистр заикался, а обрюзгшее лицо выражало высшую степень испуга. У меня закрались подозрения, что он с Николаусом родственники. Тот тоже вечно заикается, когда испуган или волнуется.

Интересно, что же такого сделал Маркус, что магистр так побледнел и весь трясется?

— Прошу без формальностей! Военное время, я - инкогнито! — перебил мой сопровождающий заикания местного начальника Магистерства.

— Да, да. К..конечно! Прошу вас проходите! — магистр Пталиман постарался взять себя в руки, что далось ему не просто.

А я, подозревая, что тут что-то нечисто, и не понимая, что вообще происходит и чем вызвана такая реакция местного чинуши, подозрительным взглядом сверлила спину Маркуса. Не часто увидишь, чтобы властьимущий так трясся перед, казалось бы, обычным полевым магом.

Магистр с трудом передвинул свою тучную тушу в сторону и пропустил нас в просторный кабинет. Места оказалось действительно не мало, но судя по размерам здания, я ожидала увидеть больше.

Глава 10

Предыдущая глава   Следующая глава

Судя по интерьеру, несмотря на военное время, Пталиман не бедствовал. Обстановка больше подошла бы какому-нибудь графу, но точно не магу. Ни тебе свитков и книг, ни тебе лабораторных колбочек, алхимических ингредиентов, вообще ничего, что могло бы указывать на то, что это рабочий кабинет мага.

Вместо этого, чистый письменный стол, с единственной толстой книгой. Удобное кресло бордового цвета. Гобелены на стенах, дорогие, декоративные вазы. Большой застекленный шкаф с бутылками и хрустальными кубками. Явно хозяин кабинета любитель горячительных напитков. Кстати впервые за все время в этом мире вижу качественное стекло.

На удивление место для посетителей тоже предусмотрели. Два небольших, по сравнению с хозяйским, кресла стояли напротив стола. И не удивительно, чтобы вместить такую тушу необходимо много места, а иначе он рискует застрять. Скоро вообще придется двери расширять.

Мое внимание приковал к себе небольшой глобус, стоявший слева от стола на высокой подставке. Но подойти ближе и рассмотреть его как следует, естественно не получилось.

— Прошу вас, присаживайтесь, — магистр утиной походкой перекатился в свое кресло. Бледность лица прошла, но он явно все еще нервничал.

Маркус сел в кресло справа, а я заняла соседнее, радуясь возможности посидеть на мягком. После долгого похода и отсутствия мало мальских комфортных условий, мебель показалась невероятно удобной. Если посижу тут хотя бы десять минут, точно усну.

— Позвольте поинтересоваться, что привело вас ко мне? — Пталиман взял себя в руки и заговорил, как деловой человек.

— Для начала позвольте представиться. Маг третьего ранга имперского легиона. Маркус Обитаев, — он недовольно глянул на магистра, словно его положение на порядок выше чиновника. — Во время поисков новых рекрутов нашим отрядом был обнаружен необученный маг. Собственно говоря, эта причина и привела нас сюда.

— Замечательная причина! — Пталиман неподдельно обрадовался. — Можете приводить его к нам, и мы обеспечим его отправку в Варк для обучения в академии.

— Я уже привел, эта девушка и есть необученный маг, — Маркус кивнул в мою сторону.

Магистр пытался не подавать виду, что удивлен, но от меня не ускользнул этот факт.

— Что ж, я передам ее на попечение своего секретаря, она определит ей место проживания, и мы в ближайшие дни отправим ее в академию.

Мне показалось, что он чего-то не договаривает. Его маленькие глазки воровато забегали, а потом и вовсе взгляд опустился на стол.

— Нас это не устраивает. Ее нужно отправит порталом сегодня, — Маркус немало меня удивил и видимо не только меня.

— В..видите ли, — Пталиман снова начал заикаться. — Д..дело в том, что наш портал не работает, — магистр окончательно сник и теперь вообще не поднимал глаз на Маркуса, еще больше разжигая во мне подозрения насчет личности моего конвоира. Однозначно он не так прост, как хотел казаться, а иначе с чего бы магистру так себя вести перед обычным рядовым магом.

— Как не работает? Этого не может быть!

— Простите, это не наша вина. Чуть больше двух недель назад по всей империи произошел сбой портальной связи, её еще не наладили, — магистр виновато развел руками.

— Покажите портал, — потребовал Маркус и, не дожидаясь ответа, встал и подошел к двери за глобусом, которую я не сразу заметила, а точнее ее, кажется, там вообще раньше не было.

Пталиман засеменил следом, а я воспользовалась возможностью и задержалась у глобуса, разглядывая его со всех сторон. Два крупных материка и два поменьше равномерно распределились по планете, определить на каком сейчас нахожусь я, так и не смогла. Недовольный возглас Маркуса заставил меня заглянуть в соседнюю комнату, чтобы выяснить причину его возмущения.

За дверью оказалось помещение в два раза больше кабинета. Совершенно пустое, с высоким потолком, оно заняло все оставшееся пространство третьего этажа. Единственным предметом был огромный двойник глобуса, который я только что разглядывала.

Помимо размеров их отличали красные значки, горящие небольшими точками. На каждом материке было по несколько таких огоньков.

Маркус недовольно хмурясь, расхаживал вокруг макета планеты и разглядывал точки.

— Невероятно! Ни один портал не работает по всему Росшору. Как такое возможно? — спросил он, ни к кому не обращаясь. Потом повернулся к Пталиману и задумчиво на него посмотрел. — У вас есть кристалл связи?

— Конечно, он в моем кабинете.

— Одолжите ненадолго?!

— Конечно, конечно. Пройдемте со мной, я вам всё покажу, — магистр, чуть ли, не кланялся.

Мне надоело смотреть на его расшаркивания, и я пошла, обследовать гигантский глобус. К счастью на меня никто не обратил внимания, предоставив возможность заняться интересным делом.

Обойдя светло-коричневый шар расчерченный линиями широты и долготы, так и не смогла найти наше местонахождение. Каждая красная точка была обозначена названием города, но их было так много, что на то чтобы найти Славайн может уйти не один час, к тому же надо знать, где искать.

Потеряв интерес к макету, оглядела помещение и обнаружила в центре на полу пентаграмму, начерченную непонятными символами. Значение некоторых я знала из учебника Дорофей.

Четыре из них означали элементы стихии, некоторые из них определяли действие, но основную массу символов я видела впервые.

Не зная чем еще заняться, обошла каждый символ, а когда подошла к знаку огня, то вся пентаграмма засияла оранжевым светом. Но как только в дверь вошел Маркус, все тут же погасло.

— Однако! — озадаченно буркнул он и подозрительно уставился на меня. — Что ты только что сделала?

— Не знаю, — я пожала плечами.

Он приблизился и обошел меня вокруг, разглядывая пентаграмму.

— Повтори то, что ты только что сделала, — настойчиво потребовал маг.

— Говорю же, не знаю. Я просто обошла каждый символ, а когда встала тут, то все засияло.

— Врешь.

— Нет же! — стало обидно. У меня, конечно, есть тайна, но сейчас его обвинения необоснованны.

— Так, наши планы меняются, — он схватил меня за руку и потащил на выход.

Похоже, таскать меня за собой скоро войдет в его привычку.

— Куда мы идем?

— В трактир.

Вдогонку нам растерянный Пталиман пытался что-то кричать. Но Маркус не обратил на него никакого внимания, так же как и на мои попытки выяснить подробности.

Спускаться мне пришлось, перепрыгивая сразу через три ступеньки, чтобы не свалиться. В этот раз маг даже и не думал сбавлять темп и несся как угорелый.

Промчавшись мимо секретарши и вылетев на улицу, мы преодолели несколько метров и, не выдержав скорости, я начала сопротивляться.

Поняв, что жертва его тянет назад, Маркус возмущенно оглянулся, а потом и вовсе остановился.

— Объясни, в конце концов, что происходит? — я вернула ему возмущенный взгляд. — Куда ты меня тянешь?

— Я же сказал - в трактир, — недовольно буркнул и уже более спокойно пошел дальше.

Офигевшая от такой перемены, поспешила его догнать.

— А что происходит и к чему такая спешка?

— Ты пойдешь с нами, — коротко бросил он и весь оставшийся путь, мне не удалось вытянуть из него больше ни слова. Маркус игнорировал все вопросы, отмалчиваясь и изредка бросая на меня недовольный угрюмый взгляд.

Через два перекрестка мы свернули в переулок направо и уперлись в трактир. Ворота во двор были открыты и мы спокойно прошли к двухэтажному деревянному зданию. На входе стояло несколько привязанных лошадей, а справа разместилась конюшня.

Внутри трактира царил полумрак. Помещение с низким потолком освещали тусклые лампы. По запаху горелого масла, поняла, какое горючее они используют.

С десяток прямоугольных столов на шесть персон, барная стойка и камин, вот и все предметы не интересного интерьера. Самым колоритным тут оказался трактирщик.

Он занял собой практически все пространство за барной стойкой. Вообще я заметила, что в этом мире очень много крупных мужчин. Возможно, это связано с частыми и продолжительными войнами.

Собрав в кучу кустистые брови, он хмуро наблюдал за всем происходящим вокруг него. Скорее всего, он и трактирщик, и вышибала в одном лице. Сомневаюсь в том, что тут часто происходят драки, если они вообще бывают.

Оглядев все пространство, заметила наших ребят, занявших четыре стола в правом углу.

— Иди, сядь к своим, а мне надо поговорить с командиром, — снизошел до меня Маркус и направился к Ратибору.

Видимо из-за раннего времени суток, заведение практически пустовало. Помимо четырех оккупированных легионерами столов, было занято всего несколько мест. На нас никто не обратил внимания, лишь хозяин проводил хмурым взглядом.

Я подошла к деревенским, они, на удивление, встретили меня радостными возгласами.

Владимир подвинулся, приглашая присесть рядом. Благодарно улыбнулась ему и приземлилась на предложенное место.

— Мы думали, что ты уже греешься в теплом местечке, — он придвинул ко мне деревянную миску с похлебкой. — Держи, империя сегодня расщедрилась.

— Надо же, какая муха укусила командира? — удивилась я и, не дожидаясь ответа, принялась за еду.

— Видимо ему выделяют средства на наше содержание, — хмыкнул Володя и тоже продолжил есть. Все остальные молчали и с интересом поглядывали в нашу сторону.

— Расскажешь, почему тебя обратно притащил этот мрачный маг? — спросил сын старосты, когда с едой было покончено.

— Да у них какие-то проблемы с портальной связью. Местный магистр сказал, что уже как две недели не работает. Так что я пойду с вами, — эта новость обрадовала моих однополчан. Хотя мы все и молчали большую часть пути, но же успели привыкнуть друг к другу.

В отличие от деревенских новобранцев, Ратибор не обрадовался и о чем-то спорил с Маркусом, потом они и вовсе вышли на улицу.

Я хотела тихонечко выйти следом, чтобы попробовать подслушать, но у самой двери неожиданно на моё плечо опустилась чья-то тяжелая ручища. Вздрогнув, я резко обернулась.

Обладателем наглой руки, оказался один из легионеров, если мне не изменяет память, то его имя Семирон. Он всюду следовал за командиром и кажется его правая рука. Так как в званиях я не разбираюсь, то разделила их примерно по иерархии. Командир Ратибор, его помощник Семирон и Маркус руководящий состав, только статус мга в отряде я до конца так и не поняла. Остальные семь легионеров обычные воины.

— Куда собралась, лиса? — на его вопрос, я неопределенно пожала плечами. — Вернись на свое место, команды покидать трактир не поступало, а попытаешься выйти еще раз, запру тебя в чулане, — подтолкнув меня в сторону стола, Семирон вернулся к остальным легионерам.

И вот не сиделось же мне на месте, стоило надзирателю забыться и отвлечься, я незаметно проскользнула к двери. Мужчины что-то громко обсуждали и смеялись, поэтому не заметили моего бегства.

На улице никого не оказалось. Оглядевшись, осторожно пошла в сторону конюшни. Возле нее тоже никого не было, поэтому я заглянула внутрь. Резкий запах навоза и конского пота ударил по обонянию, но я даже не поморщилась, уже привыкла. Пока шла по длинному коридору, насчитала четырнадцать стойл, шесть из них пустовали. Прикинув сколько лошадей в нашем отряде, поняла, что двух не хватает. Это значит, что маг и командир куда-то смылись.

Интересно, какие срочные дела у них появились, что они даже никого не предупредили.

Побродив еще немного и заглянув в каждый угол, зачерпнула горсть овса из мешка стоявшего недалеко от входа и сунула зерно ближайшему коняке. Довольно фыркнув, он начал осторожно подбирать угощения бархатистыми губами.

— Хороший мальчик, — я погладила его по морде.

— Вообще-то это кобыла, — неожиданно раздалось от входа.

Я испуганно вздрогнула и сунула руку с остатком зерна в глубокий карман плаща.

— Что ты тут делаешь? Собралась дезертировать и прикармливаешь лошадь, чтобы не брыкалась? — Маркус подозрительно прищурил глаза, а за его спиной стоял Ратибор и тоже сверлил меня недовольным взглядом.

Не успела я и глазом моргнуть, как прибежал запыхавшийся Семирон и пожаловался на меня.

— Вот она! Так и знал, что сбежать хотела, это уже вторая попытка за сегодня, — заявил он возмущенно.

Мужчины дружно посмотрели на меня. Маркус с сомнением, командир недовольно, а ябеда злорадно.

— И не правда. Я просто это… эээ… по нужде ходила, — попыталась оправдаться.

— Ну да. И решила, что нужник в конюшне? — маг сложил руки на груди.

— Я его нигде не нашла и решила здесь посмотреть, — последняя попытка.

— А у трактирщика спросить не могла? Нет?

— Я не вру, — аргументов лучше не нашла.

— В чулан, я ей говорил, что в чулан посадим, — вставил свои пять копеек Семирон.

— Значит в чулан до утра, — скомандовал Ратибор и, отдав поводья прибежавшему мальчишке, пошел в трактир.

Я умоляюще посмотрела на мага, но он лишь развел руками «Мол, сама напросилась, тебе же говорили».

В чулан отконвоировал меня довольный Семирон: «Чтоб его клопы всю ночь кусали!»

Не обращая внимание на причитания и возмущения, меня затолкали в темное помещение, следом полетел вещи, а потом деревянная дверь с грохотом закрылась и, судя по звукам, ее заперли на амбарный замок.

И угораздило меня так!

С досады пнула дверь, но не полегчало.

Хоть бы лампу дали, темно как у негра в… в общем очень темно. И даже через щели в двери ни капли света не проникает.

Пришлось на ощупь определить, сколько места в моем распоряжении. Облазив на карачках и ощупав все, до чего смогла дотянуться, а это оказались мешки с зерном, глиняные горшки, деревянные ящики, метла и еще непонятно что, поняла, что вытянуться на полу во весь рост не получится.

— Всю ночь придется спать полусидя. Изверги! — прошипела сквозь зубы. — И ведь ни за что заперли.

До ночи еще часов семь-восемь и чем мне прикажете заниматься, да еще в темноте?

Нащупав свои вещи, отвязала от рюкзака спальный мешок и расстелила его на полу. Разместившись на нем более-менее удобно, задумалась, как жить дальше до самого утра. А я так надеялась, что сегодня наконец-то помоюсь, хотя бы в каком-нибудь тазике. Зла не хватает.

Ко всему этому, стоило мне перестать возиться с вещами и затихнуть, как послышалось шуршание. Я, конечно, никаких животных не боюсь, но в темноте в чужом мире, мало ли какие тварюшки водятся, да еще в замкнутом пространстве, из которого если понадобиться, вырваться можно будет, только проломив двери. Поэтому, когда на меня откуда-то сверху свалилось что-то мягкое, теплое и крупное, да еще в попытке не упасть дальше, оцарапало мне щеку, я с перепугу не завизжала, нет, я, молча, со всей дури смахнула это нечто. Оно с громким шмяк ударилось о дверь и затихло. От нервного перенапряжения меня начала бить мелкая дрожь.

Вскочив на ноги, нашла метлу и прикрылась ей, на случай если на меня снова прыгнет неизвестный чуланный сосед. Прошло несколько минут, но от двери больше не раздалось ни звука.

Выдернув из метелки пару прутиков, решила их зажечь «Остается надеяться, что не сгорю тут заживо».

Вложив в свои мысли все желание увидеть окружающую обстановку и больше не находиться в темноте, крепко зажмурила глаза и представила, как прутики горят, и я все вижу.

От перенапряжения век, глаза начали чесаться и слезиться, пришлось прервать опыт. И как только я открыла глаза, то тут же их закрыла. Потом снова открыла и закрыла. И так несколько раз, но как бы я не пыталась развидеть, у меня не получилось.

Вместо того, чтобы воспламенить прутики, у меня каким-то образом появилось ночное зрение. Предметы были отчетливо видны, но в каком-то непонятном цвете. Я стала видеть в спектре всех оттенков серого, сразу вспомнился сон, когда я была в теле нечисти. Очень неприятные ассоциации, до сих пор мороз по коже от одного воспоминания.

Оглядевшись, увидела все то, что ощупала, потом посмотрела на то место, где должен лежать виновник происходящего, ведь если б я не испугалась, то этого сейчас бы не было, сидела б себе спокойно в темноте и думала о своей нелегкой жизни.

У порога, без каких либо движений белым пятном лежала крыса размером с взрослую кошку.

Осторожно ткнула в нее черенком от метелки, но зверек так и не пошевелился.

Это ж с какой силой я ее приложила?

Осторожно присев возле нее, дотронулась рукой. Она оказалась теплой, а шерсть мягкой и приятной на ощупь. Но как бы я не пыталась приглядеться, а увидеть дышит крыса или нет, так и не получилось, поэтому положила на нее ладонь полностью.

К счастью или к несчастью, она оказалась мертва, точнее животное не подавало никаких признаков жизни.

Я встала и метлой попробовала перевернуть ее, но крыса по-прежнему не реагировала. Потом подняла ее за хвост и разглядела со всех сторон. Почему-то мне кажется, что она белая, хотя может это ночное зрение, искажает ее цвет.

Придя к выводу, что животинка мертва, положила ее обратно и села на пол. Отчего-то мне стало ее жалко.

— Прости меня, я не специально. Тебе еще жить да жить, а тут я такая пугливая, — еще раз провела рукой по шелковистой шерстке. После моего касания на ней появилась темная черта. Посмотрела на свою ладонь, а она была в чем-то испачканной. Потерла грязь, оказалась это кровь и явно не крысы. Вспомнила, что она поцарапала мне щеку, притронувшись к ране, почувствовала жжение.

— Вот блин, еще заражения не хватало, — не придумав ничего лучше, нашла в рюкзаке сбор трав от воспаления, разжевала небольшую щепотку и приложила к щеке.

Потом устроилась поудобней и попыталась уснуть, но присутствие мертвого зверька не давало покоя и давило на совесть. Несмотря на то, что крыса меня поранила, мне все равно ее жалко.

Осмотрев помещение в поисках чего-нибудь подходящего для последнего пристанища, нашла небольшую корзину, в которую необычный грызун точно поместится.

Взяв жертву случайного убийства, положила ее в корзину и зачем то еще раз погладила, неожиданно шерсть засветилась оранжевым сиянием, хотя все вокруг по-прежнему было серым.

Свечение быстро пропало, и крыса ожила, или она и не умирала вовсе, а на самом деле просто была в отключке.

Но в этот момент мне было не до размышлений. На этот раз я коротко взвизгнула и отскочила в сторону, крыса тоже оказалась не рада встрече и отпрыгнула от меня подальше.

В итоге мы сидим напротив друг друга и не сводим друг с друга взгляд.

Я смотрю на нее, она на меня. А в моей голове крутится один вопрос – почему она не уходит?

Через несколько минут мне надоели гляделки. Я очень медленно залезла в карман и достала остатки овса, потом осторожно высыпала его на пол, разумно предполагая, что если крыса будет сытой и если не уйдет, то по крайне мере не попытается закусить мной.

Втянув носом воздух, моя соседка, забыв об осторожности, принялась точить зерна. А когда овес закончился, она в наглую подошла ко мне и, поставив передние лапки на колени, заглянула в глаза, выпрашивая еще угощения.

— Эээ! — я растерялась и боялась пошевелиться. — Если ты отойдешь в сторонку, то я достану тебе сыр, — сказав это, никак не ожидала, что крыса сделает то, о чем ее попросили.

— Обалдеть! Ну ладно, — настороженно следя за грызуном, сунула руку в рюкзак и на ощупь нашла кусок сыра завернутого в ткань.

Развернув его на коленях, не успела отломить кусочек, а крыса уже подошла ко мне и, встав на задние лапки начала выпрашивать лакомство.

Вот так мы и подружились.

Наевшись, моя новая знакомая без разрешения свернулась калачиком рядом со мной и уснула.

Хотела последовать ее примеру, но за дверью послышались шаги, затем лязг замка, а пока его открывали, я успела прикрыть крысу уголком от спального мешка.

Посетителем оказался Маркус, он пришел с фонарем, который на мгновение ослепил меня.

— Убери свет, больно же! — возмутилась, прикрыв глаза ладонью.

— Я принес ужин, завтра утром тебя выпустят, и если хочешь сходить по нужде, то поторопись, не собираюсь возиться с тобой до утра, — он что-то поставил на ящик и ушел, оставив дверь открытой.

Прикрыв ее, быстро догнала мага.

— Подожди! Так-то я не знаю, где тут ходят по нужде, — от света светильника в глазах летали зайчики, и я пару раз умудрилась наступить Маркусу на пятки.

— Если ты не перестанешь пытаться отдавить мне ноги, то вернешься в чулан и будешь терпеть до утра!

От вопиющей несправедливости в душе поднялась волна негодования, но я сдержалась и промолчала. Этот точно может вернуть в чулан прямо сейчас. Поэтому сердито сопя, шла следом за тюремщиком, стараясь держать себя в руках, хотя так и подмывало ляпнуть какую-нибудь гадость.

Туалет разместился на первом этаже. И если не описывать его подробно, он оказался вполне приличным. Я ожидала увидеть, что-то вроде средневекового нужника с дыркой в полу и сеном вокруг, источающим ароматы деревенского уличного туалета. Вместо этого в небольшом темном помещении стоял вполне привычный унитаз, только низкий и сделанный из камня, также была предусмотрена система смыва и даже раковина для мытья рук. И вместо неприятных запахов, в помещении пахло озоном. Оглядевшись, увидела в углу небольшой камень, встроенный в стену, он излучал слабый ультрафиолетовый свет.

Да уж, в городе, похоже, с гигиеной и бытом дела обстоят гораздо лучше, чем в глухой деревне. Очень интересно, как тогда живут в столице, если даже захудалый трактир в маленьком городке может позволить себе использовать магию в быту. Теперь еще больше хочется попасть в магическую академию.

Воспользовавшись туалетом по назначению и вымыв руки, не смогла отказать себе в удовольствии и умылась. Если бы раковина не была маленькой, я бы залезла в нее целиком, так хочется помыться полностью.

С сожалением закрывая кран, так и не поняв, откуда берется вода, вышла в небольшой коридор, где сложив руки на груди и подперев противоположную стену, меня ждал Маркус.

— Я думал, ты утонула, — в ответ на его замечание лишь промолчала, решив игнорировать, да и вообще я обижена до глубины души таким обращением.

Ненадолго задержав на мне задумчивый взгляд, маг пропустил меня вперед и отконвоировал обратно в чулан.

— До завтра, — бросил он коротко и закрыл дверь, гремя амбарным замком.

— Эй! Вы только не забудьте про меня! — крикнула ему в след, а в ответ маг лишь хмыкнул.

Снова оказавшись в полной темноте, зажмурила глаза пытаясь вернуть ночное зрение. Через пару минут, способность видеть снова появилась.

С удивлением обнаружила, что зверушка осталась на месте, она сидела на ящик возле подноса с едой и голодными глазами смотрела на тарелку с кашей.

— Вот только не говори мне, что ты ждала моего разрешении? — в ответ крыса посмотрела на меня с упреком.

— Ладно, сейчас будем есть, убедила!

Львиная порция каши похожей на пшеничную досталась мне, кусок сыра и половина горбушки хлеба перепала грызуну, ну а пить травяной чай она отказалась.

— Как хочешь, мне больше достанется, — ответила я на ее сморщенный нос и залпом осушила кружку.

После ужина я устроилась на полу, а крыса, словно собачка, потопталась где-то в районе ног и тоже завалилась спать.

К утру я спала с ней чуть ли не в обнимку. Большая и теплая она приятно грела мой бок и, наплевав на антисанитарию, я подгребла ее ближе к себе. А чего бояться, она ведь не кусается, да и рядом с ней не так одиноко.

Крысюшу назвала Ксюшей, она разбудила меня, пощекотав ухо усами и как раз вовремя. Буквально через пару минут, чулан открыли, выпуская нас на свободу.

— Как спалось? — издевательским тоном спросил Маркус.

— Замечательно, никто не мешал своим ужасным храпом, — ответила таким же манером.

— Рад, что тебе понравилось, значит до самого Варка, в каждой таверне место в чулане тебе обеспечено, — маг нагло заржал и ушел, бросив на прощанье, что у меня пять минут на сборы, столько же на еду, а потом мы выдвигаемся.

Скручивая спальный мешок, злобно шипела и плевалась, искренне не понимая за что ко мне такое отношение.

Недоумевая, терялась в догадках, где и когда успела накосячить. Вроде бы ничего такого не сделала. И пока в глубокой задумчивости собирала вещи, не сразу заметила, что моя новая знакомая куда-то подевалась.

Обнаружив пропажу, тихонько позвала ее, но она так и не пришла.

Хотела на прощанье потискать и оставить кусочек сыра, но делать нечего, надо идти.

Приладив спальник к рюкзаку, все-таки решила оставить остатки сыра, прощальный подарок, так сказать. А когда полезла за ним, то обнаружила в рюкзаке Ксюху, поедающую тот самый подарок.

— Ну, и нахалка же ты! Я значит, ее ищу, зову, а она тут чревоугодием занимается, — в ответ крыска посмотрела на меня невинными глазками и продолжила свое вкусное дело.

— Ладно, вылезай, мне пора идти, а сыр можешь оставить себе, — попыталась взять воришку, а она вместо благодарности цапнула меня за палец и, бросив сыр, зарылась в вещи и, судя по наглой морде, покидать уютное гнездышко не собирается.

Отдернув руку, зашипела сквозь зубы, больше от досады, чем от боли. Место укуса засветилось оранжевым светом и тут же погасло, так же как шерсть крысы, перед тем как она ожила.

— И что это сейчас было? — спросила я у Ксюхи.

— С кем ты разговариваешь? — вместо ответа, спросил меня Маркус.

— Сама с собой, сказалась ночь, проведенная в темном и пыльном чулане, — буркнула я и, затянув шнурок рюкзака, закинула его себе за спину. Он кстати заметно потяжелел.

К счастью мне дали умыться, а после завтрака, мы покинули Славайн и отравились в Варк, но по пути отряду еще предстояло посетить несколько деревень и собрать мужчин — будущих легионеров.

Глава 11

Предыдущая глава   Следующая глава

И снова дорога, и снова сапоги месят грязь под ногами. Весна отвоевала свои права. Теперь дождливые дни чередуются с солнечными, которых становится больше.

На одном из привалов в солнечный день, обнаружила, что мой плащ оказывается трансформер. Его меховая подкладка легко отстегивается. И почему я этого раньше не заметила, уже несколько дней мучаюсь. То снимаю его, то снова достаю, когда идет дождь, а потом снова убираю в рюкзак, потому что в теплую погоду в нем ужасно жарко.

Аккуратно свернув теплую подкладку, пропихнула ее на дно рюкзака. Ксюху я выгнала погулять, пока никто не видит, и теперь спокойно могу рыться в своих вещах.

Пока пыталась компактно уложить подкладку, поняла, что для этого придется практически все вынуть из рюкзака.

Крыса изрядно потрудилась в наведении беспорядка, поэтому решила все вещи сложить аккуратно, а зимней частью от плаща накрыть их сверху, пусть на ней спит Ксюха. Может, больше не будет пытаться зарыться в сменном белье, которое, кстати, уже пора стирать.

Выкладывая одежду, сборы трав и всякую мелочь, обнаружила на самом дне, толстую черную книгу по некромантии Дорофеиного деда, которую она мне обещала дать почитать, но так и не дала.

Найдя опасное сокровище, воровато огляделась по сторонам и быстро прикрыла ее мешочком со сборами трав. Потом сверху сложила одежду, мелочевку и меховую подкладку.

И только после этого успокоилась.

— Опять бездельничаешь, — ко мне со спины подкрался Маркус, и я вздрогнула от неожиданности, но больше всего испугалась, что он мог увидеть книгу.

— Вовсе нет! Просто вещи в порядок привела, а сейчас пойду помогать остальным, — я попыталась придать лицу невозмутимое выражение и только после этого встала, поворачиваясь к собеседнику.

— Иди хворост для костра собирай, все равно доверять готовку тебе нельзя, — в очередной раз нахамив и не дав мне и слова вставить, маг развернулся и ушел восвояси заниматься своей лошадью.

А я, закипая от злости, поплелась в ближайшие заросли собирать хворост. Вот почему он так ведет себя? После случая в отделении магистерства в Славайне, он мало того что следит за мной так еще и каждый раз язвит.

Собирая сухие ветки в одну кучу, немного успокоилась. Подумаешь, какой-то маг грубит, ну и что с того? Мне с ним детей не крестить. Главное добраться до столицы, а там наши дорожки разойдутся.

Пока занималась сбором, глубоко ушла в свои мысли и, когда по моим ногам взобралась Ксюха, я едва не завизжала, но к счастью вовремя спохватилась. Не хватало еще, чтобы о ней узнали.

После того, как покинули Славейн, прошло уже две недели, и все это время мне удавалось ее скрывать. Страшно представить реакцию людей, если ее обнаружат. Я ведь не знаю, как в этом мире относятся к таким странным питомцам. Не хочу ее лишиться, сейчас она самое близкое и родное для меня существо. К тому же очень полезное.

Ксюша на привалах каждый раз что-нибудь приносит мне, то прошлогодние орехи, то ягоды сушеные, видимо, беличьи запасы разоряет. Ее добычу мы всегда делим поровну, а летом ее находки будут богаче и свежее.

— Ну, что ты на этот раз нам принесла, — я скосила глаза на крыску.

Удобно устроившись на моей шее и положив голову на плече, Ксюха ткнула мне в щеку золотой монетой, которую держала зубами.

— Ничего себе! Вот это добыча! — взяв монетку и покрутив ее в руке, быстро сунула в карман кожаных штанов. Потом разгляжу.

— С таким успехом мы с тобой не пропадем, — погладив добытчицу по голове, чмокнула ее в мордаху и опустила на землю. — А теперь спрячься и никому не попадайся на глаза. Половина ужина, естественно твоя!

Ксюха послушно скрылась в кустах. Несмотря на свои габариты, она двигается бесшумно и незаметно, даже мне сложно ее обнаружить. Хотя если целенаправленно ищу ее, то каким-то образом знаю, где она находится, даже если не вижу. Много думала об этом явлении и пришла к выводу, что в том чулане между нами образовалась какая-то связь, знать бы еще какая и чем это чревато. Хотя до сих пор от нее только одна польза.

Собрав полную охапку хвороста, собралась идти обратно в лагерь, но услышала приближающиеся голоса и треск кустов. Не знаю почему, но что-то меня дернуло спрятаться в густых зарослях. Поднырнув под колючие ветки ежевики, залегла в глубине и притворилась бревном.

— И что плохого в этом? — спросил Ратибор.

— Еще не знаю, но мне это не нравится. Слишком подозрительно, — мрачно ответил Маркус.

— Странный ты. Радоваться надо. Мы около месяца не встречаем на своем пути нежить, а тебе это не нравится. Я вообще молюсь Всевышнему, чтобы так и было до самой столицы. Тогда ни один новобранец не пострадает. Вспомни, сколько их гибнет при первой же стычке даже с небольшим количеством мертвяков. Это нежить низшего уровня, а что будет, если мы наткнемся на более высокий уровень? Все полягут.

— Ты прав. Но все равно странно все это, — не хотел униматься Маркус. — Я еще в деревне Серебряный ручей заметил, что там по ночам нет мертвяков, хотя вспомни, как перед этим нас почти каждую ночь атаковали, пытаясь пробить защитный барьер. А теперь от самого Серебряного ручья ни одного нападения и даже намека на то, что в нашем мире есть нежить.

— Хорошо если так, вдруг высшие силы снизошли до нас и вывели эту заразу, — командир сделал, странный знак рукой, словно осенил себя знамением.

— Боюсь, что дело тут совсем в другом, — задумчиво пробормотал дотошный маг.

— Да ладно тебе, в столице разберешься, а сейчас главное, чтобы так и дальше продолжалось, у нас каждый человек на счету. Ты главное за необученной магичкой наблюдай, чтобы ненароком никого не поубивала. Сам же знаешь, такие хуже урагана.

— Да уж, эта точно может. К тому же она еще не инициированная, — Маркус озадаченно почесал затылок, взъерошив копну черных волос.

— Серьезно? — Ратибор аж подпрыгнул от новости. — Почему ты мне раньше не сказал? — он возмущенно уставился на мага.

— Потому что, тогда ты бы оставил ее в городе, а так как порталы не работают и неизвестно когда их наладят, то необученный и тем более не инициированный маг опасен для города. Представь, что случится с людьми, если у нее произойдет неконтролируемая инициация, а местный магистр, одно название, а не магистр. Он первый сбежит, как только почувствует, начало пробуждения силы. А у новенькой, магия огня и не маленький потенциал. Сейчас сложно сказать точно, насколько он большой.

— Магия огня? — командир еще больше выпучил глаза. — Но, но как это возможно? Ведь только члены правящих семей могут обладать магией огня!

От этой новости, я чуть не подавилась собственной слюной, едва не закашляв. Было бы сложно объяснить, почему я спряталась и подслушиваю их разговор.

— Вот и меня это беспокоит. Надо разобраться в этом. И эта еще одна причина, по которой я взял ее с нами.

— Я требую, чтобы ты вообще глаз с нее не спускал. Вот где она сейчас? — видно было, что Ратибор не на шутку встревожен.

— Где-то в лесу, хворост собирает.

— Найди ее и больше из виду не упускай, а вообще лучше, чтобы ты все время находился рядом. Мне не нужно мертвое войско. В случае чего императору не сможем объяснить, как так вышло, от нежити уберегли, а необученный маг случайно всех угробил. Нас тогда точно казнят. Ну, тебя может, просто в темницу запрут, а меня как есть казнят.

— Не преувеличивай, я пригляжу.

Мужчины ушли в сторону лагеря, а я, пыхтя и матюкаюсь, выбралась из колючей засады и, собрав брошенный хворост, задумчиво побрела следом.

Подслушанный разговор не только многое прояснил, но и породил еще больше вопросов.

В лагере царила суета, в нашем отряде прибавилось новобранцев и теперь они, словно муравьи сновали туда-сюда, выполняя поручения старших.

Пока Ратибор продолжал беседовать с Маркусом, обязанности руководителя на себя взял Семирон. Он деловито прохаживался по лагерю и наблюдал за подготовкой к ужину и ночевке.

Игнорируя его косые взгляды, прошла мимо и свалила хворост в общую кучу и уже собиралась вернуться в чащу, чтобы продолжить сборы, как вдруг на краю поляны раздались возмущенные крики, мат и злобный писк Ксюхи и как раз с той стороны, где я оставила свои пожитки.

Сорвавшись с места словно ужаленная, помчалась на шум.

— Что это за тварь такая злобная? — орал один из новеньких, молодой парень из деревни Заречной, которую мы прошли неделю назад, пополнив отряд двадцатью мужчинами.

— Прихлопните ее кто-нибудь.

— А ну отвалите от моих вещей! — расталкивая зевак, крикнула как можно громче.

— У тебя там жирная крыса завелась, — на полном серьезе заявил новенький.

— Сам ты жирный. Это моя крыса, она охраняет вещи, чтобы, такие как ты, не стащили.

— Да я просто хотел перенести их ближе к лагерю, — попытался оправдаться мужчина.

Я наконец-то протолкнулась к рюкзаку и взяла Ксюху на руки, пару раз грозно пискнув, она успокоилась и враждебно уставилась на толпу.

— Что тут происходит? — а это начальство почтило нас своим присутствием.

Ратибор и Маркус протиснувшись к центру событий, удивленно уставились на виновников «торжества».

— Я всего лишь хотел перенести брошенные вещи к общей куче, а на меня бросилась эта тварюга, — несостоявшийся воришка обвиняюще ткнул в нас пальцем и не понятно, кого именно он имел ввиду.

— Эмм…— командир растерялся, а маг сверлил меня чересчур подозрительным взглядом.

— Катя, — помогла Ратибору вспомнить мое имя, которое он мало того, что забыл, так еще и не знал. Конечно, зачем себя обременять ненужной информацией.

— Катя, потрудись объяснить, что тут делает крыса и откуда она взялась? — и как по команде все сорок пять пар глаз выжидающе уставились на меня.

Ну а что тут скажешь? Придется врать до конца.

— Это Ксюша, мой питомец и защитница. И нигде я ее не брала, она идет с нами с самого дома, к тому же Ксюха совсем не опасна, если конечно не протягивать свои загребущие лапы к моему имуществу.

Для убедительности кинула укоризненный взгляд на воришку и порадовалась тому, что у меня есть такая подруга, ведь он мог найти книгу некроманта и выдать меня. Тогда бы никто не обратил внимания на то, что доносчик копался в моих вещах.

— Надеюсь это так. Всё, расходимся и продолжаем свою работу, ужин сам себя не приготовит, — Ратибор слегка повысил голос, а когда все разошлись, бросил на меня предупреждающий взгляд и тоже покинул место происшествия.

Но расслабиться мне не дал Маркус. Он продолжал стоять и задумчиво оглядывать нашу колоритную парочку. Я даже засмущалась и словно школьница готова была скромно опустить глазки в пол. Еще чуть-чуть и начну шаркать ножкой.

Вместо этого постаралась унять внутреннюю дрожь, и смело посмотрела в глаза магу. Главное не забывать – на мне защитный амулет скрывающий ауру, и не давать страху отразиться на лице.

— Что-то опять пытаешься разглядеть, — не выдержав напряжения, заговорила первой.

— Да. Стой и не двигайся, — заявил нахал и в два шага преодолел расстояние разделяющее нас.

Возвышаясь надо мной словно скала, он делал непонятные пассы над моей головой. А я стояла и молилась всем богам моего и чужого мира, чтобы Маркус не увидел двойную ауру.

Ксюха сначала попыталась возмущенно пискнуть на такую непотребную близость чужака, но видимо почувствовала мое состояние и тоже притихла.

— Странно и не понятно, — маг привычным жестом почесал затылок.

— Что?

— Похоже ты не врешь или хорошо притворяешься, одно из двух, — не найдя ответа в свечении ауры, он заглянул мне в глаза, пытаясь найти ответ там.

— Я не вру. Ксюша почти с самого рождения со мной. Я отобрала ее у деревенской кошки. Она тогда едва шерстью успела покрыться, — с самым честным видом, на который была способна, врала первое, что пришло на ум.

— Ладно, сделаю вид, что поверил, — сжалился мужчина и развернулся, собираясь оставить нас одних.

— А что ты хотел увидеть в ауре? — и кто меня за язык тянул? Он ведь почти ушел.

— Все время забываю, что ты из глуши, где не знают элементарных вещей, — вроде не нахамил, а все равно обидно. — Ладно, после ужина расскажу. Не хочу потом краснеть за тебя перед ректором академии, — все-таки не хороший он человек, но в ответ лишь фыркнула и отвернулась, подбирая рюкзак.

Ксюха лизнула мою ладонь, пытаясь, оказать моральную поддержу.

— Ну, зато теперь не нужно тебя прятать, хоть в чем-то есть плюсы, — поделилась мыслями с подругой, когда маг отошел на достаточное расстояние.

Согласно пискнув, крыса спрыгнула на землю и утопала в кусты по своим делам.

В ожидании ужина я расположилась на краю защитного круга, который Марку с присущей ему дотошностью начертил, охватывая в два раза больше территории, чем раньше. Так он делает с тех пор, как наш отряд пополнился. Интересно, а размер барьера влияет на расход силы мага и вообще, какой тут принцип расходования магии? Срочно надо в академию. Жаль, что портальная связь не работает. Спустя еще две недели пешего пути, идея отправиться в Варк с легионерами уже не казалась такой удачной.

Хотя если задуматься, если в этом мире есть портальное сообщение между городами и странами, то наверняка, должны быть порталы в другие миры. Теперь мне еще больше захотелось попасть в магическую академию. Но для этого придется еще месяц топать до столицы, теряя драгоценное время. Что за невезуха?!

До самого ужина я пыталась составить примерный план на будущее, но какой там план, если не знаешь о мире практически ничего.

Ксюха почти до темноты шлялась неизвестно где, а когда ужин был готов, притащилась, как ни в чем небывало и принесла еще одну золотую монету.

— Да ты девушка, видимо хочешь у меня отжать весь ужин?! — деланно возмутилась я, а убрав монету в карман, погладила охотницу за сокровищами и, посадив на плечо, пошла за своей порцией еды.

Получив тарелку каши с хлебом и небольшой кусок жареной птицы, вернулась на насиженное место. Львиная доля каши досталась крысе, а я съела все остальное. Кость от дичи сточила Ксюха, не оставив от нее и крохи, вот что значит неприхотливый питомец, ест всё что дают и даже выгуливает себя сам. Чем она собственно и занялась после ужина, скрывшись в ближайших кустах. Весь день она спала, а ночью будет обследовать окрестности, и охранять мой сон, возможно, еще раздобудет что-нибудь ценное.

Мое одиночество нарушил маг. В этот раз он не подкрадывался, а открыто подошел, так чтобы я его видела.

— Где твоя ручная крыса? — ехидно улыбаясь и не спросив разрешения, он уселся рядом со мной на бревно, которое я, между прочим, сама притащила сюда.

— В кустики убежала, — буркнула я и уставилась перед собой.

— Все еще хочешь узнать о животных компаньонах?

— Хочу, — не стала уточнять, что он имел в виду. Хотя обещал рассказать о том, что искал в моей ауре. Это уже не важно, сейчас любая информация на вес золота.

— Тогда слушай. У каждого инициированного мага, есть животное компаньон. Его выбирают перед самой инициацией, чтобы оно впитало в себя выброс чистой магии, и помог завершить инициацию без серьезных для мага и окружающих последствий.

— А у тебя есть компаньон? — грубо перебила его, вспомнив, что ни разу не видела его питомца. Может у него какой-нибудь таракан или муравей?

— Как у любого обученного мага. У меня замечательный компаньон, это мой конь, — Маркус аж выпрямил осанку, будто у него не конь, а целый дракон.

— Удобно, и компаньон, и транспортное средство в одном, — без задней мысли ляпнула не подумав.

— Бурелом - не вещь и не средство, он - боевой товарищ и мой друг, — в голосе мага проскользнули нотки обиды за оскорбленное достоинство коня со странным именем. — А будешь перебивать, ничего больше не расскажу.

— Поняла, молчу, — не стала спорить, а то с него станется.

— Так вот, напарника надо подбирать в соответствии со своей способностью и силой потенциала. Каждой стихии подходят определенный тип животных. Допустим магии земли, подойдут змеи, сухопутные черепахи и любые грызуны, магии воздуха соответственно практически все виды птиц, кроме черного ворона, так же подойдут летучие мыши и даже крупные виды насекомых. Магии огня подходят кошки, собаки, волки, кони и черный ворон, эта единственная птица, подходящая магии огня. А вот некромантам гораздо проще, им подходят мелкие демоны, вызванные и вселенные в тело любого мертвого животного.

После его слов, у меня закралось нехорошее подозрение на счет моей Ксюхи, но как правильно спросить и не вызвать подозрения? Вдруг он уже что-то в ней разглядел и только ждет, когда я сама выдам себя.

— Я так понимаю, ты решил, что Ксюха - мой компаньон, и хотел увидеть на ауре нашу связь, — решилась задать другой интересующий меня вопрос.

— Совершенно верно, но я ее не увидел. Хотя глупо думать, что у мага огня, компаньоном будет крыса, даже такая большая, как твоя, — Маркус немного помолчал, о чем-то задумавшись, а потом как будто, что-то решил и снова заговорил.

— Скажи, а у тебя в роду были маги огня? — задал он каверзный вопрос и незаметно скосил глаз, наблюдая за моей реакцией.

— Не знаю, — непринужденно пожала плечами, стараясь всем видом показать, что эта тема мне неинтересна. — Знаю только то, что дед был магом, только каким, мама не рассказывала.

— Долго еще до ближайшего города? — как можно более беспечным голосом постаралась сменить тему.

— Через три дня будем в Валтракте, — маг что-то хмыкнул и, не попрощавшись, ушел восвояси.

Странный какой-то. Ни тебе здрасьте, ни тебе до свиданья.

Надеюсь, в городе будет работающий портал и меня отправят в академию.

Глава 12

Предыдущая глава   Следующая глава

Два дня пути прошли обычно, ничего интересного не произошло. Единственное значимое изменение - это то, что Маркус не сводит с меня глаз. Теперь меня даже хворост не отправляют собирать.

Я чувствовала себя бесполезной, да и, глядя на то, как сослуживцы работали на привалах, становилось стыдно от того, то я ничего не делаю.

Зато погода радовала, с каждым днем становилось все жарче. Плащ убрала в рюкзак и достала его только ночью, чтобы укрыться.

Завтра к полудню должны прийти в Валтракт. По словам Владимира, этот город в два раза больше Славайна. Это единственное, что он смог сказать о нем, так как сам ни разу там не был.

Весь день мы шли через негустую лесистую местность, а к вечеру вышли в открытое поле. Ратибор решил разбить лагерь на краю леса, чтобы не ночевать на опасном открытом пространстве. Вполне разумно с его стороны.

У меня еще с обеда разболелась голова, и уже хотелось поскорее остановиться на привал и сделать обезболивающий отвар.

Ксюха, вместо того, чтобы как обычно умчаться на обследование окрестностей, беспокойно бегала возле меня, по штанам взбиралась на плечи и попискивала в ухо, щекоча жесткими усами.

— Да что с тобой? Тоже голова болит? — почесала ей загривок, чтобы успокоить, но она все равно продолжала метаться. Спрыгнув на землю, крыса стала наворачивать круги вокруг моих ног.

— Ну вот, правда, мне сейчас совсем не до тебя. Иди, побегай, пока я варю отвар, — но крыска не унималась, она снова взобралась мне на плечи и, окутав шею воротником, притихла, лишь изредка попискивая.

Не придав особого значения ее поведению, может, к смене погоды так себя ведет, я отправилась искать свободный котелок.

Вода весело булькала, сообщая о том, что пора бросать сбор трав. Вспомнив Дорофею добрым словом, достала небольшую горстку сбора состоящего из мяты, мелиссы, зверобоя, ромашки и чего-то еще. Из котелка сразу же пошел душистый аромат.

— Колдуешь? — Маркус как всегда в своем репертуаре, подкрался со спины, но в этот раз я не испугалась. Ксюха заранее предупредила о нежданном госте, недовольно и смешно фыркая. Она всегда так делает, когда к нам кто-нибудь приближается.

— Ты поосторожней с этим! Можешь ненароком спалить весь лагерь! — и ведь сказал на полном серьезе. Ни капли намека на шутку.

— Это всего лишь отвар от головной боли, — решила успокоить его, а то, судя по всему, действительно переживает.

Маг обошел меня, встал с противоположной стороны и, принюхиваясь, сунул нос в котелок. На мгновенье показалось, что он нырнет туда.

Удовлетворив любопытство, он поднял на меня взгляд и подозрительно прищурился, видимо опять что-то в ауре разглядывает.

— Что опять не так? — возмущенно уставилась в ответ.

— И давно у тебя голова болит?

— С обеда. А что? — его внимание мне не понравилось, вряд ли он заботится о моем здоровье из чувства сострадания.

— А ничего. Завтра, как только доберемся до Валтракта, сразу же отправимся в отдел магистерства. Надеюсь, порталы уже наладили, — он развернулся и собрался уходить, но на полпути остановился. — Если станет хуже, обязательно сообщи мне, — приказал, а не попросил и ушел восвояси.

К большому разочарованию отвар не сильно помог. Боль стала терпимой, но все равно гудела, словно пыталась меня извести. Казалось, что в голове появилось много лишнего и это лишнее пытается прорваться наружу.

К ужину я почти не притронулась. Ксюха тоже отказалась есть, что было неслыханным явлением, ведь обычно она ест как в последний раз. И вместо того, чтобы уйти в ночную темноту заниматься своими крысиными делами, она легла спать вместе со мной, свернувшись калачиком вокруг моей головы. Прям как кошка, которая лечит хозяина.

Боль действительно практически стихла, и мне удалось заснуть.

Казалось бы, только что я лежала на земле в спальнике, накрывшись плащом, и вроде бы уснула. И не понятно как оказалась на высоком холме.

Глубокая лунная ночь, я стою и смотрю, как у подножья холма копошится полчище мерзких тварей, гораздо больше и страшнее тех, что я видела в лесу.

Оглядевшись по сторонам, увидела неподалеку двоих. Высокий мужчина в черном плаще и капюшоне скрывающем лицо разговаривал с трехметровым монстром. Существо напоминало человека лишь пропорциями и общим строением тела. Две руки, две ноги, туловище и голова, вот и все общее с людьми. В лунном свете его кожа лоснилась и отливала красным цветом. А мышцы на руках, по которым змеились толстые вены, бугрились так, что казалось, они вот-вот разорвут ее.

На голове рога, загнутые как у быка, морды не видно, так как он стоит спиной, которую закрывает панцирь доспеха. Хотя непонятно, зачем он ему. Мощные ноги тоже защищены металлическими пластинами и только руки полностью открыты. Приглядевшись внимательней, увидела толстый хвост, нервно бьющий в разные стороны. Так наверное мог выглядеть демон...

— Голод терзает мое войско, скоро они начнут пожирать друг друга, — пророкотал рогатый. — Все слишком затянулось.

— Потерпи еще немного. Она почти у меня в руках. Скоро я завладею всей силой и смогу открыть портал, способный впустить вас, — мужчина говорил спокойно и уверенно.

— Торопись, иначе я пожру твою душу…

В попытке лучше услышать разговор, я сделала шаг в сторону заговорщиков. И вроде бы тихо сделала, не издав и звука.

Монстр резко обернулся, и взгляд жутких красных глаз пронзил меня насквозь. Рогатый в два прыжка преодолел расстояние разделяющее нас. Я даже не успела понять, что случилось, как оказалась в воздухе.

Он схватил меня за шею и поднял над землей, приблизив ко мне свою отвратительную рожу, безносую и с клыкастой пастью вместо рта.

Пытаясь разомкнуть железную хватку серокожими когтистым руками, поняла то, что снова оказалась в теле мертвяка.

— Я вижу живую душу, — прогремел демон и растянул тонкие губы в зловещей усмешке.

От страха зажмурила глаза и задергалась, словно в конвульсиях. Вдруг в правом ухе оглушительно запищало, а щеку что-то оцарапало.

Резко распахнув глаза, поняла, что лежу там, где и уснула, а в ухо как ненормальная пищит Ксюха.

Стоило мне принять сидячее положение, она тут же замолчала и забралась мне на коленки, встала на задние лапки и заглянула в глаза, словно проверяя все ли со мной в порядке.

— Спасибо, родная, — погладила ее по голове. — Кажется, меня хотели сожрать, — прошептала я, боясь, что Ксюхин писк мог привлечь ненужное внимание.

К счастью, все мирно спали и лишь два караульных о чем-то тихо беседовали у костра.

Немного успокоив сердцебиение, легла обратно и плотнее закуталась в плащ. Голова болеть перестала, но спать расхотелось. Да и страшно теперь, вдруг опять этот урод привидится. И как назло Ксюха ускакала в лес, а без нее еще страшнее.

Что это вообще было? Сон или видение? А если видение, то будущее или настоящее? Вообще у меня сложилось впечатление, что я каким-то образом вселилась в тело нечисти. Такое же ощущение было, когда мы только покинули деревню Серебряный ручей.

Что со мной происходит?

С каждым днем, причин поскорее добраться до магической академии, становится все больше. Но как бы там проблем не прибавилось.

Проворочавшись почти до самого рассвета, в итоге все-таки уснула.

Утром меня разбудила моя спасительница и главное вовремя, потому что в нашу сторону направлялся вездесущий маг.

— Я уже думал, что тебя опять придется будить пинками, — он остановился в паре метров и окинул меня внимательным взглядом.

— Тебе тоже доброе утро, — я отвернулась от него, давая понять, что вступать в бессмысленную перепалку не собираюсь. Через мгновенье он хмыкнул и ушел.

Я бы с большим удовольствием еще пару часиков поспала, но все уже давно встали, а на кострах кипели котелки, скоро будет готов завтрак. Еще удивительно, что Маркус не разбудил меня раньше.

Тяжело вздыхая, свернула спальные принадлежности и рассовала их по своим местам. Что-то делать и куда-то идти совсем не хотелось, пришлось собирать всю силу воли в кулак.

Как итог беспокойной ночи, я получила плохое настроение и ломоту в теле. А Ксюха забралась в рюкзак и, зарывшись в плащ, беззаботно уснула, вызывая у меня приступ дикой зависти.

После завтрака и быстрых сборов, мы выдвинулись в путь.

Солнце едва показалось из-за горизонта, а воздух уже теплый, и погода обещает быть не по-весеннему жаркой. Удивительно быстрая смена времен года. Хотя возможно тут так всегда.

Покинув границу леса, мы вышли в степь, которая местами уже покрылась зеленой порослью молодой травы. И я бы могла порадоваться новым краскам, если бы не плохое настроение.

Когда окончательно рассвело, наш отряд вышел на широкую грунтовую дорогу. За несколько дней теплой погоды размытая земля успела подсохнуть, и теперь идти стало гораздо легче. А ближе к полудню наши ноги и вовсе вступили на дорогу, вымощенную камнями. Впечатление - как будто добралась до цивилизации.

Впереди высилась высокая каменная стена. Наконец-то, Валтракт. Надежда на скорое избавление от изнурительной дороги и полевой жизни с новой силой разгорелась в груди, у меня даже настроение немного приподнялось.

Дорога стала оживленной. Пару раз нам встретились повозки груженные мешками, но в основном люди шли налегке или с небольшими котомками.

У ворот, так же как и в Славайне, стояли стражники. Подойдя ближе, случайно подслушала разговор стражника с путником желающим пройти в город.

— Родовое свидетельство или свидетельство о принадлежности, — с серьезным видом потребовал страж.

Мужчина, одетый в скромную, но добротную одежду крестьянина среднего достатка, молча, притянул металлическую пластину.

Дальше не успела разглядеть и подслушать, нас, как и раньше без досмотра пропустили в город. Чему я несказанно обрадовалась. Судя по всему, на входе проверяют некое подобие документов подтверждающих личность, которых у меня естественно нет. Я вообще в первый раз слышу о том, что тут есть подобие паспортов. Еще одна деталь, которая в дальнейшем может доставить немаленькие проблемы.

Поставив в уме еще один пунктик по поводу документов, занялась разглядыванием города. Он кстати разительно отличался от Славайна. Все здания сплошь из камня, под ногами тоже камень.

Нас встретили одноэтажные казармы. Видимо их разместили у главных ворот для удобства и обороны. К моему глубокому разочарованию, Ратибор не повел отряд вглубь города. Вместо этого он дал команду Семирону разместить отряд на отдых, а сам отправился в двухэтажное здание начальника стражи.

Оглядываясь по сторонам и рассматривая постройки, заметила Маркуса, который быстрым шагом направлялся ко мне.

— За мной, — и прошел мимо, даже не притормозив.

Предполагая, что он отведет меня в Магистерство, не стала задавать лишних вопросов и поторопилась его догнать.

Мы шли так быстро, что я даже не успела запомнить дорогу. Через пару кварталов на углу одной из улиц, разместилось типовое здание магистерства. Точный близнец, того который находится в Славайне. Даже внутренняя отделка и мебель были идентичны. Единственное отличие – это секретарша, а точнее секретарь.

За стойкой ресепшена стоял молодой, замученный парнишка. Высокий рост, худоба и неестественная бледность придавали ему болезненный вид.

Все пространство вокруг него занимали стопки толстых книг. После нашего появления вид парня стал еще более несчастным.

Маркус широким шагом подошел к секретарю, представился и спросил, где сейчас находится местный магистр.

— У магистра Адхемара не приемный день, — заявил юноша усталым голосом. Похоже, этот магистр совсем его замучил.

Больше ничего не спрашивая Маркус, как и в прошлый раз прошел на третий этаж. Не отставая от него, наблюдала, как он повторяет неизвестный голубой символ на двери чиновника.

Не в пример магистра Пталимана, этот не заставил себя долго ждать, да и не трясся, встречая нас.

— Приветствую вас, — Адхемар поклонился и хотел сказать еще что-то, но Маркус его остановил, разочаровав меня приготовившуюся услышать тайну его положения. Вот блин!

— Без формальностей, инкогнито!

— Понял, понял! Проходите, — в отличие от предыдущего магистра, этот оказался гораздо стройнее, раза так в четыре, если не в пять и на голову выше. А мантию мага носил такого же бордового цвета. Вероятно, это отличительный признак руководителей магистерства.

Кабинет магистра тоже разительно отличался, он был буквально завален свитками, колбами, разными непонятными штуками. Даже скелеты животных стояли на книжных полках, которые буквально ломились под тяжестью книг и еще какого-то хлама.

С позволения хозяина кабинета, мы сели в кресла.

— Готов выслушать вас, — Адхемар погладил седую жиденькую бородку. Вообще он вызывал положительное впечатление добродушного старца, но это только на первый взгляд. Хитрые и умные глаза давали понять, что это далеко не так.

— Мне нужно отправить необученного мага в академию, как можно скорей, — озадачил магистра Маркус после того, как представился.

— Пополнение в наших рядах, это замечательно. Но боюсь, обеспечить быструю отправку мы не можем. Придется подождать несколько дней, — магистр развел руками.

— Неужели портальную связь еще не восстановили?

— Восстановили, но она нестабильна. Есть риск, что ее выбросит неизвестно где. Я правильно понял, ваша спутница и есть ценная находка? — старик кивнул в мою сторону и посмотрел так, будто видит всю подноготную.

— Совершенно верно. А еще она не инициированная.

— Вижу, вижу. Очень занятно. Разрешите посмотреть поближе? — спросил магистр и встал.

Маркус кивнул, словно у меня вообще не надо спрашивать. Но стоило старику подойти, Ксюха тут же зашевелилась и высунула голову из рюкзака, который стоял у моих ног. Потом она резко выскочила, словно черт из табакерки и, запрыгнув на мои колени, зашипела не хуже кошки.

Магистр ни капли не испугался, он лишь сделал пару шагов назад.

— Поразительно! — глаза засветились интересом. — Это же лилог! Откуда он у вас? — Адхемар перевел на меня заинтересованный взгляд.

— Отобрала ее у кошки, когда она была еще крысенком, — не нравится мне его интерес.

— Невероятно. Вы хоть представляете, какое сокровище держите в руках?

— Обычная крыса, просто большая.

— Ошибаетесь! Это не просто крыса, а особый вид, очень умный и к тому же довольно редкий. Как вы смотрите на то, чтобы продать ее мне? Конечно же, за приличную сумму.

— Ксюха не продается, она - моя подруга. Вряд ли ей нравится ваша идея, — я прижала ее к себе, еще не хватало, чтобы отобрали.

— Она ведь не является вашим напарником, я не вижу связи. Уверяю вас, лилог безболезненно переживет расставание, — старикашка продолжал настаивать на своем и, если бы не вмешался Маркус, я бы точно нахамила.

— Магистр Адхемар, думаю это сейчас не тот вопрос, который нужно решать, — он недовольно сверкнул глазами, и это подействовало на старика как ушат холодной воды.

— Простите великодушно. Животные - моя слабость. Стоит увидеть редкий экземпляр, сразу забываю обо всем на свете, — он сделал виноватое выражение лица и вернулся на свое место.

Ксюха залезла мне на шею и приняла свою любимую позу воротника. Адхемар с явным трудом отвел от нее взгляд и посмотрел на Маркуса.

— Вы можете спокойно оставить свою подопечную на нас и после того как порталы стабилизируют, мы незамедлительно отправим ее в академию.

— Нет, отправлять будем прямо сейчас, — заявил Маркус и, встав, направился в комнату с большим глобусом.

Старик поспешил следом, пугая его страшилками о том, что если портал закинет меня не туда куда надо, я могу потеряться, а то и вовсе погибнуть, на что Маркус заявил, что он пойдет со мной и в случае чего подстрахует.

Пока они спорили, я огляделась и задумчиво посмотрела на дверь.

— Как думаешь, может, нам сбежать пока не поздно? — спросила подругу, но она лишь пощекотала ухо в ответ.

— Ты права, самой мне точно не добраться до столицы, в ближайшее время уж точно.

Поведение магистра мне не понравилась, хорошо, что на мне медальон. Этот точно с превеликим удовольствием провел бы на мне опыты. Спешка Маркуса тоже вызвала подозрения, с чего он так торопиться?

— Что застыла? Пошевеливайся, некогда мне с тобой возиться, — маг гаркнул на меня, выглядывая из-за двери.

— Да иду я, иду!

Войдя в портальную комнату, увидела, что большой глобус светился голубыми огоньками, но кое-где все же попадались и красные.

Маркус встал в центре пентаграммы и поманил меня к себе.

— Ты, разумеется, ни разу не переходила порталом? — спросил он, в ответ отрицательно качнула головой. — Кто бы сомневался. Тогда закрой глаза и задержи дыхание!

— Прямо сейчас?

— Да!

Ой, мамочки! Страшно-то как! Сделав глубокий вдох, задержала дыхание и зажмурила глаза. Как только я это сделала, из-под ног тут же ушел пол, а меня закружило словно в центрифуге. Все это закончилось быстро. Почувствовав опору, все равно продолжала жмуриться.

— Бестолочь, открой глаза, а то хуже будет! — прикрикнул Маркус и витиевато выругался.

С трудом разлепив веки, почувствовала, будто мир снова уходит из-под ног. Меня тут же согнуло пополам и вырвало на серые камни под ногами. Тут же стало легче. Ксюха в это время предусмотрительно спрыгнула и отошла подальше, обнюхивая ближайшие кусты и булыжники.

— Странно, не думала, что академия выглядит именно так, — сказала и запнулась, как только разогнулась и увидела, что мы оказались в горах.

Маркус продолжал ругаться, и я поняла, что и в первый раз причиной недовольства была явно не я.

— Это точно не столица, — зачем-то уточнила я.

— Какая ты догадливая, — раздраженно буркнул маг и уселся на большой валун.

Глава 13

Предыдущая глава   Следующая глава

— Знал бы, что ты такая проблемная, то отговорил бы Ратибора брать тебя вместо мальчишки! — недовольно бурчал Маркус, тряся небольшой стеклянный или хрустальный шарик.

— Ну да, конечно, я во всем виновата, кто ж еще! — если честно даже не обиделась. Сейчас уже все равно, что он говорит, главное выбраться отсюда.

Пока вредный маг ковырялся в своих побрякушках, я осматривала местность. Нас выбросило на склоне горной гряды поросшей негустым лесом, примерно до середины. Взобравшись на выступ, торчащий неподалеку, попыталась разглядеть как далеко от нас вершина.

Вершина горы, на которой оказались мы, находилась не так уж и далеко, а вот вдали виднелась гора, чуть ли не в два раза выше. Хорошо еще, что нас не туда забросило. Эта гора пугала не только размером и высотой, но еще и неестественно черным цветом.

— Ты знаешь, где мы?

— Это, то место, где я хотел оказаться меньше всего на свете.

Вот что за человек? Неужели нельзя ответить нормально?

— А конкретней нельзя?

— Черные горы. Если тебе это хоть о чем-нибудь говорит.

— Хватит ворчать на меня. Я, между прочим, не просила тебя идти со мной. Сам прицепился. Мог оставить меня магистру Адхемару, — тьфу, ну и имечко, язык сломать можно.

— Радоваться должна, что не одна сюда попала, ты без меня и пяти минут не протянешь, — он бросил в мою сторону непонятный взгляд. То ли обиженный, то ли оскорбленный. Что-то вроде: «Как ты можешь такое говорить, я же ответственный!» Ну, мне так показалось.

Если бы не его высокомерие, я бы могла влюбиться. Катя, о чем ты думаешь? Нашла время!

Сама себя одернула от ненужных сейчас мыслей, да и потом тоже, они и даром не нужны. Итак, проблем хватает.

— И как нам отсюда выбраться, о всемогущий Маркус? — не смогла сдержать ехидства.

— А может бросить тебя здесь? — он прищурился, посмотрел на меня задумчиво, а потом встал и пошел вниз по склону.

— Эй, куда?! — схватив свои пожитки и оружие, подхватила Ксюху, греющуюся на солнышке, и поспешила догнать мага.

— Давай договоримся, — начал он диалог, даже не оглянувшись. — Ты идешь, молча, делаешь все, что я скажу, и в случае чего не лезешь под руку. Поняла?

— А можно пару вопросов?

— Давай? — с явной неохотой согласился, зная, что не отстану.

— Как мы будем выбираться? — естественно я должна заранее знать, чего ожидать.

— У меня есть переносной телепорт, — объяснил Маркус, не вдаваясь в подробности.

— А куда мы идем? Почему нельзя прямо сейчас портануться?

— Портануться? Интересное слово. А нельзя, потому что мы находимся в черных горах. Чтобы портануться, как ты говоришь, надо уйти от них как можно дальше.

— А что в этих горах такого особенного? — каждый его ответ, рождал новый вопрос.

— Ты сказала только пару вопросов, так что теперь иди, молча, — Вот же зануда!

Меня так и подмывало завалить мага вопросами, но, несмотря на любопытство, пришлось прикусить язык.

Дальше спускались, молча и осторожно. Каждый камешек так и норовил выскользнуть из-под ноги и укатиться вниз, заодно прихватив меня с собой, а торчащие корни как будто специально бросались под ноги, чтобы неосторожный путник споткнулся.

Если бы не Маркус, я бы давно кубарем полетела к подножью горы. Он пару раз удерживал меня при этом, одаривая недовольным взглядом, но от комментариев воздерживался.

Казалось, будем спускаться вечно. Солнце уже начало клониться к закату, а мы только добрались до подножья бесконечной горы.

— Всё? Уже можно использовать телепорт? — я безумно устала, проголодалась и вода во фляжке практически закончилась, осталось на пару глотков, максимум.

— Нет, надо еще около десяти километров пойти. Но сегодня уже не успеем. Придется заночевать тут.

— Но до темноты еще пару часов! Мы успеем, — очень не хочется ночевать вблизи жуткой, черной горы. Почему-то она вызывает у меня необъяснимый страх. Помню Дорофея, что-то рассказывала про черные горы, вот только никак не могу вспомнить, что именно.

Маркус даже не стал слушать мои возражения и начал подыскивать место для ночевки, которое быстро нашлось.

Огромный валун, поросший мхом, укрыл нас от ветра. Расчистив небольшое пространство от прошлогодней листвы и сухих веток, мы натаскали хворост и развели костер.

— Я пойду, подстрелю нам ужин, а ты посмотри, может, найдешь родник. Только далеко не отходи, — распределил обязанности Маркус.

Не стала с ним спорить и, дождавшись, когда он скроется из виду, позвала Ксюху.

— Ну, что, сможешь найти воду? Ты же умная девочка, я это и без магистра Адхемара знаю, — в ответ она повела носом, забавно шевеля усами, а потом длинными прыжками поскакала в ту сторону, куда ушел Маркус.

Поспешила за ней и не ошиблась. Ксюха быстро нашла небольшой родник, бьющий из-под валуна почти идеально круглой формы.

Мы обе напились ледяной воды, от которой начало ломить зубы, потом я наполнила флягу.

— Теперь можно возвращаться, — прицепив фляжку к поясу, собралась идти в наш мини лагерь, но услышала хлопанье крыльев раздающееся где-то поблизости.

Решила подстрелить неведомую птичку, вдруг Маркусу не удастся добыть ужин, а тут я такая молодец, не дам нам умереть с голоду.

Осторожно подкравшись к месту, откуда доносился звук, услышала грубое карканье и увидела настоящего ворона, размером с индюшку.

Он уселся на толстую ветку сосны и, скосив голову набок, уставился на меня одним глазом. Его смолисто-черные перья красиво поблескивали в лучах закатного солнца, и я не смогла поднять руку на такое чудо.

— Кар!

— Сам дурак, — ответила ему.

— Кар! Кар!

— Будешь дразнить, съем. И не посмотрю на то, что ты красивый, — пригрозила шутя.

— Кар! — извинился он и перелетел на другую ветку, ближе ко мне.

Пока я дурачилась, не заметила, как с другой стороны подкрался Маркус. И если бы наконечник его стрелы не блеснул на солнце, то ворон стал бы нашим ужином.

— Не стреляй! — я выскочила из кустов и замахала руками.

— Кар! — сказала большая птичка, и громко хлопнув крыльями, улетела от нас подальше.

— И что ты наделала? Теперь из-за тебя останемся голодными, — возмущался маг, выбираясь из засады.

— Птичку жалко, — развела руками, не зная как еще объяснить свое глупое поведение.

— И за что мне такое наказание, — Маркус сделал жест рука лицо и снова скрылся в кустах.

— Наверно успел сильно согрешить, — прошептала я и пошла в лагерь.

За время, пока мы шарились по лесу, от костра остались одни угли. Пришлось раздувать его заново.

В ожидании мага с дичью, я на всякий случай еще натаскала веток, потом нашла бревно и притащила его к нашему валуну. На нем будет удобно сидеть и ждать когда приготовится ужин, который, похоже будет поздним.

Солнце уже скрылось, еще немного и совсем стемнеет, а Маркуса все еще нет. Прислушиваясь к вечерней тишине, попыталась услышать его шаги. Но вместо этого услышала непонятные звуки, то ли рычание, то ли ворчание, какое-то бульканье.

— Ксюха, ты слышишь? — повернулась к подруге, а она, не обращая на меня внимания, смотрела в сторону чащи, на ее спине шерсть встала дыбом, выдавая тревогу.

— Что с тобой? — хотела погладить ее, но она отскочила от меня и умчалась в сторону непонятного шума.

Делать нечего. Оставив колчан с луком и стрелами, прихватила меч и пошла на поиски пропавших товарищей.

Через несколько метров почувствовала запах гари и паленого мяса. Сердцебиение сразу же участилось, а руки машинально взяли меч наизготовку.

Неожиданно в сумерках среди деревьев мелькнули желтые всполохи, и стало отчетливо слышно жуткое рычание вперемешку с жалобным скулежом.

Хотела сорваться на бег, предполагая, что на Маркуса напали, но мне навстречу выскочила Ксюха и, перегородив дорогу начала шипеть и бросаться на ноги, когда я попыталась ее обойти.

— Да что с тобой такое? — не церемонясь, подхватила бунтарку одной рукой и крепко зажала подмышкой.

Бежать передумала и осторожно подкралась к месту происшествия.

От увиденного затряслись поджилки, и ком встал в горле, а в ушах громко забухал пульс.

Маркуса окружила толпа серокожих, сгорбленных тварей, таких же, как я видела раньше. Они бесстрашно кидались на него скопом.

Маг отбивался от них огненными шарами и, причем неплохо так отбивался, но их слишком много. Со всеми один точно не справится.

Недолго думая, бросилась к нему на помощь.

— Дура! Беги отсюда! — вместо благодарности, он на меня наорал.

— Их слишком много. Ты один не справишься.

— Вот именно, и как только у меня кончится запас магии, они нас на кусочки разорвут. Уходи пока не поздно, — он говорил в промежутках между нападениями.

— И как скоро он у тебя кончится? — встала к нему спиной, потому что, нас взяли в кольцо. Как назло амулет от нежити остался в рюкзаке. За время похода привыкла, что нет нападений, да и рюкзак все время был рядом, в случае чего, амулет все равно бы сработал.

— Совсем скоро. Гора рядом, она блокирует магию, а меч я не взял с собой, — Маркус послал очередной огненный шар в толпу уродливых тварей. Те, кто не успел увернуться, жалобно визжали и охваченные пламенем падали, на землю поджигая сухую листву и ветки.

После того, как я зарубила несколько штук, развеяв их по ветру, нежить не спешила снова меня атаковать, и все внимание доставалось магу. Еще хорошо, что он стоит ко мне спиной и не видит происходящее, потом неудобных вопросов не избежать.

— Раз уж у тебя не хватило ума смыться, тогда старайся сразу рубить голову, так их легче убить, — бросил он мне через плечо.

Обидно, однако! Может и вправду сбежать!? Мне то что, меня не сожрут, точно знаю, а вот он наверняка погибнет.

Но вместо этого, продолжила отбивать редкие атаки более смелых и голодных тварей.

Ксюха словно белены объелась и носилась под ногами у серокожих и кусала их за то, до чего дотянется. А они почему-то не обращали на нее абсолютно никакого внимания.

Уже окончательно стемнело, но загоревшиеся деревья от огненных шаров, хорошо освещали поляну, позволяя увидеть, что нежити стало только больше. Она возникала, словно ниоткуда и, наплывая, толкала передние ряды на нас.

Раздираемая сомнениями, я не знала что делать. Применить некромантию и выдать себя с головой или справляться своими силами и надеяться на чудо.

Маркус заметно выдохся. Огненные шары стали гораздо меньше и реже. Мне хорошо было слышно, как он тяжело дышит, и спиной чувствовала, как его шатает из стороны в сторону.

— Я скоро отключусь. — Сказал, он не оборачиваясь. — Сейчас я постараюсь проложить коридор, и как только нежить расступится от огня, беги ,что есть сил.

Согласно кивнула головой, но на самом деле никуда не собиралась бежать, просто не хотела тратить его силы на бесполезный спор.

От нервного перенапряжения и страха не за свою жизнь, разболелась голова, в глазах начало темнеть.

Отмахнувшись от очередной твари, проморгалась, и мне показалось, что над головой пролетела черная тень. Хотела проследить, куда она делась и отвлеклась, пропуская очередную атаку. Одновременно с этим Маркус выпустил, огромный огненный шар и словно мешок с картошкой упал на землю.

Ксюха кинулась на нежить, подкравшуюся ко мне со спины, и вцепилась ей в морду, но тут же отлетела и, ударившись о ствол дерева, затихла на земле.

Все это произошло так быстро, а я не знала что делать. Страх за Ксюху и Маркуса раздирал меня на части, а тут еще мертвяки, ободренные успехом, навалились с новой силой и пытались добраться до мага, который не оказывал никакого сопротивления.

Я растерялась, и …

— Кар! — громкий хлопок больших крыльев. Мне в плече с дикой болью врезались острые когти, проникая через щели между металлическими пластинками кольчуги. Отчётливо почувствовала, как по коже стекают горячие струйки крови.

И в этот момент меня накрыло. Стало очень жарко, сердцебиение и дыхание участились еще сильнее. Глаза ослепила яркая вспышка, а потом наступила тьма.

Глава 14

Предыдущая глава   Следующая глава

Я пришла в себя, когда небо уже посветлело.

Первое мгновенье не поняла, что происходит и где я. Пока была в отключке, казалось, что сплю, дома в своей мягкой и теплой постели.

Голова быстро прояснилась и теперь я, открыв рот, разглядывала пространство, выжженное идеальным кругом диаметром около ста метров.

Рядом со мной лежал Маркус. Его одежда полностью выгорела, а кольчуга кое-где оплавилась. Зрелище восемнадцать плюс. Волосы вообще торчали неровными клоками. Даже на теле не осталось ни одного волоска, брови и ресницы напрочь отсутствовали.

Стараясь не смотреть, куда не надо, подползла к нему и пощупала пульс на сонной артерии.

— Жив, — облегченно выдохнув, снова легла на горячую землю.

Почувствовав дискомфорт в районе пятой точки, нащупала рукой острый камешек, который врезался в ягодицу, и поняла, то, что на мне нет штанов и не только их.

Резко сев, осмотрела всю себя.

Да уж. Одежда полностью сгорела, только к кольчуге местами прилипли обугленные лохмотья. От обуви тоже, практически ничего не осталось, даже подошва все еще дымилась. Хорошо еще, что я первая очнулась.

К счастью на коже не было ожогов, хоть и удивительно. Ощупав свою косу, с облегчением обнаружила ее на месте. Как-то не особо хочется ходить лысой на пару с Маркусом. Конечно, ему было бы не так обидно, но я не готова ради этого жертвовать своей шевелюрой.

Превозмогая ломоту во всем теле встала на ноги. С высоты своего роста, масштаб локальной экологической катастрофы впечатлял еще сильнее.

В паре метров от меня зашевелилась небольшая кучка пепла, выпуская из себя усатую и перепачканную в золе мордаху Ксюхи.

— Девочка моя! — подошла к ней, вытащила из кучи и прижала к себе. На глаза навернулись слезы радости. И когда это я успела стать такой сентиментальной?

Ксюхин вид оказался не на много лучше нашего. Перепачканная сажей шерсть заметно потеряла длину, скрутившись от огня на кончиках. Пружинки опаленной шерсти тут же осыпались, стоило мне провести по ней рукой.

— Не переживай, со временем отрастет. Главное, что мы все живы! — успокоила ее, хотя она не подавала признаков беспокойства.

— Что будем делать? Страшно представить реакцию Маркуса, когда он очнется! — поделилась переживаниями с единственной подругой. Она коротко пискнув, вывернулась из рук и спрыгнув на землю, побежала к бесчувственному и обнаженному мужчине.

Остановившись недалеко от него, зарылась в еще одну кучу золы, оставив на поверхности только длинный хвост. Он забавно изгибался вопросительным знаком, потом встал торчком, и Ксюха наконец-то вылезла на белый свет.

В нашей подпаленной компании появилось, такое же подпаленное пополнение.

Умная лилог, вытащила за крыло из-под пепла большую ощипанную индюшку с огромным черным клювом. Я даже не поняла, что это за зверь такой.

— Кар! — недовольно высказался индюк и клюнул Ксюху в лоб, она тут же его отпустила и, возмущенно пискнув, отскочила на безопасное расстояние.

После того как птица подала голос, узнала ворона, которого Маркус чуть не убил.

— Опять обзываешься! — я не выдержала и захохотала. На самом деле зрелище ужасно смешное. У ворона практически не осталось перьев, лишь черные пеньки торчали из розовой кожи и то в основном на крыльях и хвосте. И только по клюву и голосу можно понять, что это за птица.

Представляю, как наша поджаренная четверка смотрится со стороны. К счастью, спросить не у кого.

Ворон деловито осмотрел нас, наклоняя голову на бок, потом вальяжно подошел ко мне и коварно клюнул в большой палец ноги, торчащий из дыры бывшего берца.

— Эй! Больно же!

— Кар!

— Сам дурак! Что ты за птица такая хамоватая, вы случайно с Маркусом не родственники? Сейчас тебе последние остатки перьев выщиплю, — наклонившись, попыталась его поймать. Но он, расставив голые крылья, ловко отпрыгнул в сторону.

— Кар! Кар!

— Вот достал каркать. Не ворон, а хамло картавое!

Отвернувшись от него, снова осмотрела мага, думая, как поступить дальше.

Оставить его тут, а самой сбегать в лагерь и принести наши вещи? Или тащить волоком, голой задницей по хвойным иголкам?

Побоявшись, того, что его съедят, пока я буду ходить за пожитками, решила – покорябонные ягодицы, небольшая плата за спасение.

— Ну, что? Поехали?

Подхватив Маркуса под руки, потащила в сторону лагеря. Мой личный зверинец последовал за нами. Ксюха в два прыжка догнала нас и в наглую запрыгнула магу на грудь, усевшись на кольчугу. А ворон смешно подпрыгивая и возмущенно каркая, пытался не отставать.

— Что Карыч? Рожденный летать, ползать не может? — усмехнулась я, при этом натужно кряхтя. — Ничего. Привыкнешь. Пару месяцев придется ножками ходить!

— Кар! — обиделся он.

— Сам хамло!

Так мы и тащились со скоростью муравья. Причем я и Карыч трудились, а Ксюха, как королева, ехала на маготранспорте.

Тащить Маркуса оказалось гораздо сложнее, чем рубить дрова и махать мечом. Мало того, что он выше меня в полтора раза, так еще и тяжелее раз в десять. А учитывая, что за время путешествия, я изрядно похудела, то вообще раз в пятнадцать. Не мужик, а динозавр паленый.

И как он при таком образе жизни умудрился набрать здоровую мышечную массу?

Останавливаясь через каждые несколько метров, рукой смахивала пот со лба и делала небольшую передышку.

— Нннааадо. Было. Тееебя. Оставить на кострище. Хууух! — в очередной раз бросив тяжелую ношу, уперлась руками в колени и пыталась отдышаться. Еще пару остановок и мы на месте.

Карыч видно тоже устал передвигаться непривычным способом и, пользуясь остановкой, запрыгнул на голые, лысые ноги мага. Впиваясь острыми когтями в незащищенную кожу, он прошелся к туловищу, пытаясь найти удобное место для насеста.

— Эй! Ты поосторожней, не оторви там ничего! — зачем-то на всякий случай предупредила птицу. — Думаю, Маркус не обрадуется, обнаружив недостающие части тела. Если волосы и борода отрастут, то кое-что, точно заново не вырастет! Он меня тогда наверняка убьет!

— Крааа!!! — Карыч аккуратно перепрыгнул нежную часть тела и, скользя когтями по кольчуге, скатился обратно на землю.

— Ну, извини, братан, придется и дальше ножками топать. Не одной же мне мучатся!

Наклонившись, снова взяла мага под руки и потащила дальше, стараясь не думать, о его бедных ягодицах, которые наверняка сейчас страдают больше всех.

Минут через двадцать, мы наконец-то добрались. Я буквально рухнула рядом с Маркусом, при этом тяжело дыша и хватаясь за правый бок.

— Кто-нибудь дайте воды! — попросила я, надеясь на то, что случится чудо и Ксюха притащит воды.

Ага, как же! Она таки и кинулась выполнять просьбу!

Пришлось самой вставать и на трясущихся ногах, тащиться к роднику, так как вода из фляжки чудом испарилась. Благо, источник недалеко.

Упав перед вожделенной водой на колени, начала жадно пить прямо из бьющего ключа и даже когда зубы начало нестерпимо ломить от холода, а язык онемел, все равно продолжала пить. И только когда почувствовала, что вода вот-вот польется из горла наружу, остановилась и замерла на несколько минут, стараясь не двигаться, чтобы хотя бы часть воды усвоилась.

Тяжесть в животе слегка отпустила и я наконец-то вспомнила, что забыла взять с собой фляжку, Маркус наверняка, тоже захочет пить. Придется снова возвращаться к роднику. Как же лень!

Не успела встать, а из кустов вылезла серая Ксюха. Она пятилась задом и тащила фляжку мага.

— Ты читаешь мои мысли! — забрала флягу и наполнила ее водой. — А теперь пойдем обратно, пока наши мальчики опять не попали в неприятности.

Маркус лежал в том же положении, в котором я его оставила, а ворон прижимался к его боку в поисках тепла. Видимо без перьев холодно птичке в тени. Как-то слышала, что перья защищают их от холода и перегревания на солнце, этакий кондиционер с автоматической само-регуляцией.

— Ну что ж, хватит голышом щеголять. Пора одеваться, — Ксюха согласно пискнула и полезла в наш рюкзак.

К несчастью, маг не взял с собой походный вещь-мешок, все его пожитки остались в казарме вместе с конем Буреломом. Он лишь прихватил с собой небольшую сумку. Заглянув в нее, обнаружила непонятные побрякушки, кинжал, амулет, хрустальный шарик и несколько свитков.

Ничего полезного. Придется делиться своей одеждой. Вот только у меня один комплект.

Выпотрошив свой рюкзак, оставив в нем только книгу и травяные сборы, задумалась, как делить одежду.

Штаны и рубаха достались мне от Михаила и были мне очень велики. Я, конечно, успела их поносить, подвязывая лишнюю длину и ширину шнурками, а вот постирать возможности не представилось. Ну да ладно! Это всяко лучше, чем ходить голой и самой при этом любоваться прелестями чужого мужчины. Хотя я старалась не смотреть, но взгляд, нет-нет, да и соскальзывал на интересную часть. Каждый раз одергивала себя и зажмуривала глаза, пытаясь развидеть то, что увидела.

— Это рефлекс, я не специально. Да и вообще, мне надо одеть его, так что хочу - не хочу, а смотреть придется, — оправдывалась сама перед собой, ну и на случай если маг все слышит. — Не на ощупь же это делать! Хотя на ощупь еще хуже.

Рубаху Михаила взяла себе. Она доходила мне до колен. Подвязавшись пояском, получила импровизированное платье длиною до середины бедра. А если еще плащ сверху накинуть, то вообще все будет выглядеть почти прилично.

Брюки выделила Маркусу, ему нужнее.

Собравшись с духом, постаралась как можно быстрей справиться с поставленной задачей. Переворачивая мага набок, чтобы натянуть штаны на ягодицы, увидела их плачевное состояние.

— Да уж! Болеть будет долго.

Штаны оказались маловаты, сильно обтянув накаченные ноги и не только.

После мучений с одеванием, попробовала напоить мужчину. Приподняв голову, осторожно влила в рот небольшую порцию. Часть воды пролилась мимо, а часть заполнила рот, при этом, не проваливаясь дальше. Пришлось поводить рукой по горлу, чтобы вызвать глотательный рефлекс. Получилось. Повторила процедуру еще несколько раз.

Дальше по плану надо смастерить волокуши. Но перед этим попыталась привести мага в чувства, похлопав его по щекам, и встряхнув за плечи. Ноль реакции. Блин! Возвращаемся к варианту с волокушами.

— Эээй! Маркус! — крикнула ему в ухо, чтобы наверняка убедиться в его отключке, да и тащить уж очень не хочется. А оставаться тут нельзя. Необходимо до темноты убраться как можно дальше от этих чертовых гор.

Если я правильно сделала вывод, то Маркус истратил всю магию. Но она ведь должна восстанавливаться, но так как рядом горы блокирующие ее, этого не произойдет, пока мы здесь. Маркус придет в себя, только когда мы отдалимся на безопасное расстояние. Я надеюсь на это.

Чтобы нарубить мечом достаточное количество веток, пришлось изрядно попотеть. Собрав нужное количество, связала их между собой, используя чудом уцелевшие, кожаные ремешки от своей кольчуги и кольчуги Маркуса.

Металлические запчасти положила на волокуши, постелила сверху зимнюю подкладку от плаща и перекатила мага, уложив головой к себе. Плащ решила не надевать, накрыла им мага, чтобы не простыл.

Оставшиеся ремешки связала между собой и сделала петлю. Прикрепила ее к импровизированным носилкам, чтобы было легче тянуть.

Перед отправкой сходила к роднику и наполнила флягу доверху, потом немного отдохнула.

— Что ж, сиди - не сиди, а идти надо, — солнце уже поднялось в зенит и скоро перевалит за полдень. Надо успеть пройти хотя бы десять километров. Не простая задача с такой тяжестью.

Карыч и Ксюха удобно устроились на груди мага, а я запреглась в волокуши и потащилась как можно дальше от проклятого места. Неспроста здесь шастают толпы нежити. И вообще у меня закралось подозрение, что это та самая местность, которую я видела во сне. Встретиться с тем краснокожим демоном нет никакого желания.

Подгоняя себя этими мыслями, старалась идти без остановки, несмотря на то, что желудок жалобно урчал, требуя еды. На это сейчас нет времени.

Глава 15

Предыдущая глава   Следующая глава

Всё! Никаких сил больше нет!

Споткнувшись, очередной раз, даже не стала пытаться удержать равновесие и упала на колени, а потом с громким стоном повалилась на землю, уткнувшись лицом в молодую траву…

— Абонент временно не доступен, — промычала непонятно для кого и отключилась.

 

***

Из приятного забытья меня выдернуло наглое карканье и встревоженный писк. Собрав всю силу воли в кулак, открыла глаза и уставилась в вечернее небо.

— Ничего себе отдохнула! Ну, хотя бы чувствую себя гораздо лучше.

Оглядевшись, приятно удивилась, обнаружив, что мы ушли достаточно далеко. Но не время расслабляться. Надо найти, где можно безопасно заночевать. И опять всё придется делать самой. Маркус по-прежнему без сознания.

Осмотрев его, с облегчением определила, что его состояние не стало хуже. Он будто спит после бурной попойки. На всякий случай потрясла его. Никакой реакции.

— Попытка не пытка.

Ксюха с Карычем сиротливо жались друг к другу, поглядывая на меня жалобными глазками.

— Не надо на меня так смотреть, я тоже есть хочу!

Взявшись за волокуши, снова потащила их в противоположную от гор сторону, высматривая подходящее место для ночлега. Лес стал заметно гуще, а деревья шире и выше.

Поняв, что с таким успехом не успею до темноты обустроить ночлег, плюнула на это неблагодарное дело и остановилась у первого попавшегося большого дерева.

И тут сойдет. Еще надо придумать, как себя обезопасить. Амулет – это конечно хорошо, но и дополнительная защита не помешает.

Первым делом устроила волокуши между корней, придав грузу полусидячее положение.

— Так, сидите и следите, чтобы он не подглядывал, — приказала своему зверинцу, ткнув в мага пальцем. — А я пока поищу в книге, способ как сделать охранный круг.

Бросив на Маркуса настороженный взгляд и убедившись, что он не очнулся, полезла в рюкзак за бесценным сокровищем.

Взяв толстую, черную книгу, провела ладонью по шершавой обложке. Осторожно перевернула первые страницы, словно делаю, что-то противозаконное. Надо поторопиться, скоро совсем стемнеет.

Так, введение и описание природы некромантии, интересно, но не то. Первые азы – тоже не то. Термины и понятия – не то. Виды нежити, очень интересно, но опять не то. Ага, вот, виды защиты и способы ее применения, то, что надо.

Амулеты, ошейники, боевые заклинания, индивидуальный щит, всё не то. Вот, охранный круг для одного, для маленькой группы, для большой группы.

Думаю, нам сойдет для маленькой группы.

Очертите круг кинжалом, окропленным вашей кровью. Сила круга зависит прямо пропорционально от силы мага ставящего защиту – Логично! Диаметр охранного круга не должен превышать четырех – шести метров – Нам хватит.

Встаньте в центре защищаемой территории и произнесите заклинание. Если вы новичок и ставите эту защиту впервые, заклинание необходимо произнести вслух. В дальнейшем будет достаточно мысленного сигнала.

Заклинание: Эго праэципио омни креатурэ циркумвэниат пэр латус.

Зубодробительное заклинание. Хорошо еще, что его один раз надо произнести.

Уже собралась приняться за эксперимент, но решила дочитать и не зря. Оказывается, как только круг активируется, за его границы нельзя выходить, иначе защита спадет.

Пришлось сначала натаскать хвороста, чтобы хватило на всю ночь и развести костер. На этом пункте запнулась. Чем поджигать?

Ладно, попробую, а если не получится с первого раза, то поставлю защиту, а потом снова займусь костром.

Сложив тонкие веточки шалашиком, повторила наставления Дорофеи, представляя, как в центре кучи вспыхивают языки пламени. И о чудо! Получилось с первой попытки!

— Вы видели! — радостно спросила товарищей по несчастью.

Они тут же подобрались поближе, чтобы согреться. А Карыч вообще довольно покряхтывал. Бедный. Потом надо будет придумать для него, какую-нибудь теплую одежду.

Наложив в костер веток потолще, отправилась заниматься защитой, прихватив кинжал Маркуса, который нашла в сумке.

На мгновенье задумалась, какую часть тела резать. В книге по этому поводу ничего не говорится. Подумав немного, вынесла приговор мизинцу, решив, что им пользуюсь меньше всего.

Задержав дыхание, резанула по пальцу, а выступившую кровь размазала по лезвию кинжала. Потом выбрав центр круга рядом с деревом, отступила несколько шагов в сторону и воткнула лезвие в землю.

Сделать ровный круг, оказалось проблематично. Остается надеяться, что и кривой сойдет.

Закончив с черчением, встала в центре и, повторив несколько раз заклинание в уме, произнесла его вслух.

Очерченный круг полыхнул зловещим зеленым сиянием, подтверждая активацию защиты.

— Да я прям не маг, а вундеркинд какой-то. Опять с первого раза получилось!

Пока, всё идет хорошо. Вот только опять спать голодными. Напоив всех троих питомцев и себя в последнюю очередь, подбросила хворост в костер.

Хвостатая с крылатым устроились у Маркуса на груди, грея друг друга. А я, спрятав книгу в рюкзак, села ближе к огню. С наступлением темноты стало достаточно холодно, и даже тепло от костра уже не спасало.

Нервное напряжение окончательно спало, и я всем телом прочувствовала, что на самом деле весной погода обманчива.

Стуча зубами с завистью поглядывала на Маркуса, которому досталась теплая подкладка от плаща, сам плащ, да еще и Ксюха с Карычем в дополнение.

Посидев немного, поняла, что если и дальше буду сидеть на холоде, то заработаю переохлаждение. Подбросив еще дров, подошла к магу, потопталась в нерешительности и все-таки залезла к нему под тепленький бочок и зверушек тоже пустила под плащ, так будет гораздо теплее.

Потихоньку руки с ногами отогрелись, и я перестала трястись. А потом и вовсе уснула без задних ног.

Я так крепко спала, вследствие, чего прозевала долгожданное пробуждение мага и даже, когда он вылез из-под плаща, тоже не почувствовала.

— Вставай! Кому говорю! Каатяя! — меня бесцеремонно трясли за плечи.

— Ммм, еще чуток! — попыталась отмахнуться от нахала. Но меня тряхнули с такой силой, что аж челюсти клацнули друг о друга.

— Эй! Полегче! — распахнула глаза, чтобы высказать свое недовольство в лицо неблагодарному гаду.

Но слова застряли в горле, стоило мне посмотреть на Маркуса. Минутная пауза и я, не сдержавшись, заржала как лошадь. Пока он был в отключке, подпаленный вид не казался забавным. А теперь, когда маг предстал передо мной с измазанным сажей лицом, безбородый и с небольшими клочками черных волос, вместо когда-то шикарной шевелюры, да еще безбровый и без ресниц, я не выдержала этого зрелища.

Маркус непонимающе уставился на меня, а потом скрестил руки на груди и терпеливо ждал, когда я успокоюсь.

— Ты закончила? — спросил он с самым серьезным видом, от чего почти успокоившаяся я, разразилась новым приступом смехом.

— Прости, это нервное! — наконец-то отсмеявшись, выдавила из себя извинение.

— Проехали, — он буркнул, не впечатленный моим раскаянием. — Объясни, что произошло? Почему я все еще жив? И где моя одежда?

— Твоя одежда сгорела и, кстати, не только она, — взглядом показала на его голову.

Маг посмотрел на меня с сомнением, а потом осторожно поднес руку к волосам, точнее, к тому, что от них осталось. Его глаза округлились, и он лихорадочно начал ощупывать всю голову и лицо. За долю секунд, неверие сменилось паникой, потом отчаяньем и в итоге выражение лица стало обреченным.

— Рассказывай, — он устало опустился на землю, но и тут его ждал неприятный сюрприз.

Мне даже стало его жалко.

— Ты только не нервничай, сейчас все расскажу, — я немного помолчала, собираясь с мыслями. — Если честно, сама толком ничего не понимаю. Ты потерял сознание, я испугалась. Нежить начала напирать с новой силой. Я уже не знала, что делать, когда почувствовала, как в плече врезаются острые когти, у меня заболела голова, а потом ослепила яркая вспышка и я тоже потеряла сознание. А когда очнулась на рассвете, увидела что все в радиусе ста метров сожжено. Наша одежда тоже вся сгорела, даже обувь. Ксюха лишилась части шерсти, и в куче пепла сидел лысый ворон. Как-то так, — закончила свой рассказ.

— Однако, — Маркус почесал подбородок. — Твоя инициация спасла нам жизнь, — он задумчиво посмотрел на меня.

— Я так и подумала. А еще мне пришлось тащить тебя до лагеря, а потом еще весь день подальше от горы.

Но Маркус не слушал, он не сводил с меня пристального взгляда. Почувствовав неладное, потянулась рукой к амулету, который сделал Николаус и похолодела от ужаса не найдя его на месте.

Взглядом пробежала по ближайшим кустам, ища пути отступления и заодно Ксюху с Карычем, которые с утра пораньше куда-то запропастились.

Маркус не сводя с меня глаз, медленно встал. Я, тоже стараясь не делать резких движений, поднялась и начала пятиться от него.

— Чего удумала? Стой и не двигайся? — он замер, стараясь не спугнуть меня.

— Ты тоже не двигайся. Я тебе могу все объяснить, — мне очень не хотелось подаваться в бега.

— Да уж постарайся!

— Но ты не поверишь!

— А ты попробуй, — он медленно вернулся на место, но садиться не спешил. — Так, кто ты такая, и почему я вижу мертвую ауру?

После его вопроса, у меня промелькнула надежда. Может он не видит, что помимо мага огня, я еще и некромант.

— Как бы это странно не звучало, но я не знаю, кто я на самом деле, — решила придерживаться легенды, которую рассказала Дорофеи.

— Пока звучит не очень убедительно.

— Но это правда. Осенью я очнулась в лесу неподалеку от деревни Серебряный Ручей. Не помню, как там оказалась. Придя в себя, я пошла, куда глаза глядят, а потом выбилась из сил и потеряла сознание. Меня нашли дети местной знахарки. Она меня вытащила с того света. Я десять дней была без сознания, — я развела руками, не зная, что еще добавить.

— А почему у тебя с лилогом партнерская связь? Я вижу ее на твоей мертвой ауре, — маг продолжал сверлить меня подозрительным взглядом, но агрессии не проявлял. И то ладно!

— Не знаю. Я ее, правда, в деревне отобрала у кошки. Жалко стало, она тогда еще совсем маленькой была и так жалобно пищала, — соврала, даже глазом не моргнув. Думаю, не стоит ему знать, о том, что я ее сначала убила, а потом каким-то образом оживила.

— Допустим, это правда. Тогда зачем ты вызвалась вместо мальчишки?

— Ну, во-первых, эта семья спасла мне жизнь, и я хотела отплатить им добром. А во-вторых, я и так собиралась уходить весной. Хотела найти свою семью и вспомнить, кто я такая. А для этого, нужна магическая академия.

— Хорошо, допустим это все, правда и ты на самом деле не знаешь, почему у тебя двойная аура, а одна из них аура высшей нежити…

— Высшей нежити? — я притворно округлила глаза, хотя и на самом деле слегка удивилась. То, что я как бы частично нежить, уже давно догадалась, ну или имею с ней непонятную связь. Но вот высшая, это уже что-то с чем-то.

— Именно. И только поэтому я не могу тебе верить на слово.

— Но ведь я не дала повода сомневаться в себе. Да и вообще мертвяки на меня тоже нападают, и я тебе спасла жизнь. Если бы не я, ты бы уже пополнил их полчище и бегал бы с голой задницей, людей пугал!!! — выдала гневную тираду, возмущенная черной неблагодарностью.

— Ладно, ладно, — он сделал примирительный жест руками. Как-то подозрительно спокойно. — А почему, я раньше не видел твою особенность?

— Да потому, что после инициации, я потеряла амулет, скрывающий ее, — ответила уже более спокойно, но все равно настороженно поглядывала на Маркуса, в каждую секунду ожидая от него подвоха. Своим спокойствием он все равно не введет меня в заблуждение, хоть и очень старается сделать вид, что все впорядке.

— А где ты его взяла?

— А вот это, я тебе не скажу, — на всякий случай сделала один шаг назад.

— Не буду настаивать, успокойся. Лучше давай разведем огонь и приготовим завтрак, а потом будем думать, как выбраться отсюда, — маг подобрал убитого кролика, которого я и не заметила.

Надо же, а он не терял время даром, пока я спала.

— А разве телепортом уже нельзя воспользоваться? — поинтересовалась, немного успокоившись. Но все равно в душе затаился червячок сомнений . С трудом верится, что я избежала неприятностей.

— Нет. Надо отойти еще дальше. Километров на пять, — продолжая потрошить зверушку, ответил маг. А я, глядя на это, сглотнула голодную слюну.

Практически двое суток без еды, сделали свое дело и теперь у меня, даже вид крови вызывает аппетит. Бррр…

Отвернувшись от Маркуса, собрала свои вещи хорошенько их утрамбовав в рюкзак и туго его завязала.

— Пойду Карыча с Ксюхой поищу, и хворост соберу, — предупредила и отправилась на поиски.

Пока собирала сухие ветки, неразлучная парочка, сама меня нашла. Кажется, они подружились.

— И где вы шлялись? — я сделала руки в боки и притворилась, что сержусь.

— Краа!

— То-то я и смотрю, что у вас морды довольные. А обо мне не подумали?

— Кар! — обиделся ворон и вместе с Ксюхой скрылся в кустах.

— Эй! Это как понимать?

Мне кажется, я понимаю Карыча, и он сказал «Сейчас придем!», да и в первый раз сказал, что они искали пищу.

Зависнув на мгновение, услышала как за спиной, хрустнула ветка под чьей-то ногой. Резко обернувшись, увидела, как в меня летит голубой сгусток магии, но даже не успела среагировать.

Коварный маг дождался, когда я потеряю бдительность, и напал со спины.

Падая на землю, успела увидеть, как появившиеся из кустов Ксюха с Карычем, побросав дикие орехи, кинулись меня защищать.

Последнее, что я почувствовала, это страх за своих питомцев и отключилась.

Глава 16

Предыдущая глава   Следующая глава

— Лучше бы я вообще не приходила в себя! Вот так и делай людям добро! А они тебе потом отплатят черной неблагодарностью! — Возмущалась я, сидя на каменном полу в сырой темноте и пыталась согреться, растирая руки и ноги ладонями.

Уже около двух часов, как очнулась, а ко мне так никто и не зашел.

Первое время пыталась намагичить огонь. Ничего не вышло, словно я и не маг вовсе. Может и вправду приснилось?

— Думай, Катя! Думай! — сотрясаясь всем телом и стуча зубами, начала раскачиваться.

Как же я могла забыть!? Я же могу видеть в темноте! Но не стоит радоваться раньше времени, вдруг тоже не получится.

Крепко зажмурив глаза, представила, что вижу все в сером цвете, как в прошлый раз. Почувствовав зуд в глазах, поспешила их открыть и чуть не запрыгала от радости, но вовремя себя одернула. Да и радоваться точно нечему.

Я оказалась в большой, каменной темнице.

— В натуре темница! Не одного окошка, даже самого маленького! И кто так строит?

Меня окружали сплошные стены и если бы не массивная деревянная дверь, обитая металлическими полосками, я бы подумала, что меня сюда телепортировали.

Встав, оглядела свое, похоже, последнее пристанище и увидела на полу у стены рюкзак. Бросившись к нему, как сумасшедшая, развязала шнурок трясущимися руками и достала плащ с теплой подкладкой.

Закутав себя с головы до пят, оставив снаружи только нос, отвязала спальник, бросила на пол и уселась на него.

Впав в ступор, долго тряслась, пытаясь согреться. Потом вожделенное тепло растеклось по конечностям, и я разомлела. Нереальное блаженство!

Мысли потекли медленнее, а тепло свело на нет стремление к сопротивлению.

Я уже была готова уснуть, но за дверью раздались звуки тяжелых шагов и позвякивание ключей.

Не зная, как поступить, решила остаться на месте и притвориться спящей. Накрывшись с головой и оставив для обзора небольшую щелочку, неотрывно смотрела на дверь.

Шаги стали громче, а потом резко затихли, кто-то загремел ключами. Потом в двери образовалось окошко, пропускающее тусклый свет. Мелькнуло чье-то бледное лицо, затем такие же бледные руки просунули поднос с тарелками и окошко громко захлопнулось.

Резко подскочив, бросилась к двери, боясь не успеть.

— Эээй! Выпустите меня! — за дверью испуганно пискнули. — Прошу вас! Я ни в чем не виновата! — тишина.

— Я знаю, что вы там! Хотя бы ответьте, куда я попала? — сделала последнюю попытку разговорить разносчика еды.

— Его высочество запретил с вами разговаривать, — пискнул испуганный девичий голос и раздались убегающие шаги.

От досады стукнула кулаком по двери.

— Его высочество? — Меня как током ударило. — Неужели Маркус…? А я его голым задом по земле! — ужаснулась я, стараясь вспомнить, к кому так обращаются, к королю или принцу? По-моему тут вообще император, а не король! Ой, да и черт с ними. Один фиг, монаршая особа.

Получается я в столице и, возможно, в замке. Если это так, то плохи мои дела. Сбежать будет сложно, если вообще возможно.

Хорошо еще не призналась Маркусу, в том, что я некромант.

— Точно! Книга!!! — бросившись к рюкзаку, стала лихорадочно вытаскивать небогатые пожитки.

Компромат лежал на дне нетронутым. К счастью магу не хватило ума порыться в моих вещах, да еще оставил их мне. Как непредусмотрительно с его стороны.

— Хуух!!! — выдохнула облегченно.

Но почему он сразу меня не убил и куда дел Ксюху с Карычем?

— И что мне теперь делать? — ответом стало громкое и протяжное бурчание в животе.

Посмотрела в сторону двери, поднос с едой стоял на полочке, предусмотренной специально для этого.

— Ну, все, прям, как в тюремной камере! — горькая усмешка коснулась губ. — Все, Катенька, скоро закончатся твои мучения!

Еда оказалось простенькой, но я и этому была рада. Двое или уже трое суток без пищи не способствовали разборчивости в еде.

Жиденикая каша, кусок ржаного хлеба с сыром и стакан молока мгновенно исчезли в недрах моего тела, а ощущение, словно ничего и не было.

— Маловато, — разочарованно заглянула в пустую миску, жалея, что не растянула удовольствие, хотя бы немного дольше. — Ну, да ладно! Может, сегодня еще покормят!

Если пораскинуть мозгами, то судя по всему, в ближайшее время, убивать меня не собираются, а иначе, зачем было кормить?

Не зная, чем еще заняться, снова закуталась в плащ и открыла книгу, но прочитать ничего не получилось, так как в сером цвете, буквы, почему то расплывались. Да и вообще, какое может быть чтение незаконной литературы. В любой момент сюда может кто-нибудь войти.

Оглядев темницу в поисках места, куда бы спрятать опасную ношу, ничего не нашла. Посмотрела на рюкзак – тоже не вариант, его могут обыскать. Но оставлять книгу тут, тоже не хочется.

Осмотревшись еще раз, взяла подкладку и не до конца пристегнула ее к плащу. Засунула книгу в образовавшийся потайной карман, соединила оставшиеся крючочки, и туго свернув плащ, затолкала его в рюкзак.

От нечего делать, нормально расстелила спальник и залезла в него. Ожидание лучше скоротать во сне.

Я лежала и лежала, а сон все не шел и не шел. В голову начали лезть всякие нехорошие мысли и я, не выдержав в первый раз за все это время, разревелась.

— Ууу, — самозабвенно завыла в голос, жалея себя. — К маме хочуууу!!! И к паааапее!!! Ууууу!

Крокодильи слезы горячими струями текли по щекам и затекали в правое ухо, но мне было все равно. Я полностью отдалась жалости к себе.

Стало так жалко, бедную и несчастную себя, а еще я так сильно устала.

— Ууууууу! Маааркуууус, отпууусти меня домооой!

Не знаю, сколько бы продлилось мое страданье, если бы его не прервала с грохотом открывшаяся дверь.

Ну, всё! Пришли убивать! Испуганно думала я, глядя на двух амбалов и громко шмыгая заложенным носом.

— Вставай! Тебя хочет видеть его Высочество! — пробасил тот, что справа.

Непонимающе уставилась на них и даже не пошевелилась.

— Пошевеливайся! Иначе волоком потащим!

Больше уговаривать не пришлось. Встав, я покорно подошла к ним.

Один бородач пошел первым, второй шел следом за мной. Видимо, чтобы не сбежала.

Из темницы, мы попали в узкий коридор, освещенный тусклыми магическими лампами. Потом по ступенькам поднялись на этаж выше и оказались в широком коридоре с низким потолком и множеством дверей с обеих сторон.

Ясно, казематы. А у меня видимо, камера для особо опасных преступников.

Пройдя в конец длинного помещения, свернули направо и уперлись в закрытую, массивную дверь.

— Стой и не двигайся, — тот, что сзади ткнул мне под лопатку чем-то острым. А первый вошел в камеру.

Через несколько секунд он вернулся и распахнул передо мной дверь, пропуская вперед, и оба вошли следом, встав за спиной, отрезая пути к отступлению.

Попала я в какую-то алхимическую лабораторию. На удивление, комнату освещали яркие, светло-голубые лампы.

Каждую стену подпирали высокие стеллажи с множеством пробирок, колбочек, прозрачных, закупоренных бутылочек с непонятной жидкостью разного цвета. Также на полках стояли разные коробочки, шкатулки, глиняные горшки.

Центральное место занял огромный, тяжелый на вид, рабочий стол.

У дальней стены стоял огромный книжный шкаф, полностью забитый толстыми томами и фолиантами. Маркус нашелся там же.

Он стоял к нам спиной и выбирал книгу или делал вид, что выбирает.

— Вы можете идти, — сказал не оборачиваясь.

Услышала, как конвоиры вышли, не забыв закрыть за собой дверь. Повернулась и хотела уйти следом, но не успела. Но попробовать все же стоило.

— А тебя я не отпускал, — Маркус повернулся ко мне, предоставив возможность лицезреть лысую физиономию. Только щетина уже успела покрыть весь подбородок и скулы. А брови и веки, по-прежнему лысые.

Зато маг или Высочество успел приодеться. Вместо походной одежды он нарядился в черный камзол и брюки, что в сочетании с его черными глазами смотрелось жутковато.

И кто из нас тут нежить?

— Присаживайся, — он величественным жестом указал на стул около рабочего стола и продолжал буравить меня взглядом.

Стул стоял ко мне высокой спинкой, он опирался на толстые ножки, а на подлокотниках были прибиты кожаные ремни для обездвиживания рук.

Увидев, что это за мебель такая, не спешила садиться.

— Да садись уже, я не буду тебя приковывать, — Маркус криво усмехнулся.

Настороженно поглядывая на него, присела на самый краешек, готовая в любую секунду сорваться с места.

— Сдашь меня магистерству? — задала волнующий вопрос и затаила дыхание.

— Нет. С чего вдруг мне это делать? — он сложил руки на груди и присел на ближайший ко мне угол стола.

— Ну как же? Я же …— запнулась на полуслове, чуть не сдав себя с потрохами.

— Ты же??

— В смысле, у меня двойная аура, как ты говоришь. Самой-то мне не видно. Я вообще не знаю, что это значит! — зачастила я, испугавшись, что он может догадаться о моей тайне.

— Ничего страшного для меня и ничего хорошего для тебя это не значит.

От его слов, все тело покрылось гусиной кожей. Поежившись, натянула рубаху на голые колени.

— Что ты со мной сделаешь? — собравшись с духом, смело заглянула ему в глаза.

— Это зависит от того, что скажет магистр Старсин, и твоего поведения, — маг испытывающее посмотрел на меня, ища страх в глазах. Но я уже успокоилась. Если меня не собираются убивать сию же минуту, то уже есть шанс выжить и выбраться отсюда.

— Маркус, послушай, я не совершала ничего плохого. Даже наоборот, помогала. Но, конечно, в первую очередь, хотела вспомнить, что со мной произошло, — попыталась достучаться до его здравого смысла, но он остался глух или хорошо притворялся.

Он, не говоря и слова, уселся за стол и, открыв толстую книгу, начал читать ее с задумчивым видом.

Молчание затянулось, и я потихоньку начала паниковать.

«Не поддаваться! Он специально хочет запугать, чтобы стала сговорчивее!» начала успокаивать себя. «Разве можно боятся того, кого так просто подпалить и ободрать задницу, а он даже бровью не повел. Хотя это, может, потому что их нет!» Мысленные издевательства над магом придали немного смелости. Я даже представила, как подниму с десяток зомби и заставлю их гоняться за ним, пока он не признает свою ошибку и не попросит прощения за подлый поступок.

Минут через двадцать, а может и больше, дверь тихо скрипнула, и в лабораторию вошел сухонький, сгорбленный старичок в серой мантии. Он вызвал у меня ассоциацию с мастером Шифу из детского мультика. Такой же маленький и с жиденькой седой бородкой.

«И совсем не страшный, этот ваш магистр Старсин!»

— Ваше высочество, — старичок поклонился Маркусу и посмотрел на меня.

— Здравствуйте, — робко поздоровалась я и скромно потупила глазки.

— О, Всевышний! Да она же еще дитя! — воскликнул магистр и возмущенно уставился на Маркуса. — Дэян, совсем измучил девочку! Негодник!

Я удивленно посмотрела на Маркуса – Дэяна. Вся серьезность сошла с его лица. А после фразы «Негодник» устрашающий вид рассыпался вдребезги. Я как-то разом расслабилась и еле сдержалась, чтобы не заржать.

— Дедушка! Ты все испортил! — как маленький ребенок возмутился его Высочество.

Он точно принц, императоры себя так не ведут.

— Ты посмотри на ее ауру! Какое же она дитя? Это какой-то новый вид нежити или старый, о котором мы не знали, — глаза бывшего Маркуса перевозбуждено блестели. — Я перерыл весь бестиарий и не нашел ничего подобного.

— Успокойся! Сейчас мы все выясним. Но уверяю тебя, она живая, — добрый дедушка еще раз окинул меня внимательным взглядом тусклых серых глаз. — Однозначно живая! — он поставил заключительный диагноз. Потом обошел стол и, наклонившись, видимо полез в ящики.

— Где же он, — бурчал магистр, шурша бумагами. — Ага, нашел, — седая голова вынырнула из-под стола, и монарший дедушка явил свету потрепанный блокнот.

Магистр Старсин выгнал внука со стула и сам занял главенствующее место. Я немного растерялась от резкой смены власти. Видимо Маркус, тьфу ты, Дэян, решил разыграть передо мной комедию, но все пошло не по плану. Теперь он стоит за спиной своего деда и, сложив руки на груди, недовольно хмурит то, что когда-то было бровями.

— Простите, — робко подала голос, привлекая внимание. — Скажите, а что происходит?

— Ничего серьезного, деточка, — магистр открыл блокнот на чистой странице и положил перед собой. — Сейчас ты ответишь на все вопросы, а потом я загляну в твою память, чтобы удостовериться в правдивости ответов.

— Как заглянете? — я не на шутку испугалась.

— Легко. Я самый сильный ментальный маг на этом материке, — старик ласково улыбнулся. — Но ты не бойся, больно не будет, — успокоил меня он.

«А я боюсь, очень боюсь. Он ведь увидит, что я некромант!» - к горлу подступила паника, и даже миролюбивый вид старика перестал действовать успокаивающе.

— Приступим, — он взял тоненькую палочку, похожую на карандаш. — Полное имя и возраст?

— Синицына Екатерина Андреевна, двадцать девять лет, — ответила чистую правду.

— Я же говорю, совсем еще дитя! — хмыкнул дедушка.

Я удивленно уставилась на Дэяна, а он так же удивленно на меня.

— Где ты родилась и кто твои родители? — продолжил он допрос.

— Россия, город Владивосток. Мама – Синицына Анастасия Михайловна, папа – Синицын Андрей Иванович, — решила говорить все, как есть и не важно, что они не поверят. Старсин все рано убедится в этом, когда залезет мне в голову.

— Ты врешь, нет такой страны и города, — встрял Высочество.

— Дэян, не мешай, — осадил его старик и продолжил. — Как ты попала в деревню Серебряный Ручей?

— Меня в лесу нашли дети знахарки.

— Как ты оказалась в лесу?

— Не помню.

— Тебе известно, почему у тебя двойная аура?

— Нет.

— У тебя в роду были маги огня?

— У меня в роду вообще не было магов.

— Думаю достаточно, — магистр, кряхтя, встал из-за стола и, шаркая ногами, подошел ко мне. — Сейчас я воздействую на тебя ментальной магией. Расслабься и не сопротивляйся. Постарайся во время процедуры не двигаться и все закончится быстро.

Встав мне за спину, он поднес руки к моим вискам и положил на них средний и указательный пальцы, а большие пальцы сомкнул на затылке.

Не в силах, что-либо изменить, решила не сопротивляться. Следуя его совету, закрыла глаза и постаралась расслабиться, хоть и было страшно.

Почувствовав покалывание на коже висков, немного напряглась, но больше ничего не произошло. Через десять минут тишины, я начала беспокоиться «Почему так долго? Он, что? Уснул там?

Еще через десять минут, заболела спина, но открыть глаза я не решилась.

И только еще через десять минут, магистр выдохнул и сообщил об удачном завершении проверки. Вот только я не поняла, для кого удачной?

— Ну, что там? — Дэян требовательно посмотрел на деда.

— Терпение, мальчик мой, терпение — очень важное качество, — поучительным тоном сказал магистр, и устало присел за стол. — Девочке необходимо поесть и хорошенько отдохнуть, а нам с тобой есть, что обсудить.

Высочество с недовольным лицом достал из кармана небольшую прозрачную сферу, потер ее и засунул обратно.

Через пару минут к нам присоединились два амбала, которые привели меня сюда. Встав по стойке смирно, они ждали распоряжения.

— Отвести тайными ходами в мои покои, запереть и накормить. Никого не впускать, даже прислугу. Никто не должен знать о ее существовании.

Меня вывели в коридор, затем, не дав опомниться, через скрытую в стене дверь завели в темный узкий лаз.

Из-за отсутствия освещения идти было трудно, но я не рискнула переходить на ночное зрение и, чтобы не упасть, нагло схватила впереди идущего конвоира за руку.

Идти пришлось долго. Насчитала пять поворотов вправо и семь поворотов влево. Моим сопровождающим несколько раз пришлось протискиваться боком. Как они вообще не заблудились?

Неожиданно впереди идущий остановился, и я было, уже обрадовалась, что пришли, но нет.

— Осторожно, тут ступеньки, — предупредили меня, и мы начали подниматься вверх. Насчитала три лестничных пролета в тридцать ступеней. Потом опять пошли бесчисленные коридоры.

Я уже была готова попроситься на ручки, потому что жутко устала и сбила босые ступни о камни.

— Пришли, — сообщил стражник и открыл потайную дверь.

Стоило мне войти в шикарные хоромы, проход в стене тут же закрылся. Открыв от удивления и восхищения рот, я стояла и даже боялась пошевелиться, чтобы ненароком не разрушить эту красотищу.

— Ничего себе покои!!! — ступая, словно по тонкому льду, прошла немного вперед, рассматривая интерьер.

Помещение около пятидесяти квадратных метров с высокими потолками и стенами, украшенными лепными орнаментами и завитками голубого цвета с позолоченным напылением.

А там, где витиеватые украшения отсутствуют, висели гобелены с изображениями батальных сцен.

Ну и, конечно, как же без камина?! Шикарный, практически на всю дальнюю стену, он создавал уют и являлся главным украшением гостевой комнаты. А то, что эта комната предназначена именно для этих целей, я не сомневалась.

Искусный дизайнер разместил перед камином полукруглый диван и два кресла из одного комплекта, обтянутых темно-синей тканью, с резными подлокотниками и ножками, цвета красного дерева. Там же стоял низкий столик, вырезанный из того же сандала или его аналога. Не знаю даже, есть ли в этом мире такие деревья. Но судя по тому, что флора и фауна, в основном, схожа с земными, то не исключено, что и некоторые разновидности ценных деревьев существуют в Росшоре.

Ступив босыми ногами на пушистый нежно-бежевый ковер, прошла к арочному окну, начинающемуся от самого пола, два метра в высоту. Отодвинула парчовую штору в тон ковру и увидала, что оно выходит на балкон.

Хотела выйти, но не решилась, вспомнив, что его Высочество держит в секрете мое существование. А лишний раз нарываться на неприятности, как-то не особо хочется.

Встав на носочки, попыталась разглядеть раскидистые верхушки деревьев, на которых уже начала появляться нежная, молодая листва.

Оставив вид из окна в покое, продолжила исследовать условия, в которых обитает принц.

Помимо камина и зоны отдыха, имелся открытый, книжный шкаф с ровными рядами книг. Взяла его на заметку и при возможности обязательно обследую.

Пройдясь по хоромам, подошла к одной из двустворчатых дверей, украшенной витиеватыми узорами, подергав за массивную ручку, выяснила, что она заперта. Скорее всего, это выход.

С противоположной стороны находилась такая же дверь, она оказалась открытой. Осторожно отворила ее, и попал в спальню.

— Да уж! Красиво жить не запретишь!!! — размер кровати поражал воображение. И зачем одному человеку столько места?

Кровать с причудливыми резными спинками, заняла большую часть пространства, а на широком матрасе могли бы разместиться человек десять не меньше. Над этим безобразием висел бежевый балдахин из такой же ткани, что и шторы в гостиной и в спальне, точно такие же.

Несмело подошла к лежбищу для великана и провела рукой по голубому шелковистому покрывалу, потом надавила, проверяя на мягкость.

— Упруго. Наверняка удобно спать! — с трудом подавила желание опробовать манящую постель. Совесть не позволила осквернить своим чумазым телом такую красоту.

В спальне тоже нашлось две двери. Одна из них вела в небольшой предбанник, из которого можно было попасть в разделенный санузел.

— О Боже! — не сдержала восторга, увидев настоящий унитаз. Правда, форма немного странная, что-то вроде вазы на короткой, тонкой ножке, но с широким горлышком, подходящего размера для пятой точки.

— Раковина! Неужели я попала в цивилизацию?!

Ну, конечно же, я не упустила возможности воспользоваться всеми благами, предварительно закрыв дверь на крючок. А потом еще полчаса полоскалась в раковине.

Вода мутным потоком стекала в слив. Страшно представить, на кого я сейчас похожа, после пожарища и сырой темницы. Пугало огороднее, не меньше.

С сожалением расставшись с водой, заглянула в соседнюю комнату и надолго зависла, попав в самую настоящую купальню с мини бассейном.

Я не ушла оттуда пока не перенюхала все баночки с косметическими средствами. Они в большом количестве стояли на полочках. Потом заглянула в каждый шкафчик и нашла большое количество чистых полотенец разного размера, сложенных аккуратными стопками.

— Такое ощущение, что тут живет барышня, а не принц, маг и тем более воин, привыкший к суровым, походным условиям! — удивленно сказала вслух, обнаружив все это добро.

Закончив с купальней, я направилась обследовать единственную комнату, в которую еще не заглянула и наткнулась на шикарную гардеробную.

Два длинных ряда с мужской одеждой, особо меня не заинтересовали, лишь отметила для себя, что в цветовой гамме преобладали черный и темно синий цвета. Кое-где мелькал белый, но гораздо реже.

Моим вниманием завладело массивное зеркало во весь рост, встроенное в стену.

Наконец-то, я увидела себя. Правда, зрелище оказалось не для слабонервных.

На вид вроде бы я, только немного моложе, ну и суровые условия существования тоже не прошли бесследно.

Щеки впалые, нос заострился, на лице остались одни зеленые глаза. Через слой грязи и копоти не видно, какого цвета волосы. Рубашка Михаила превратилась в лохмотья, прикрывая неровными краями жилистые ноги. На коже рук и ног образовались серые черные разводы от сажи, а на стопы вообще страшно смотреть.

— Какой кошмар! — я, конечно, ожидала увидеть, что-то подобное, но не до такой же степени.

Задвинув все рамки приличия куда подальше, потопала обратно в купальню. Меня никто не предупреждал, чтобы я сидела смирно и ничего не трогала, так что буду чувствовать себя, как дома.

Проведя небольшую исследовательскую работу, выяснила, что наполняется бассейн нажатием на круглые выступы диаметром около десяти сантиметров. Благодаря размерам, обнаружить их было не сложно. Один из выступов имел оранжевый цвет, а второй голубой.

— Ясно, горячая и холодная вода. Такс, рискнем! — сначала нажала на голубой, а потом на оранжевый, предполагая, что таким образом получится тепленькая водичка.

Бассейн начал быстро заполняться водой, непонятно из какого отверстия. Обошла его вокруг, но все равно не смогла обнаружить, откуда поступает жидкость.

Пока ждала, осмотрела полочки с баночками. Выбрала одну с белой перламутровой жидкостью, пахнущую жасмином и одну прозрачную с запахом цитруса. Не знаю, для какой они части тела, буду надеяться, что не облезу.

Дойдя до определенной отметки, вода остановилась, от ее поверхности исходил легкий, манящий пар.

Осторожно окунув руку, убедилась, в том, что температура комфортная и, скинув рубаху, отправилась в мир spa.

Ох, и долго я отмокала. Правда сначала долго терлась жесткой мочалкой, которую нашла в тумбочке. Полностью опустошила прихваченные пузырьки, а потом просто лежала и балдела, пока вода не стала практически холодной.

Выбравшись из купальни, позаимствовала у принца два полотенца, одним завернула волосы, а второе обмотала вокруг тела.

Войдя в спальню, посмотрела на кровать и решила, что теперь можно ее опробовать и без зазрения совести забралась под одеяло.

Стоило голове коснуться подушки, и я тут же уснула, забыв про все на свете.

Глава 17

Предыдущая глава   Следующая глава

Проснулась я внезапно, от чувства непонятной тревоги. И как раз вовремя.

— Ваше высочество! Принца Дэяна здесь нет, и он запретил входить в его покой! — за дверью в гостиной, раздался голос стражника, который меня привел сюда.

— Меня не интересует, что он запретил! — прозвучало высокомерно. — Я уверен, он здесь! — неизвестный, уверенным шагом направился к спальне.

А у меня от его голоса, проснулся иррациональный страх, и мороз побежал по коже. Не задумываясь над причинами паники, я вскочила с кровати и бросилась к гардеробной. Босые ноги бесшумно ступали по пушистому ковру и моего панического бегства никто не услышал.

Спрятавшись за одеждой принца, встала на выступ плинтуса, чтобы снизу не было видно стоп, и затаилась.

Дверь в спальню открылась, я услышала, как нетерпеливым шагом, кто-то прошел в уборную и купальню, проверяя, есть там Дэян или нет.

Убедившись, что никого нет, неизвестное Высочество, направилось к гардеробной.

От страха, сердцебиение участилось. Постаралась успокоиться и затаила дыхание, испугавшись, что его могут услышать.

Дверь резко отворилась, будто незваный гость хотел застать хозяина покоев врасплох.

Не обнаружив искомое, мужчина медленно прошелся между двух рядов одежды.

Через маленькую щель, я успела увидеть его лицо и похолодела от ужаса, узнав в незнакомце, рыцаря из своего кошмара, который пронзил мою грудь болтом с ядом.

Мужчина немного постоял, а потом вышел. После того, как раздался звук закрывающейся двери, я еще минут пять сидела в укрытии и практически не дышала.

Интуиция прямо кричала, что еще рано выходить, и не ошибалась. В спальне громко хмыкнули и вышли, захлопнув дверь.

Видимо, визитер хотел подловить Дэяна, полагая, что он где-то спрятался.

На всякий случай, посидела еще около десяти минут и только потом, осторожно выползла, умудрившись запутаться в черной, шелковой рубашке.

Прихватив ее с собой, одела вместо полотенца, в котором уснула. Потом прошлась в поисках подходящих брюк, но все были велики, да и рубашка смотрелась как платье. Без нижнего белья, чувствовала себя неуютно, поэтому взяла черные брюки из ткани, похожей на вельвет.

Одев их, подпоясалась, тут же найденным ремешком и закатала штанины в несколько раз.

Подошла к зеркалу и окинула себя критичным взглядом.

— Да уж! Чучело огородное! — одежда висела как на вешалке. Ну, зато я теперь чистая. Рыжие волосы успели высохнуть и теперь волнистыми локонами струились до поясницы. Отмытая кожа приобрела здоровый вид, и даже грязь из-под ногтей вымылась.

Пока я возилась с одеждой и разглядывала себя, в спальню кто-то вошел. Услышав торопливые шаги, поспешила, спрятаться.

— Катя!!! — взволнованно позвал Дэян. — Катя, ты тут?

Выбралась из одежды и, выйдя в спальню, но к носу, а точнее нос к груди столкнулась с его Высочеством, которых развелось тут как тараканов.

— Ты в порядке? — взяв за плечи, он заглянул мне в глаза.

Такая резкая перемена в его поведении, шокировала и на мгновение я зависла.

— Эмм, вполне! — все-таки ответила. — А что случилось?

— Болдэр видел тебя? — Дэян продолжил сжимать мои плечи.

— Не знаю, кто это такой. Но когда я услышала, что кто-то пришел, то спряталась и никто меня не видел.

Принц выдохнул с облегчением и наконец-то отпустил мои плечи, сел на край кровати и посмотрел на меня, как будто впервые видит.

— Тебе великовато, — его губ коснулась улыбка.

— Ничего лучше не нашлось. Ты мне объяснишь, что происходит? Но сначала скажи, где Ксюха и Карыч? — на самом деле мне было страшно спрашивать об их судьбе. Я мысленно приготовилась прибить его всеми доступными способами, если он навредил им.

— С ними все впорядке. Они сейчас у дедушки Авдея, — Дэян, устало потер лоб.

У меня сложилось подозрение, что его подменили либо дедушка хорошенько выпорол, за плохое поведение.

— Мне нужно знать, кто тебе сделал амулет скрывающий ауру? — он резко сменил тему.

— Не скажу! Даже не проси! — сложила руки на груди, приготовившись к глухой обороне.

— Катя, это нужно не для меня, а для тебя! — видно, как тяжело ему держать себя в руках. Его прямо распирало от возмущения.

— Нет! Ты его арестуешь, — уперлась я, не желая сдавать Николауса. Тем более никакой веры Маркусу — Дэяну, теперь нет. С него станется обмануть еще раз.

— Хорошо, — подозрительно легко согласился он. — Раз ты такая упрямая, то до конца своих дней будешь жить в моих покоях. Ну, а если и это тебя не устраивает, то можешь прямо сейчас отправляться в магистерство. Потому что стоит тебе выйти отсюда, непременно попадешь в их вездесущие лапы, — монаршая физиономия победно расплылась в ухмылке.

— Я тебе не верю! Стоит мне довериться, ты снова подло ударишь в спину.

Вместо ответа, Дэян, молча, вышел из спальни.

— Вот гад! Даже не попрощался!

Выглянув в гостиную, никого не нашла. Зато на столике перед камином стоял поднос с интересным в гастрономическом плане содержимым.

Долго уговаривать себя не пришлось и, приземлившись в мягкое кресло, взяла блюдо с запеченной птицей, небольшого размера. Разобрав ее на косточки, запила пряным, травяным чаем, который напомнил мне про рюкзак с драгоценной ношей. После этого ни один кусок в горло не полез.

Понятно, что Дэян с магистром Старсиным наверняка знают, что я - некромантка и про книгу тоже. Но, вдруг ее найдет кто-то еще.

Выйти из покоев я не решилась и поэтому нервно наворачивала круги по гостиной, размышляя, как выйти из этой ситуации.

Вспомнив про потайной ход, ощупала стену в поисках отпирающего механизма.

— Что-то потеряла? — ехидно спросили за спиной.

Вот! Теперь узнаю Маркуса. А то, его забота сбила меня с толку.

— Походную сумку. Где она? — повернулась к нему и увидела, что с ним пришел магистр Старсин.

— Она в моей лаборатории, — он повернулся к старику. — Дедушка, объясни ей, что в ее же интересах сотрудничать с нами.

— Плохо тебя учили дипломатии, мальчик мой, — Старсин прошел к камину и уселся в кресло. — Что стоите? Прошу за стол переговоров, — он указал на свободные места.

Подозрительно поглядывая на принца, заняла второе кресло, оставив ему диван.

— Катенька, полагаю, ты понимаешь, то, что нам известно о том кто ты и как оказалась в нашем мире, — разговор начал старик.

— Догадываюсь. Но вот, каким образом я очутилась в этом мире, не знаю и буду признательна, если вы объясните мне, — надежда вернуться домой вспыхнула с новой силой. Если магистр Старсин знает, как я попала сюда, то возможно он сможет помочь вернуться обратно или хотя бы расскажет, как это сделать.

— Объяснить такое не просто, но я попробую, — согласился маг.

— Дедушка Авдей, у нас нет на это времени, — встрял Дэян, а мне захотелось стукнуть его по голове, чтобы не лез, куда не просят.

— На это всегда есть время. Девочка имеет право знать все. А иначе, как ты собираешься с ней договариваться? — в ответ принц лишь нахмурился, но промолчал.

— Так вот Катенька, ты уже поняла, что существует много параллельных миров. Некоторые схожи друг с другом, но есть и те, которые сильно различаются и не имеют между собой ничего общего. Судя по твоим воспоминаниям, ты попала к нам из родственного мира, развивающегося по другому пути. — Старсин начал объяснять издалека, пытаясь подобрать понятные, для меня слова.

— А каким образом я попала сюда? И как вернуться обратно? — дед с внуком переглянулись и мне это не понравилось. Будто они сомневались, стоит отвечать на этот вопрос или нет.

— Чтобы ты все правильно поняла, дослушай до конца, — Авдей Старсин замолчал и после того, как я согласно кивнула, продолжил рассказ. — Прошлой осенью убили последнего некроманта, племянницу императора — Асмиру. Заглянув в твою память, я увидел, что твое появление совпало с этим печальным событием и вижу сходство в структуре обеих аур с аурой Асмиры. И сделал вывод, что каким – то образом, наш мир, в попытке сохранить баланс сил, притянул тебя.

Все, что сказал магистр, прозвучало для меня полнейшей нелепицей. Как такое возможно? Это получается, что там, на земле, я исчезла из самолета и появилась в лесу этого мира? Представляю замешательство стюардессы, когда она не досчиталась одной пассажирки. Или я там умерла???

От этой мысли, вся похолодела. Ведь если это действительно так, то обратной дороги нет. Или есть?

— Я вас перебью, — не выдержала и остановила старика. — В своем мире я умерла? — маг отвел глаза и явно не желал отвечать на этот вопрос.

— Видишь ли, в чем дело, тело не может жить без души долгое время. Вероятнее всего, оно уже погибло, — его слова оглушили, я не хотела верить в это.

— Но ведь я сижу тут, жива и здорова. И внешность никак не изменилась, только исхудала немного, — попыталась убедить магистра, а может быть и себя.

— Это очень просто. Тут можно сравнить тебя с нежитью. Эти существа делятся на несколько видов. Самые низшие из них, не имеют собственной оболочки и вселяются в тела умерших, при этом деформируя их до неузнаваемости. Так и твой дух изменил тело принцессы Асмиры, от этого и аура двойная, но если тебя причислить к нежити, то ты получишься высшего уровня, так как изначально имела свое собственное тело и разум.

— А обладание двумя видами магии тоже из-за этого?

— Нет, некромантия тебе досталась от принцессы, а магия огня твоя собственная.

Все более или менее стало понятно, но ответа на самый главный вопрос я так и не услышала.

— Я должна вернуться, у меня родители остались одни. У них никого кроме меня больше нет, — я еле сдержала слезы, показать свою слабость чужим людям не хотелось.

— Есть один способ, но сначала ты должна нам помочь, — в разговор вмешался Дэян.

Кто бы сомневался. Коню понятно, что просто так он делать добрые дела не будет.

— В чем заключается помощь? — после того, как услышала, что есть способ вернуться, я успокоилась. Еще не все потеряно. Ради такого, можно заключить сделку.

— Нам надо раскрыть заговор и без твоей помощи не обойтись, — слово снова взял магистр. — Но сначала, необходимо спрятать твою особенность, поэтому ты должна сказать, кто тебе изготовил амулет.

— Я поняла, но это же придется возвращаться в деревню Серебряный ручей.

— Ты забыла, у меня есть портативный телепорт, — сообщил Дэян с такой гордостью, будто это его личное достижение. Наверняка дорогой презент от родственников.

— Хорошо, но я пойду с тобой, — поставила условие, от которого не собиралась отказываться. — И мне бы одежду нормальную .

— Будет тебе одежда и обувь, — ответил магистр, не дав принцу и рта открыть. — И, разумеется, ты пойдешь с Дэяном. Это не обсуждается, — он глянул на внука, который хотел возмутиться, но тут же передумал.

Вот это авторитет! Магистр Старсин все больше вызывал уважение. Интересно, а Дэян наследный принц или так, запасной вариант?

— У меня есть еще одно условие, — в наглую заявила. Ну а что? Если им нужна моя помощь, то пусть отрабатывают. — Ксюха и Карыч пойдут со мной! И верните мою сумку со всем содержимым — предъявила требование, не дав им опомниться. Книгу не стала упоминать, вдруг магистр проглядел ее в моей памяти, а ума проверить самодельный рюкзак не хватило и о существовании раритета, они по-прежнему не знают.

— Хорошо, — легко согласился Авдей и, попрощавшись, покинул покои, оставив меня наедине с высокомерным принцем.

— Отправляемся через час, — объявил он и тоже ушел.

Успокоенная надеждой на положительный исход моего попаданства, я доела остывшую еду и допила холодный отвар.

Примерно через полчаса, явился Дэян. Он выбрался из потайного хода, напугав меня до икоты.

Принц умудрился притащить все сразу. Хотя чего я удивляюсь? Такими лапищами можно по несколько мешков цемента принести за один заход.

Закинув рюкзак за плечо, в одной руке он тащил клетку с моими зверушками, а подмышкой другой руки сверток одежды и сапоги.

Увидев меня, Ксюха с Карычем чуть не проломили прутья клетки.

— Тише, тише! Все хорошо, — я поспешила отобрать их у живодера и выпустить на волю.

Лилог тут же залезла на шею и приняла позу воротника. Щекотно тыкаясь усатой мордахой в ухо и щеку, она попискивала и щелкала зубами, жалуясь на плохое обращение.

Карыч тоже поспешил ко мне на ручки. Подняла его и прижала к себе. За время разлуки он успел покрыться пушком, а сквозь кожу уже проклюнулись новые перья.

— Хватит разводить нежности. Переодевайся, нам пора отправляться, — недовольным тоном Дэян прервал наши обнимашки.

Ничего не говоря, отпустила Карыча, который как хвостик последовал за мной, забрала сверток, сапоги и отправилась в спальню.

Развернув одежду, нашла черные узкие брюки из плотной ткани с высокой талией на заклепках, черную рубашку свободного кроя из легкой ткани. Нижнее белье тоже нашлось. Трусы представляли собой подобие обтягивающих шорт до середины бедра, а вот роль бюстгальтера выполнял жесткий кожаный корсет, который судя по всему, надевается поверх рубашки.

Натянула на себя штаны с рубахой и с трудом, застегнув корсет, который застегивался на мелкие крючки расположенные спереди, удивилась как хорошо села одежда, будто специально шили на меня.

Высокие сапоги из мягкой кожи, тоже подошли по размеру и плотно обтянули голень.

Пока я наряжалась, в покои пожаловал гость. К счастью, он нашел Дэяна в гостиной и не стал заглядывать в спальню. А я движимая любопытством, припала ухом к двери, намереваясь подслушать интересный разговор.

— Сын, у меня серьезный разговор, — властный голос прозвучал грозно, будто собирался отчитать отпрыска за провинность.

Неужели за дверью сам Император Димитрий? По коже пробежал холодок. Отчего-то нет никакого желания встречаться с ним.

Но, несмотря на страх, я осталась на месте, жалея, что в двери нет сквозной замочной скважины, чтобы хотя бы одним глазком взглянуть на правителя.

— Твой брат жалуется на тебя, — судя по звукам, император расхаживает по комнате из стороны в сторону.

— И что на этот раз его не устраивает? — Дэян даже не удивился претензии отца.

— Он говорит, ты его избегаешь. Пойми сын, вы будущее нашего государства и вам необходимо работать вместе. Ты же знаешь, что Болдэр готовится возглавить Магистерство и ты обязан ему помогать, — император говорил с нажимом, пытаясь донести до нерадивого отпрыска простую истину.

— Мне некогда заниматься глупой охотой на некромантов. Вспомни, что случилось с кузиной. Это ты позволил ее казнить, — со злостью выплюнул принц.

— Почему, когда я пытаюсь поговорить с тобой, мы каждый раз возвращаемся к этой теме?

— Потому что, Асмира была единственным близким мне другом, после смерти мамы. И я почти докопался до истины и скоро все виновные в гибели матери получат по заслугам, — в голосе Дэяна проскользнули мстительные нотки.

— Ты зациклился сын, — устало произнес Димитрий. — Сколько раз тебе говорить, магистерство давно провело расследование и выяснило, что ее смерть – это нелепая случайность. Прошло уже больше пятидесяти лет, а ты все еще гоняешься за призраками прошлого. Прошу тебя, вернись в реальность и займись уже более важными делами. Иначе я буду вынужден признать тебя несостоятельным и выбрать другого наследника, — после сказанных слов наступила тишина.

Дэян ничего не ответил, а император не дождавшись реакции от сына, ушел.

Вот это поворот! Похоже я в гуще придворных интриг! Час от часу не легче!

А потом до меня дошло. С момента гибели его мамы прошло больше пятидесяти лет. Это ж сколько ему сейчас лет?

Глава 18

Предыдущая глава   Следующая глава

Стоило мне отойти от двери, как в спальню без стука вошел хмурый Дэян.

Подслушанный разговор заставил взглянуть на него по-другому. Стали немного понятны причины его хамского поведения. Хотя непростое детство не оправдывает его грубость ко мне, но все же мне его немного жаль.

— Готова? — принц осмотрел меня с ног до головы. — Готова, — сам же и ответил на свой вопрос.

— Мое оружие?

— Все твое имущество в надежном месте, — он достал из кармана небольшой хрустальный шарик, зажал его в ладонь и протянул мне руку.

Подозвала Ксюху с Карычем и осторожно взялась за Дэяна.

— Глаза, — предупредил он.

Мимолетное головокружение и вот мы уже стоим в весеннем лесу.

— Где это мы? — на всякий случай спросила, хоть и уверена, что это лес возле Серебряного ручья.

— Это место, где убили принцессу Асмиру, и где появилась ты, — принц оглядывался по сторонам.

— Что ты ищешь? — его медлительность раздражала. Хотелось как можно скорее убраться от этого места подальше.

— Арбалетный болт, которым убили принцессу. Не стой столбом и помоги найти, — он поднял длинную палку и начал ворошить прошлогоднюю листву.

— Сомневаюсь, что мы ее найдем, — не веря в успех поисков, принялась помогать, а потом меня осенила идея.

— Ксюха, сможешь найти палку с железным наконечником. Она пахнет мной, — уточнила, вспомнив, что на орудии убийства была кровь.

Умная зверушка с первого раза поняла, что от нее требуется. Она стала бегать между деревьев и нюхать землю. Через несколько минут Ксюха неожиданно замерла, что-то почуяв, потом разрыла настил из гнилых листьев и хвойных иголок и достала огромную стрелу без оперения.

— Умница! А теперь отдай эту каку дяде, — показала на Дэяна, не желая прикасаться к этой гадости. Вдруг на ней ещё остался яд василиска, неизвестно, как он может на меня подействовать, а проверять не особо хочется.

После того, как улика была найдена, мы отправились в деревню. Карыча опять пришлось нести на руках, а Ксюха как всегда заняла место воротника.

Через несколько минут ходьбы, моя живность забеспокоилась. Я оглянулась в поисках причины их тревоги.

— Дэян! У нас проблемы! — стелясь по земле, плотным облаком, к нам быстро приближался серый туман. — Где твой меч? Надеюсь, ты его захватил.

— Забыл, — он выругался сквозь зубы. — Ты же некромант, нам нечего бояться.

Наивный чукотский мальчик. Я уже несколько секунд лихорадочно пытаюсь вспомнить слова заклинания, которым во сне без труда упокоила полчище нежити. Но, похоже, долгое отсутствие практики, сделало свое дело.

— Бежим! — крикнула я и помчалась со всех ног.

— Зачем бежать, я же могу их огнем сжечь, — Дэян быстро догнал меня.

— А вдруг у тебя опять запас магии кончится? — спросила на ходу и не заметила, что слишком крепко прижала Карыча. Он возмущенно крякнул и попытался клюнуть меня, вынудив ослабить хватку.

— Вдали от горы, мой резерв расходуется гораздо медленней.

— Давай не будем рисковать. Вдруг их там слишком много, — я даже не думала останавливаться. — Деревня защищена амулетами моего изготовления, так что шевели ногами.

Дальше мы бежали молча. Когда лес закончился и впереди показался деревянный частокол, окружающий деревню, я рискнула оглянуться. Туман остановился и пополз обратно, медленно и недовольно, словно зверь упустивший добычу.

Это навело на мысль, что амулеты по-прежнему работают и Дорофея с детьми в безопасности.

Знахарка сильно удивилась моему появлению, да еще в такой компании.

Она быстро отошла от первого шока и кинулась меня обнимать. На ее радостные возгласы примчались дети и тоже присоединились к обнимашкам.

— Как же я рада видеть тебя в добром здравии, — она смахнула навернувшиеся слезы.

— А я как рада, тому, что с вами все впорядке и мои амулеты исправно работают.

Мы прошли в горницу. Я отдала Карыча любопытному Ерошке и велела холить и лелеять его, а Ксюху поручила Маше. Девушка сначала заартачилась, но встретившись взглядом с жалобными глазками лилога, быстро сдалась.

Дорофея пригласила нас за стол и засуетилась у печи. К счастью она не признала в Дэяне монаршую особу, иначе суеты стало бы в два раза больше.

— Мы не голодны, — попыталась остановить ее.

— Хотя бы отвара из свежих трав выпейте, — хозяйка настояла на угощении и разлила ароматную жидкость по глиняным кружкам.

— Спасибо, — я приняла кружку. — Если честно мы торопимся и пока не ушли, расскажи, как у вас дела? — решила не терять время даром и совместить приятное с полезным.

— Да как сказать, Катенька. Не то чтобы совсем плохо, но проблем хватает. После твоего ухода нежить как будто взбесилась… — знахарка резко замолчала и с ужасом посмотрела на Дэяна.

— Ничего страшного, он все знает, — поспешила ее успокоить. Она тут же расслабилась и продолжила.

— В деревню то мертвяки нос не суют, но и нам на поля выйти не дают, а работать надо, скоро посевная. Если мы не засеем поля, то по осени будет нечем платить подати. Защитные амулеты есть только у меня, да у детворы, но рассказывать о них мне было боязно.

— Николаус ничего не смог придумать? — вспомнила я про мага, который должен защищать местных.

— А что он может придумать, его побрякушки больше не действуют на нежить, — Дорофея грустно вздохнула.

— Не переживай, за пару часов на всех сделаем амулеты, думаю даже с запасом и вы спокойно сможете работать на полях, — пообещала я, несмотря на спешку Дэяна.

Он хотел возразить, но я пнула его под столом, не дав сказать и слова.

— Но как же, я объясню людям происхождение такой надежной защиты?

— Мы сами разберемся! — я подмигнула принцу и представила, как он будет одаривать народ от имени Императора. В ответ он недовольно закатил глаза.

Затягивать с решением проблем не стали и отправились в холостятскую берлогу Николауса. Надо отдать должное деревенскому магу, он с первого взгляда признал Дэяна.

Сначала в страхе, он начал оправдываться, заикаясь на каждом слове, но узнав, что наказывать за помощь некроманту, его никто не собирается, немного успокоился. А потом и вовсе разошелся, когда увидел интерес принца к его амулетам и разработкам.

Около трех часов ушло на изготовление защитных амулетов от нежити. Пока мы с Дорофеей занимались ими, Николаус и Дэян колдовали над амулетом для меня. К счастью деревенский маг сделал несколько заготовок, еще, когда работал над первой моей маскировкой, поэтому это не заняло много времени.

— Ну, все, — я довольно окинула взглядом результат нашей работы. — Теперь вы сможете спокойно работать в поле.

Когда мы вышли на улицу, солнце почти скрылось за горизонтом.

— Катенька, может, вы заночуете у нас? — Дорофея встревожено посмотрела на небо.

— Нет времени, — опередил меня принц. — Сейчас отнесем амулеты старосте и отправимся в столицу.

Не стала, перечить его высочеству, и мы отправились к Савелию. Он встретил нас радушно, а после того как получил щедрый подарок, якобы от императора, вообще практически не разгибал спину, постоянно кланяясь и приглашая за стол.

От предложений отужинать и заночевать у него, мы отказались. Забрали мой зверинец у знахарки и отправились в замок.

— На вот, — перед тем, как активировать телепорт Дэян протянул мне серебряную монетку на цепочке. — Надень прямо сейчас.

Стоило выполнить его просьбу, он тут же сжал мою руку и перенес нас в свои покои. Я не успела закрыть глаза и еле сдержалась, чтобы не вывалить содержимое желудка на бежевый ковер. Ощущения такие, как будто меня минут двадцать крутили в центрифуге и одновременно с этим показывали разноцветные кляксы мелькающие перед глазами со скоростью света. А Дэян сбежал и оставил меня бороться с тошнотой в гордом одиночестве, не считая Ксюхи и Карыча.

Чтобы прийти в себя, понадобилось несколько минут. К этому времени принц вернулся с моим рюкзаком и мечом, в очередной раз воспользовавшись потайным ходом.

— Почему ты не пользуешься парадными дверями, — я села на мягкий пуфик и сняла сапоги. Кайф! Они хоть и удобные, но весь день в обуви, а если еще учитывать, что до этого больше месяца не снимала берцы, то вообще непередаваемые ощущения.

— Потому что не хочу, чтобы брат знал о моих делах. У него тут повсюду шпионы, — Дэян тоже сел в кресло и глядя на меня, снял сапоги и откинулся на спинку, буквально расплывшись на сиденье. И я только сейчас обратила внимание, какой у него замученный вид.

— Странные у вас отношения с родным братом, — у меня нет ни братьев, ни сестер, но я всегда о них мечтала и думала, что это самые лучшие друзья, какие могут быть на свете.

— Он мне не родной брат! — глаза принца зло сверкнули. — После гибели матери, отец женился второй раз, — на его лице отразилась обида и явно не на меня.

— Прости, не хотела лезть не в свое дело, — поспешила сгладить ситуацию.

— Тебе не за что извиняться. К тому же, это теперь и твое дело, — огорошил меня Дэян. — У меня есть подозрения насчет матери Болдэра и его самого. Ты должна мне помочь разобраться и поэтому завтра отправишься в академию. И все подробности тоже завтра, — он встал и подошел к входной двери, сделал несколько пасов руками и на деревянной поверхности засияли голубые символы. — Теперь сюда никто не войдет, можешь спать спокойно.

— А ты где будешь спать?

— В лаборатории, — он подобрал брошенные сапоги и направился к потайной двери. — Отдохни, как следует.

Не стала пренебрегать советом принца и в первую очередь отправилась отдыхать в купальню. Карычу и Ксюхе тоже досталось немного spa. Идею мыться, они не оценили и долго возражали, возмущенно пища и каркая.

— Если хотите спать со мной в чистой и тепленькой постели, то придется потерпеть.

Если Кате, что-то взбрело в голову, то сопротивление бесполезно. Не стала их долго мучить водными процедурами и уже через пять минут нахохлившийся Карыч и взъерошенная Ксюха сидели замотанные в пушистые полотенца.

— И не надо на меня так смотреть. Это для вашего же блага и к тому же, от вас теперь вкусно пахнет.

Ворон в виду отсутствия большей части оперения, высох быстро, а вот с Ксюхой пришлось повозиться.

Закончив с гигиеной, мы дружно забрались на огромную кровать под теплое одеяло.

Думала, что сразу же усну, стоит только голове коснуться подушки, но вопреки ожиданиям, уставший мозг даже не думал отключаться.

В голову лезли всякие не хорошие мысли, да еще некстати вспомнила, как в спальню ворвался наглый принц номер два.

Полежала еще какое-то время, потом встала, сгребла подушку с одеялом и пошла, гнездиться в гардеробную. Затем перенесла спящих друзей и даже на всякий случай спрятала рюкзак и свою одежду.

На этом приготовления ко сну не закончились. Я успокоилась только после того, как заблокировала дверь. Сначала хотела подпереть ее чем-нибудь тяжелым, но ничего не нашла. Поэтому привязала один конец кожаного ремня, найденного тут же, к ручке, а второй конец, к встроенной в стену вешалке.

— Все, теперь можно спать, — я устроилась на полу, сгребла в охапку мохнатую с пернатым и только после этого уснула.

Но даже во сне не смогла нормально отдохнуть. Меня в очередной раз перенесло в черные горы.

Тьма перед глазами посерела и я поняла, то что меня накрыло очередное видение.

Осматривая свои крючковатые и когтистые пальцы, уже ничему не удивилась.

Наверно привыкаю.

Закончив осмотр своего – не своего тела, оглядела местность, в которой очутилась. В этот раз меня закинуло на черную гору, которую я видела после неудачного перехода через портал.

Решила отбросить страх и попытаться выяснить, что все-таки со мной происходит. Какая сила меня притягивает сюда и при этом вызывает иррациональный страх.

Пока думала, новое тело, само начало карабкаться выше. Не стала сопротивляться и на очередном выступе увидела черный зев пещеры. Меня как магнитом потянуло туда.

Не сбавляя темп, одержимый мной мертвяк, вошел в проход и уверенно пошел в, одному ему известном направлении.

Через несколько метров узкий лаз, расширился и превратился в просторную залу с множеством сталактитов на высоком своде потолка. В самом центре разместилась гигантская каменная чаша, обросшая вокруг большими, шероховатыми сталагмитами. Источником притяжения оказалась именно она.

Забрала контроль над уродливым телом и осторожно приблизилась к чаше, надеясь найти в ней ответы на вопросы, но вместо этого получила еще один вопрос без ответа.

Каменная емкость оказалась заполнена на вид черной и вязкой жидкостью, словно кто-то по капле собрал в одном месте липкую тьму.

Словно завороженная протянула руку к глади матовой поверхности. Стоило кончикам пальцев, коснутся жидкости, она тут же стала всасываться в тело и проникать в саму душу. Инстинкт самосохранения привел меня в чувства, и я резко одернула руку. Уровень тьмы в чаше стал немного ниже.

И если бы не звуки шагов, разносившиеся эхом по пещере, я бы так и стояла, глупо уставившись на черноту, поглощающую любой, даже самый тусклый свет.

Быстро спрятавшись за сталагмиты, которые в большом количестве росли из пола возле стены по кругу пещеры, стала наблюдать за происходящим.

И главное вовремя успела затаиться, а когда увидела, кто пожаловал, вообще перестала дышать и даже моргать.

Рогатый демон из прошлого видения явился в той же капюшонистой компании.

Они подошли к чаше и тоже заглянули в нее.

— Ее стало меньше, — прорычал монстр.

— Тебе просто, кажется. Эта гора не только не подпускает к себе магию, но и не выпускает ее, поэтому магия останется тут до тех пор, пока я ее не впитаю, — таинственный незнакомец, объяснял мягко, стараясь донести до собеседника простую истину.

— Ну, так чего же ты ждешь? Забери ее, наконец, и начни действовать! Я устал ждать, — рык демона пронизывало нетерпение.

— Сейчас это невозможно. Не хватает последней капли. Завершить процесс можно будет только тогда, когда мы соберем всю некромантию. Осталось немного. Мой сын сообщил, что последняя ее часть возродилась. Он скоро захватит носителя и мы проведем ритуал поглощения.

— Алладуин, ты испытываешь мое терпение. Надеюсь, ты понимаешь, чем тебе грозит провал?

Зловещая парочка покинула залу, а я словно окаменела как сталагмит и не двигалась несколько минут, пытаясь осознать подслушанный разговор.

Если в чаше тёмная магия и не хватает последней части, то выходит носитель, которого они ищут – это я. Хотя теперь в чаше не хватает гораздо больше. Я злобно улыбнулась, но тут же одернула себя, испугавшись, что это на меня влияет украденная маги.

Но коварная усмешка, снова возникла на моем лице, а точнее на зубастой морде, когда у меня родилась сумасшедшая идея.

Коварно похихикивая, я подобралась к чаше и сунула в нее по локоть обе руки. Тьма словно только и ждала этого. Она оплела мои плечи, затем поползла выше к лицу и хлынула в рот, нос и уши, заполняя собой мою душу.

Чаша успела опустеть только на четверть, когда неожиданно меня разбудила боль во лбу и мочке уха.

Резко открыла глаза и почувствовала на ухе острые зубы лилога с ритмичными ударами клюва прямо в лоб.

— Эээй! Больно же, — я зашипела сквозь зубы и, стряхнув с себя озверевшую живность, потерла пострадавшие части тела.

Спросонья решила, что это они мне так мстят за несильное купание, а потом поняла, что они в очередной раз спасли меня.

— Спасибо вам, зубастики мои кровожадные, — обняла их и легла обратно.

Снова засыпать было страшно, но Ксюха с Карычем не подавали признаков беспокойства и уже сопели носиком и клювом.

Надеясь, что в случае чего, они снова меня разбудят, закрыла глаза и быстро уснула, но уже без сновидений.

Глава 19

Предыдущая глава   Следующая глава

Я проснулась от дикого грохота и ругани и не сразу поняла, что происходит.

— Катя! Открой! — судя по сердитому голосу, Дэян уже давно пытается достучаться.

Нехотя выбралась из скомканного одеяла и попыталась распутать ремень. С первого раза справиться не получилось, потому что в попытке попасть в гардеробную, принц сильно дергал дверь, от чего узлы затянулись еще туже, чем были изначально. Пришлось изрядно попотеть, чтобы их ослабить.

— Что ты там возишься? Давай быстрее! — проворчал Высочество и очередной раз нетерпеливо дернул дверь. В этот момент я как раз просунула палец в уже ослабленный узел, чтобы быстрее его развязать. В итоге он снова затянулся, больно придавив палец.

Я вскрикнула от боли.

— Что? Что случилось! — взволнованно спросил принц. — Я сейчас! — услышав в ответ мой вой, он куда-то делся, а потом неожиданно появился в гардеробе, войдя в него из очередного тайного хода.

Он зажег магический свет и разогнал темноту.

— Ты мне палец сломал, — простонала я и безуспешно пыталась освободить его из западни.

— Прости, я не знал, что ты тут намудрила невесть чего! — Дэян достал кинжал и безжалостно перерезал ремень. — Прости, — очередной раз прошептал извинения и в искреннем раскаянии подул на мой бедный пальчик, а потом и вовсе прижал меня к себе и погладил по голове, успокаивая, как маленькую девочку. — Ничего страшного, до слияния заживет! — он отпустил меня и осмотрел посиневшую часть тела.

А мне стало неловко «И вправду, что это я, нюни распустила? Подумаешь, палец прищемила!» Но больше всего меня смутило поведение принца и его близость. Совру, если скажу, что не понравилось, но его резкие перемены в поведении немного пугали. Можно заподозрить раздвоение личности. Хотя, скорее всего язвительность, грубость и неприступность – это защитная маска, чтобы не привязываться к людям.

— Кхм…— принц откашлялся. — Я тебе там одежду принес. Она принадлежала Асмире и подойдет тебе. Так что приводи себя в порядок, завтракай и мы отправимся в академию. И одень, пожалуйста, платье, — попросил напоследок и оставил меня одну.

— И какая муха его укусила? — удивленно посмотрела на Ксюху с Карычем. — Не, ну вы видели? — в ответ они лишь переглянулись, как будто знали ответ, но решили промолчать и предоставить мне возможность разбираться самой.

Махнув рукой на странности принца, отправилась на водные процедуры. А потом начала перебирать принесенную Дэяном одежду.

И чего тут только не было. От шикарного великолепия разбегались глаза, и хотелось примерить все и сразу. А Карыч, хоть и не сорока, но уже успел присмотреть несколько сверкающих страз на нежно-голубом платье.

— Ишь какой! — отпихнула ворона от одежды. — Не распускай свой загребущий клюв, это не тебе принесли! — я взяла платье и развернула, чтобы лучше разглядеть. — Пожалуй, это и надену.

С непривычным фасоном пришлось повозиться. Я долго разбиралась, как его правильно надевать. Потом оказалось, что принц еще принес что-то вроде нижнего белья: кружевные панталоны и сорочка длиной до колен. С этим справилась без труда, а вот платье застегнуть так и не получилось. Много маленьких крючков расположенных на спине, было просто нереально соединить, как надо. Все время получалось криво.

Нет, ну я, конечно, все понимаю – принцессе положено одеваться подобающе, а еще, чтобы справиться с этим ужасом, нужна личная служанка, но я-то не принцесса! Платье ему, видите ли, подавай! А как застегнуть не сказал!

Психанула и стянула с себя орудие пытки. В куче дорогой одежды откопала белое нижнее белье под брюки: удлиненные тонкие шортики и что-то вроде корсета. Только этот вариант более мягкий и застежки сбоку.

— Неужели на платье нельзя было сделать так же?! — с сожалением посмотрела на него и полезла за пышной, многослойной юбкой цвета молодой листвы, потом подобрала к ней белую блузку с рукавами фонариками и рюшами. Глубокий V-образный вырез прикрыла кружевная вставка. Получилось мило и нежно.

Дэян принес даже несколько расчесок и множество разнообразных заколок и шпилек. Не стала заморачиваться с прической и просто расчесала чистые волосы.

Образ получился свежий и юный, как будто я скинула лет десять. Подумав об этом, вспомнила, что до сих пор не спросила у принца о возрасте.

— Катя! — Дэян постучался и вошел, не дожидаясь ответа — Вот ты где! — он осмотрел меня с ног до головы и, судя по улыбке, остался доволен. — Пойдем, позавтракаем и в академию. По пути я тебя проинструктирую.

— А борода где? — невпопад спросила я, заметив, что его волосы, брови и ресницы отрасли удивительно быстро, словно он вчера и не был лысым как шарик.

— Бороду носят только пожилые маги и воины в походе, — ответил Дэян и запустил руку в густую, черную шевелюру, словно хотел убедиться в том, что волосы на месте.

— Но у тебя же была борода! И как всё так быстро отросло? — не смогла сдержать любопытство.

— Я вообще-то больше полугода занимался призывом и поиском некроманта. Так что некогда было соблюдать приличия. А секрет восстановления волос я тебе не скажу. Вот когда ты облысеешь, тогда и приходи ко мне, может быть, и поделюсь тайной, — он нетерпеливо махнул рукой и вышел в гостиную, поманив меня за собой.

«Все-таки он - гад редкостный!» фыркнула и последовала за ним.

Стол перед камином был уже накрыт, и я без всякой скромности села в кресло и притянула фарфоровую тарелку с кашей, в которую заботливый повар добавил кусочки свежих фруктов.

Но не успела поднести ложку ко рту, как меня требовательно дернули за подол юбки.

— Можно подумать, вам нужно мое разрешение! — взяла со стола большую сдобную булочку, несколько кусочков сыра и положила их на пол, предварительно постелив салфетку. Карыч с Ксюхой сопровождали мои действия голодными глазами. Стоило их доле оказаться в пределах досягаемости, они тут же накинулись на угощение.

Принц к еде не притронулся, и я только сейчас обратила внимание, что накрыто на одну персону.

— А ты почему не ешь? — стало как-то неловко.

— Я уже позавтракал. И повторю, у Болдэра кругом шпионы, я не могу быть уверен на сто процентов, что ему не донесут о том, что в мои покои принесли завтрак на две персоны. Думаю не надо объяснять, что это выглядит подозрительно?

В ответ согласно кивнула и уже со спокойной душой доела кашу, взяла оставшуюся булочку и стакан с молоком.

— Пока ты жуешь, я начну вводить тебя в курс дела, — Дэян воспользовался моментом, пока мой рот занят. — Как только мы окажемся за пределами покоев, ты должна обращаться ко мне «Ваше Высочество» и никак иначе. Поняла? — кивнула в ответ и продолжила жевать «А что тут может быть непонятного?» хотя очень не хочется так к нему обращаться. Ну, не воспринимаю я его Высочеством после приключений возле черных гор. К тому же обида за подлый удар в спину и неблагодарность за спасение все еще не прошла, и как только случай подвернется, припомню ему это. Идея поднять зомби и натравить на принца, до сих пор кажется мне хорошим способом мести.

— Твое полное имя Катерина Лагода, принадлежность графства Чернолесья. Естественно из деревни Серебряный ручей, — принц продолжил инструктаж. — Артефакт, удостоверяющий личность, я тебе сделал, — он протянул мне тоненькую, небольшую пластинку с данными выбитыми мелким шрифтом. Она висела на широкой, короткой цепочке. — Обычно его носят на шее, но у тебя там уже занято, поэтому тебе лучше надеть на запястье.

Дэян помог застегнуть на правой руке мой новый паспорт. Я внимательно посмотрела на свои данные и увидела, что мне прибавили двадцать лет и теперь, через год мне стукнет полтинник.

— Ого, а я не слишком молодо выгляжу? Зачем было писать возраст, ведь в следующем году он изменится и придется снова менять пластинку.

— Ты выглядишь как раз на этот возраст, а цифры сами поменяются в день твоего рождения, — снисходительным тоном объяснил маг. — Остальные вопросы потом. В академии мы сразу пойдем в кабинет ректора. Разговаривать буду я, ты молчишь и только отвечаешь на вопросы. Хотя и их быть не должно, я уже обо всем договорился.

— Ясно. А какая у меня задача? Как я могу помочь раскрыть заговор, если буду обучаться в академии?

— Опять ты забегаешь вперед, — он недовольно нахмурил отросшие брови. — Болдэр является деканом факультета огня и ведет занятия по боевой магии. Ты будешь следить за ним и обо всем докладывать мне.

— Но ты же говорил, что магией огня владеют только члены правящих семей! — сказала я об очевидной нестыковке в нашей легенде о моем происхождении.

— Я тебе не говорил об этом! Откуда ты это знаешь? — Дэян одарил меня нехорошим взглядом. Пришлось сознаться, что подслушала его разговор с Ратибором.

Удивительно то, что дедушка Авдей не рассказал об этом своему внуку. Может он не все увидел, или Старсин - еще тот хитрец. Думаю, что второй вариант этому старику подходит больше.

— Ты права, — принц перестал хмуриться. — Но нам повезло, дед Дорофеи был родным племянникам троюродного брата Димитрия первого. Так что, можно объяснить твой дар огня дальним родством с императорской семьей.

— Подозрительное везение. Странно, что Дорофея с такой родословной живет у черта на куличках.

— Ничего подозрительного в этом нет. Николауса же сослали туда, вот и твоего прадеда тоже так же сослали.

Мы просидели еще около часа, обсуждая разные мелочи. Мне предстояло непростое дело. Группа огневиков, как называют студентов факультета огненной магии, состоит сплошь из аристократии. И мне придется найти с ними общий язык. Страшно представить этот процесс. Еще Дэян строго настрого запретил показывать лилога. Карыч мой официальный компаньон, а Ксюхе придется скрываться, хорошо хоть у меня будет отдельная комната в общежитии. Так же нельзя снимать амулет скрывающий ауру, нельзя проходить проверку на наличие способностей через определяющий кристалл. Но об этом позаботится принц.

Дэян дал мне кристалл связи и одноразовый телепорт на всякий случай. Одежду и все необходимые принадлежность он уже отправил в академию с преданным слугой.

— Вроде бы все основные моменты мы обсудили, пора отправляться, — принц протянул мне руку.

— Подожди, а мой рюкзак? Куда я Ксюху спрячу? — хотела еще спросить про книгу, но что-то остановило меня, я ведь так и не проверила, на месте она ли нет.

— Ладно, только давай быстрей!

Я сбегала в гардеробную и достала припрятанное имущество, развязала шнурок и заглянула в рюкзак. Засунув руку под плащ пролезла в подкладку и нащупала черную книгу.

«Ничего не понимаю! Почему ее не забрали? Или Старсин ее не увидел… или он что-то замышляет и знает то, чего не знаем мы!» - спрашивать у Дэяна знает ли он о книге или нет, я не решилась. Если бы он о ней знал, то, наверняка, сказал бы спрятать или вообще не брать с собой.

Вернулась в гостиную и засунула Ксюху в ее любимое убежище.

— Сиди тихо и не высовывайся, пока я не разрешу! — дала ей указание и затянула завязку, стараясь не обращать внимания на обиженный взгляд подруги. Конечно, она не хочет там сидеть, ведь в таком положении невозможно соревноваться за мое внимание с Карычем, который довольно крутился у ног.

— А меч и лук? — в последний момент вспомнила о своем оружии.

— Я отправил их вместе с необходимыми вещами, — принц нетерпеливо подошел ко мне и сам схватил за руку.

Я едва успела закрыть глаза, когда почувствовала, что пол уходит из-под ног.

Свежий ветерок коснулся щеки, и я открыла глаза. Мы очутились в парке со скамейками вдоль аллеи. Повсюду росли раскидистые деревья неизвестной породы. Почки уже распустились и явили свету молодую нежную листву. Я подняла лицо к весеннему небу и покружилась, любуясь красотой. Но Дэян не дал вдоволь насладиться природой и потянул меня в сторону академии.

— Краа! — возмущенно крикнул Карыч, не поспевая за торопливой походкой принца.

— Подожди, — выдернула свою руку из крепкой хватки и подобрала пернатого пешехода. Он благодарно потерся головой о мои руки и притих. — Дэян, можешь Карычу тоже отрастить перья? Он бедняжка скоро разучится летать.

— Ладно, пришлю тебе вечером специальный бальзам, натрешь его на ночь, а утром он снова сможет летать. Животное не виновато, что ему досталась такая опасная хозяйка. К тому же я его до сих пор так и не поблагодарил за спасение, — принц немало меня удивил «Ничего себе заявление! Так вот кого он благодарит за спасение».

— А причем тут Карыч? Это вообще-то я несколько километров тащила тебя на себе! — во мне бурлил праведный гнев.

— Ну, во-первых, изначально все началось из-за тебя. Во-вторых, если бы не Карыч, я бы сейчас был горсткой пепла. Во время инициации он большую часть выброса магии принял на себя и поглотил. Представь себе, какое было бы пепелище, если бы не ворон.

Я вспомнила выжженный стометровый круг и сглотнула слюну, представив, насколько бы он был больше без помощи Карыча.

— Да, он - молодец, я не спорю, — хотела еще привести несколько аргументов в свою пользу, но промолчала, решив, что его благодарность и даром мне не нужна. Раз он сам не признает мои заслуги, то и навязываться не стоит. Жажда мести усилилась в два раза, и теперь зомби казались безобидной мелочью, надо придумать что-нибудь посерьезней.

Во время спора, мы успели подойти к великолепному зданию академии.

— Ничего себе! — я присвистнула от удивления. — Вот это масштабы! Никогда бы не подумала, что для академии выделят столько квадратных метров, да еще и оформят, как будто тут живут боги.

— Это не только магическая академия. Она всего лишь занимает правое крыло. Центральную часть занимает Магистерство, а левое крыло – библиотека. Вот она - гордость нашей империи! На ее полках можно найти самые редкие экземпляры магических книг, и даже есть отдел с запрещенной литературой, — похвастался Дэян, будто сам собирал эту запрещенку.

Я не стала комментировать его позерство и просто смотрела на четырехэтажный дворец, который с легкостью можно было разделить на десять этажей, не меньше «Представляю, какие там потолки!»

Мы свернули вправо, и пошли в академию, минуя центральный вход магистерства. Но меня буквально распирало любопытство и желание заглянуть туда и все как следует разузнать. К тому же по-прежнему не знаю, кто такие эти ищейки магистерства.

Внутренняя отделка здания меня разочаровала. Широкий холл делился на два длинных коридора с множеством дверей. Голые стены нагоняли тоску и уныние, словно я снова очутилась в темнице, только с высокими потолком и окнами. Единственным ярким пятном был огромный гобелен с изображением всадника на гнедом коне с копьем пронизывающим рогатого монстра размером с медведя. На груди у рыцаря красовался красный крест. Отличительный знак Магистерства «Местная инквизиция» сравнение само собой возникло в голове. Наши миры сильно различаются, но в то же время и очень похожи.

— Хватит ворон считать, — Дэян снова схватил меня за руку и потянул за собой.

— Карр! — ворон заерзал в руке и вцепился в нее когтями, чтобы не упасть.

— Держись Карыч, осталось еще чуть-чуть, — я постаралась не выронить его, так как одной рукой держать его было неудобно.

А принц, похоже, взял за привычку везде таскать меня за руку и его нисколько не смущало, что я за ним не поспеваю.

Мы пронеслись по коридору, свернули направо и попали в еще один холл, но меньше и с единственной дверью. На ней висела табличка с надписью «Ректор» «Без стука не входить».

Интересно, чем это он там занимается?

Принц и не подумал следовать предупреждению надписи, он даже не притормозил и буквально ворвался в кабинет.

Я приготовилась увидеть что-нибудь из ряда: секретарша на коленках начальника, ну или двоечница студентка. Но вместо этого мужчина, на вид около сорока лет, в позе лотоса левитировал над полом и читал книгу.

Сначала ректор не отреагировал на наше появление, потом медленно оторвал взгляд от чтива, будто раздумывал, как наказать незваных гостей, которые вошли без стука. Поняв кто перед ним, он потерял контроль и свалился на пол, смешно задрав ноги вверх.

Я не сдержалась и прыснула от смеха в кулак.

— Тише, — шикнул на меня Дэян и поспешил мужчине на помощь. — Простите магистр Нолан, не хотел вас напугать, — извинился принц, помогая встать пострадавшему.

— Ничего страшного ваше Высочество. Просто не ожидал увидеть вас сегодня и потерял концентрацию. Видимо старею, — он стряхнул невидимую пыль со штанов. — Прошу вас, присаживайтесь.

Дэян занял гостевое кресло, а ректор свое. Ну а мне пришлось стоять как школьнице.

— Юная леди, вы можете убрать книги вон с того стула и присесть на него, — предложил магистр.

— Спасибо я постою, — оценила внешний вид пыльного стула и решила не портить дорогую юбку. Но все же освободила его от стопки толстых книг и посадила Карыча, от которого устали руки, да и кожу он довольно ощутимо поцарапал, когда пытался удержаться.

— Занятный у вас компаньон, — ректор с интересом осмотрел ворона. — И где он успел так пострадать?

— Помните, я вам рассказывал, о том, что нашел в захолустной деревне необученного мага огня, — Нолан кивнул в ответ. — Так вот это и есть тот маг, и пока мы добирались до вас, она прошла инициацию, — коротко пояснил Дэян. Глаза ректора блеснули исследовательским интересом и мне это не понравилось. Этот наверняка пустит на опыты и даже глазом не моргнет.

— Потрясающий потенциал. Его высочество Болдэр будет рад такому пополнению, он давно ищет себе хорошую замену и сетовал на то, что нет подходящей, одаренной кандидатуры. Вы же сами знаете, что он ответственный и не займет пост верховного мага, пока не подготовит преемника на должность декана факультета огневиков, — Нолан все внимание перевел на Дэяна, а мне тема его разговора показалась очень подозрительной. Сложилось впечатление, что ректор пособник Болдэра. Бррр, от одного его имени мороз по коже. Совсем не хочется с ним встречаться.

Пока они беседовали, я разглядывала хозяина кабинета и беспорядка в нем. Мужчина своеобразной внешности, высокий, худощавый, можно подумать, что он никогда не держал ничего тяжелее книги, но это на первый взгляд. Если обратить внимание на руки, то можно заметить толстые вены и совсем не нежные кисти.

Нолан был одет в белую рубашку, заправленную в темно-синие брюки, а его камзол в тон брюк, висел на высокой спинке кресла. Такая небрежность подтверждала, что сегодня он нас не ждал.

Заметила моду у аристократов на камзолы, только они носили их с вполне нормальными брюками.

— Думаю, Болдэр не будет воспринимать девушку, как достойную кандидатуру, — Дэян скривился, ему явно не нравится этот разговор. — Давайте выполним все формальности , отправим студентку в комнату и потом обсудим все остальные вопросы наедине.

— Как скажете, — легко согласился ректор и отрыл на столе в куче документов небольшой прозрачный кристалл. — Олма, зайди, пожалуйста, ко мне, — над кристаллом появилась голограмма миниатюрной блондинки в пышной голубой юбке и белой блузки с глубоким вырезом.

«Ого! Это что-то новенькое!»

— Сию минуту магистр Нолан! — изображение замерзало, затем исчезло и буквально через несколько секунд, в кабинет вошла уже оригинальная копия изображения в натуральной величине. Увидев наследника престола, девушка сделала глубокий поклон предоставив возможность всем присутствующим лицезреть свой бюст такой же пышный, как длинная юбка.

— Олма, будь добра оформи студентку и так, как госпожа Нора еще в отпуске, заселением тоже займись сама.

— Как скажете. Проверку потенциала тоже мне проводить?

— В этом нет необходимости. Его Величество уже сам все оценил, — прозвучало как-то двусмысленно.

— Какой уровень указывать в личном деле? — мы все вместе уставились на принца.

— Ммм!? Ах, да, укажите семь баллов по шкале Асилестия, — Дэян немного запнулся, что вызвало у меня подозрение.

— Ничего себе, — Нолан присвистнул. — Не сомневаюсь в том, что Болдэр оценит по достоинству новую ученицу. Олма, комната двести пятнадцатая уже определена за студенткой, проводи ее и оформи все, как положено.

Блондинка одарила меня недовольным взглядом и поманила за собой.

По ее дерганым движениям и коротким фразам, поняла, что не понравилась ей, но о причинах неприязни остается только догадываться.

Глава 20

Предыдущая глава   Следующая глава

Мы оставили начальство обсуждать свои дела с глазу на глаз, а сами отправились на четвертый этаж, где находилось женское общежитие.

У меня сложилось впечатление, что секретарша специально повела меня самым длинным и трудно запоминающимся путем, чтобы я потом не смогла найти обратную дорогу.

Бесконечные повороты и лестничные пролеты вообще никак не отложилась в моей голове.

— Подскажите, пожалуйста, а когда начнутся занятия? — я попробовала наладить контакт.

— Расписание и номера аудиторий, где они будут проходить, появится у тебя на доске объявлений. Все необходимые учебники тоже у тебя в комнате, — ледяным тоном и словно подачку, бросила Олма.

Мне, конечно, стало неприятно, но решила не обращать внимания на такие мелочи, как банальная женская ревность. Может, я и не права, но думаю, что она кого-то ко мне приревновала.

Наконец-то, мы добрались до нужной комнаты.

— Вот сюда приложи руку, — секретарша ткнула в прибитую к двери металлическую пластинку с выбитой на ней пентаграммой. Мои скудные знания смогли вычленить только несколько знаков стихии и действий.

— Что это, — я не спешила касаться подозрительного предмета.

— Это ключ, он считает твою ауру, и дверь будет открываться только тебе, — она презрительно фыркнула. — И в какой только дыре тебя откопали. Семь баллов по шкале Асилестия, а толку ноль, — Олма развернулась и поспешила оставить меня в гордом одиночестве. При этом умудряясь вилять бедрами так, что даже пышная юбка не скрывала символ бесконечности, который вырисовывала ее пятая точка.

Проводила секретаршу взглядом, а потом повернулась к двери, поднесла руку и замерла в нерешительности. Как ключ отреагирует на мою ауру? Эх! Деваться некуда!

Осторожно положила руку на пластину, пентаграмма засветилась оранжевым, потом зеленым, раздался щелчок и дверь открылась.

Какое счастье, что Олма ушла. Чтобы она подумала, если бы увидела зеленое сияние? Я так понимаю – это ключ отреагировал на некромантию, а оранжевым цветом, на огненную магию.

Оглянулась по сторонам и убедилась, что кроме Карыча свидетелей нет, вошла комнату и закрыла дверь. Ворон по-хозяйски отправился обследовать новые владения. В рюкзаке возмущенно запищала Ксюха, требуя свободы.

Поспешила ее выпустить, и мы вместе присоединились к Карычу.

Да уж! Скромно, чисто и ничего лишнего. Письменный стол, стул. Какая-то доска на стене возле стола. Односпальная кровать, платяной шкаф и крохотное окошко, наверно, чтобы замученные студенты не могли сбежать.

«Ну, хоть отдельный санузел, совмещенный с душем»: обрадовалась я, открывая соседнюю с выходом дверь.

Унитаз-ваза, как я его окрестила, раковина - ракушка и небольшая сидячая ванна. Конечно, с покоями его Высочества эти удобства и рядом не стояли, но всяко лучше, чем общее или совсем ничего.

Вроде ничего и не делала, а устала. Я плюхнулась на кровать, застеленную коричневым покрывалом, скинула мягкие полусапожки и прилегла на самый краешек.

Глаза сами собой закрылись, и я даже не поняла, как уснула.

Не сразу поняла, что место, где я оказалась, это все та же комната, просто увеличенная в несколько раз, а точнее, это я уменьшилась.

Впечатления были настолько реальны, что я стала сомневаться, в том, что это сон.

Теперь у меня четыре лапки с крохотными коготками и я покрыта белой шерстью.

— Ксюха!!! — позвала я, но вместо слов изо рта вырвался писк.

Дела!!! Теперь я не только в мертвяков вселяюсь, но и в собственного компаньона. Хотя, может, вот это, как раз таки и нормально.

Прислушавшись к себе, почувствовала теплый и пушистый комочек души лилога. Она была рядом и успокаивала меня.

Огляделась по сторонам и увидела свое спящее гигантское тело. А Карыч спрыгнул со стула и подошел ко мне.

— Карр! — подозрительно сказал он и наклонил голову, разглядывая меня – Ксюху.

— Будь тут и охраняй мое тело, — я опять запищала, но ворон каким-то образом понял и поковылял к кровати, а потом, цепляясь когтями за край покрывала, забрался на нее и устроил насест прямо на спящей мне.

Дальше я доверилась чутью лилога, вскарабкалась на шкаф и нырнула в открытую шахту вентиляции.

Ксюхина душа гнала меня по бесконечным лабиринтам узких ходов вентиляции, она торопилась что-то мне показать. Ее нетерпение передалось мне, отчего маленькие лапки бежали на пределе возможности.

— Как ты думаешь, она ничего не заподозрила? — впереди забрезжил свет, и я услышала голос Дэяна.

— Девочка не глупа, но она далека от магии, — ответил старческий голос, в котором я узнала магистра Старсина. — Жалко Катю, следовало бы сказать ей правду.

— Нет, дедушка! Я не могу рисковать. Если она узнает, что не сможет вернуться домой, то может отказаться от сотрудничества и устроить ненужные хлопоты, — расчетливость принца резанула меня по сердцу. И он глубоко заблуждается. Я бы не отказалась, а просто потребовала бы за свои услуги хорошую плату и безопасность.

«Но теперь!!! Теперь он… Козел он!!!» - отчего-то стало так горько хотя, чего я ожидала?

Я подползла ближе к отверстию в стене и высунула свой временный любопытный нос.

В уютном кабинете внук с дедом обсуждали свои коварные планы на бедную меня. Кабинет похоже магистра Старсина. Много книг, полки с непонятными предметами: хрустальные шары разных размеров, разноцветные кристаллы, баночки с чем-то сыпучим, какие-то коробочки.

Так же заметила чучело совы с расправленными крыльями, она сидела на насесте, а рядом стоял больной открытый террариум, в котором лежал огромный, толстый питон. Он свернулся в несколько колец и грелся в лучах магической лампы.

— Внучек, что ты будешь делать с Катей, когда раскроешь заговор и разберешься с виновными? — старик встал и подошел к змею. Пока Дэян задумался над ответом, магистр достал из небольшой клетки, которую я не сразу заметила, белую крысу и, держа ее за хвост, опустил в террариум.

Питон мгновенно среагировал, и бедная зверушка оказалась в смертельных объятиях. А Старсин, как ни в чем не бывало вернулся на место. Я не смогла смотреть на ужасное зрелище поедания себе подобного и отвернулась. Ксюхина душа недовольно заворочалась и потребовала от меня разорвать чешуйчатую тварь: «Тише девочка, тише. Это наверняка компаньон Старсина! Он же менталист, и такой удав ему под стать. А нам с такой зверюгой не тягаться. В два счета придушит и даже не заметит!

Ксюха еще немного поворчала и притихла.

— Если честно, я еще не решил. Скорее всего, ее придется изолировать от всех, ведь она тоже может стать опасной, — после продолжительного молчания, наконец-то, ответил Дэян.

— Не соверши ошибку Димитрия первого и верховного мага. Некромантия неотъемлемая часть этого мира. И уничтожая ее носителей, мы нарушили баланс. Посмотри, что творится вокруг! Нежить плодится, бороться с ней становится с каждым разом сложнее. Некроманты нам сейчас необходимы как воздух.

— Я уже сто раз слышал это от тебя! — принц недовольно отмахнулся. — Огонь тоже неплохо справляется с этими тварями.

— А я и двести раз повторю, пока до тебя не дойдет. Огонь помогает лишь на время, а, чтобы избавится от этой заразы навсегда, нужен некромант, — Авдей посмотрел на внука, как на неразумное дитя.

— Тогда изолируем Катю, когда избавимся от нежити навсегда. Не вижу ничего сложного, — его слова обожгли меня до глубины души.

— Не думаю, что это хорошая идея, — магистр Старсин покачал головой.

А я так разозлилась на Дэяна, отчего на глаза упала пелена, захотелось вцепиться ему в лицо когтями, а еще сделать снова лысым.

Желание настолько сильно мной овладело, что я даже немного выпала из реальности, представляя картину расправы над продуманным козлом.

Из грез меня выдернул птичий крик и удивленные, а потом и недовольные возгласы мужчин.

Сморгнув пелену с глаз, увидела, как ожившее чучело совы вцепилось в густые волосы принца и методично их пропалывает острыми когтями, при этом пытаясь дотянуться крючковатым клювом до глаз.

Дэян сначала растерялся, но быстро взял себя в руки, скинул с головы сову и поджарил её небольшим огненным шаром. По кабинету тут же распространился дым с запахом паленых перьев.

И, разумеется, как по сценарию дешевого ужастика, чувствительный нос Ксюхи отреагировал на раздражение, и я чихнула, а шахта вентиляции усилила звук, сдав меня с потрохами.

— Что это было? — принц насторожился и посмотрел в сторону подозрительного звука.

— Могу предположить, что Катина сила, каким-то образом вырвалась наружу и оживила чучело. Вот только, она сейчас в корпусе академии, а мы магистерства, — Старсин задумчиво погладил бороду, а я замерла, словно истукан, и боялась шевелиться. Не хватало еще попасть в лапы этих заговорщиков. Хотя дедушка Авдей мне нравится, он в отличие от внука кажется разумным.

— Это я и так понял. Ты слышал, как будто кто-то чихнул? — Дэян сделал пару шагов к стене, а я отступила немного назад.

— Ничего не слышал. Я же уже старый и немного туговат на ухо, — магистр развел руками.

— Пойду, проверю, как там Катя, — принц быстрым шагом направился к двери и вышел из кабинета.

— Ну, и чего застыла? Беги, не успеешь ведь! — Старсин смотрел прямо на мое убежище и, прищурив глаз, хитро улыбался.

«Ну, конечно, маг-менталист! К тому же самый сильный в империи! Как я могла упустить этот момент!»

Я как по команде стартанула с места и на пределах возможной скорости помчалась в свою комнату.

Пришлось полностью отдать контроль над телом его законной хозяйке. Если бы не Ксюха, я бы ни за что не успела.

Мы словно пушечное ядро вылетели из вентиляции и прямо со шкафа сиганули на кровать. Стоило когтистым лапкам коснуться спящего тела, моя душа вернулась на место. Это совпало с появлением на пороге монаршей особы.

Распахнув заспанные глаза, я с деланным непониманием уставилась на Дэяна. Стоит отметить, что мой первый поднятый зомби неплохо справился с поставленной задачей. Шевелюра принца изрядно поредела, а на щеках красовались длинные царапины.

— Как ты вошел? И что с твоим лицом? — удивилась я, округлив глаза.

— Ты никуда не выходила? — он проигнорировал мои вопросы, и прошел в комнату, по-хозяйски ее осматривая.

— Я вообще-то спала. Ты ответишь на вопрос или нет?

— На какой?

— Как ты вошел? Олма сказала, что кроме меня сюда никто не сможет войти.

— Она забыла предупредить, что для этого надо поставить запрет, — Дэян подошел к двери и что-то намагичил. — Вот теперь в комнату доступ ограничен всем кроме тебя и меня, — самодовольно сообщил он.

— Себя тоже вычеркни из списка, — я недовольно сложила руки на груди и требовательно посмотрела на венценосную заразу. Так и знала, что эта белобрысая секретарша специально что-нибудь напакостит.

— Это исключено, — принц еще раз взглядом обвел помещение и в своей обычной манере вышел не попрощавшись.

«Иди, иди! Я все равно узнаю, как перенастроить замок!»

Оставшись одна, еще раз осмотрела свое скромное жилище. В тумбочке встроенной в письменный стол, нашла кучу учебников: общая магия, структура магии, природа магии, огненная магия, история империи, география и самый толстый учебник «Законы империи».

«Ну, конечно, это самый важный предмет, скорее всего и самый сложный» - я отодвинула неинтересные книги и посмотрела на прибитую к стене доску с гладкой темно-коричневой поверхностью. На мгновенье показалось, что она как-то исказилась. Моргнула пару раз, отгоняя наваждение, но поверхность стала искажаться более отчетливо, а потом на ней проступили буквы. Они сформировали надписи, и через мгновенье передо мной появилось расписание занятий.

— Зашибись! — я недовольно скривила губы.

Ни секретарша, ни тем более принц не потрудились показать мне, что где находится. К тому же я не знаю, как определять тут время, у меня нет часов, чтобы вовремя проснуться к первому занятию. Короче, мелких проблем выше крыши. Ну, да ладно, разберемся.

Я посмотрела на своих братьев меньших, и решение пришло само собой.

— Ксюююнь! А давай еще раз прогуляемся с тобой? А? — подошла к ней и взяла на руки. — Нам бы столовую найти. Должны же тут кормить студентов!

Я снова легла на кровать и закрыла глаза, прижав к себе лилога. Новая способность вселяться в своего компаньона удивила, но была очень вовремя обнаружена. Уверена, что она принесет еще немало пользы. Хотя очень странно, что я раньше не могла так делать. Возможно, это связано с прошлым видением, когда в меня вошла черная непонятная субстанция из каменной чаши.

Ксюха недовольно заворочалась, привлекая мое внимание.

— Прости, немного задумалась, — отбросив все лишние мысли, постаралась сосредоточиться на желании вновь оказаться в теле компаньона. Первое переселение случилось спонтанно и я даже не представляю, как это сделать целенаправленно, поэтому придется действовать интуитивно.

Первые несколько секунд ничего не происходило, потом я резко почувствовала, как куда-то проваливаюсь. Словно на качели летишь вниз, а потом вверх.

Открыв глаза, поняла, что лежу в собственных объятиях. Ощущения я вам скажу немного жутковатые. Стало страшно, что бессознательное тело может придавить меня, но я зря переживала. Освободиться не составило труда. Выскользнув из своих же рук, я направилась к

открытой шахте вентиляции. Карыч недовольно каркнул в след и как преданный пес устроился на кровати в ногах хозяйки.

— Ну что, Ксюха! Веди нас к еде! — доверила управление хозяйке тела.

И опять череда бесконечных лабиринтов, которые я естественно не запомнила. В итоге Ксюха привела меня не в столовую, а в чей-то кабинет, в котором никого не было.

Я взяла контроль в свои лапы и, высунув любопытный нос из укрытия, понюхала воздух: «Странный запах!», - так пахнет опасность, почувствовала, как шерсть вдоль позвоночника встала дыбом, а Ксюха недовольно заворчала и потянула меня обратно в шахту.

«Да погоди ты! Сама ведь сюда привела!» - я не поддалась на уговоры убраться отсюда подальше и продолжила осматривать помещение.

Типичный кабинет. Не мало таких повидала, за свое долгое путешествие. Стандартный набор мебели, вот только выполнена она в темных тонах. И еще одно отличие — это большой массивный сейф. Он словно магнит притягивал взгляд, так и хотелось проверить, что там находится.

Странный запах опасности, обнаруженный инстинктами лилога, пугал меня не меньше, чем ее саму. Поэтому спуститься и обследовать сейф я не решилась и правильно сделала.

Дверь неожиданно распахнулась, от чего я быстро юркнула в укрытие и затаилась. В кабинет кто-то вошел, потом послышалось шуршание бумаг и недовольное бормотание. Меня одолело любопытство и я, прижимаясь к стене, осторожно выглянула из вентиляции.

Зря я это сделала! Стоило мне увидеть Болдэра, тело сковало первобытным страхом, который в сочетании с Ксюхиным ужасом перед большой кошкой вызвал ступор.

Возможно, это нас и спасло от немедленного обнаружения.

Полосатая кошка вальяжно подошла к черному кожаному креслу и запрыгнула на него. Потом она настороженно повела носом но, не заметив ничего подозрительного, улеглась и, положив голову на лапы, закрыла глаза.

Хорошо, что я не спускалась, да и вентиляция засасывает воздух в себя, а не наоборот, иначе меня бы обнаружили по запаху.

Тем временем принц номер два читал какие-то свитки и хмурил брови. Затем он швырнул их на стол, подошел к сейфу и приложил руку к дверце. Раздался щелчок, и она открылась.

Болдэр достал небольшой кристалл, недовольно шикнул на кошку и сел в кресло после того, как она освободила место хозяину.

Принц положил кристалл перед собой и стал его гипнотизировать. А я затаив дыхание, ждала, что же он будет делать дальше, и поражалась полному отсутствию его сходства с братом. Хоть Дэян и сказал, что Болдэр ему не родной брат, но я восприняла это как ревность, ведь у них разные матери, а отец один.

В отличие от Дэяна у Болдэра светло-русые волосы и глаза непонятного цвета, то ли зеленые, то ли серые. Он гораздо ниже и более утонченный. Я бы решила, что это именно он принц и наследник.

А вот выражение лица второго принца более высокомерное и надменное, словно всё окружающее вызывало у него презрение и недостойно находиться рядом с его венценосной особой.

Неожиданно кристалл засветился, над ним появилась миниатюрная фигура в черном плаще. Несмотря на то, что лицо скрывал капюшон, я сразу поняла кто это.

Появилось подозрение, что меня сюда специально привела невиданная сила. Уж как-то подозрительно то, что я оказалась в нужное время в нужном месте.

— Ты узнал, кто носитель и где он? — знакомый голос подтвердил, что я не ошиблась, и это действительно незнакомец из моих ночных приключений. Теперь нет сомнений, что это были не сны и даже не видения. Я на самом деле была в черных горах в теле нежити.

— Нет, отец! Но я знаю, что он где-то рядом, даже возможно среди студентов. У нас много новичков, и их первые занятия начнутся завтра, так что я его найду, — уверенно заявил Болдэр, а я чуть не упала в обморок. И виной тому был тот факт, что принц назвал некроманта отцом!

— Молодец. А как дела обстоят с легионерами? Сколько людей тебе удалось собрать? — изображение мага постоянно мерцало, словно его прерывают помехи.

— В этом году удалось собрать больше пяти тысяч новобранцев. Император ничего не подозревает, но вот Дэян задает слишком много вопросов и постоянно доставляет неприятности. Мне кажется, после смерти сестры он что-то заподозрил и начал все разнюхивать. Может убрать его по-тихому, пока он не спутал все планы? — после его слов я с трудом сдержалась, чтобы не сорваться с места и не отправиться на поиски Дэяна. Необходимо дослушать разговор, наверняка, они скажут еще что-то важное.

— Нельзя, смерть принца может вызвать ненужные вопросы. К тому же его дед не оставит это так просто и будет искать виновных. Этот старик еще опаснее, чем принц. Необходимо действовать осторожно, чтобы сотни лет подготовки не рассыпались прахом. К тому же дело осталось за малым. Продолжай отправлять небольшие отряды легионеров к местам прорыва. Демоны требуют пищи и новые тела для умертвий тоже нужны.

— Я понял.

— Завтра в полночь жду от тебя результатов. Надеюсь, тебе хватит времени найти последнего некроманта?

— Да, отец, поисковый амулет стабилен, еще на одно использование его точно хватит, а потом он больше не понадобится, — неожиданно раздался стук в дверь, и Болдэр быстро прервал связь.

— Войдите!

В кабинет вошел рыцарь в доспехах с крестом на груди, его внешний вид непроизвольно вызвал у меня дрожь. Кажется, он был среди тех ищеек, что участвовали в убийстве принцессы.

— Ваше высочество! Его величество собирает военный совет и велел вам прибыть первым! — мужчина низко поклонился и остался в согнутом положении, пока принц не позволил ему выпрямиться.

— Можешь идти, — Болдэр встал с кресла. — Асура, за мной! — бросил он кошке и вышел из кабинета, а его компаньонка едва успела выскочить следом и чуть не прищемила хвост дверью.

«Да уж! У этого принца вообще ни к кому нет уважения, даже к своему животному!»

После того, как дверь захлопнулась, я поспешила вернуться к телу. Не знаю, сколько времени прошло, но пока я отсутствовала, в комнате ничего не изменилось. Карыч мирно спал у моих ног и проснулся только после того, как я пошевелилась.

Сев на кровать, я глубоко задумалась. От изобилия полученной информации и впечатлений голова шла кругом. Будь у меня пистолет, я бы точно застрелилась.

И что же теперь мне делать со всей этой информацией?! Стоит ли рассказывать все Дэяну? Ведь теперь необходимость следить за Болдэром отпала, и мне не обязательно посещать его занятия, к тому же нужно любым способом избежать с ним встречи. Этот заговорщик может обнаружить меня при помощи какого-то поискового амулета.

Я запуталась. Если пойду к Дэяну, то нет никакой гарантии в том, что он снова не запрет меня в той темнице. Может поговорить с дедушкой Авдеем? А может сначала наведаться в библиотеку и поискать информацию о порталах в другие миры, а уже потом идти к Старсину? А может вообще сбежать?

Ну, уж нет, пока не узнаю обо всех возможных и невозможных способах вернуться домой, я никуда отсюда не уйду. Поэтому сегодня ночью меня ждет вылазка в библиотеку.

Не смотря на то, что я определилась с планом действий, на душе все равно скребли зомби и гаденько подхихикивали. Не знаю, почему поведение первого принца меня ранило до глубины души. Я пыталась оправдать его действия потерей двух близких людей, но все равно не смогла простить его. Неужели, несмотря на то, что сделала для него, я не заслужила доверия и хотя бы толику уважения. Он ведь знает, что я попала в Росшор не по своей воле, а дома меня ждут родители. Почему Дэян не понимает того, что мне плохо и страшно в чужом и враждебном мире. Все-таки он - чурбан бесчувственный! Хотя, может быть, это и к лучшему. Будь он хоть капельку добрее, я бы наверняка влюбилась.

Из раздумий меня выдернуло тихое шуршание за дверью. Я, Ксюха и Карыч настороженно переглянулись и все вместе тихонько подошли к двери. Потом я ее приоткрыла, но никого не обнаружила, а вот мои пернатые выскочили в образовавшуюся щель и набросились на спящего

мальчишку. Он улегся на пол в обнимку с большой корзиной прикрытой плетеной крышкой, поэтому я его сразу-то и не заметила.

— А ну, оставьте его в покое! Нельзя же так с гостями обращаться! Совсем озверели! — я оторвала Ксюху от волос парнишки, а Карыча, который уже прицелился в его лоб, отогнала ногой.

Нежданный гость растерянно хлопал глазами и даже ни разу не пикнул, когда Ксюха пыталась свить у него на голове гнездо.

— Вы извините их, им просто скучно стало! — неудачно попыталась сгладить ситуацию и помогла ему встать.

— Это вы простите за беспокойство! — парень низко поклонился. На вид ему лет шестнадцать-семнадцать, а одежда отдаленно напоминала форму клерка. Отчего я сделала вывод, что он возможно слуга или посыльный, а может и тот и другой в одном лице. — Его высочество принц Дэян передал вам корзину и просил передать извинения за то, что он сегодня не сможет к вам заглянуть, так как сейчас идет военный совет, который продлиться до поздней ночи, — скороговоркой протараторил мальчик.

— Спасибо! — я приняла тяжелую корзину. — А почему ты спал под дверью?

— Простите, не смог до вас достучаться и думал, что вы куда-то ушли. А пока ждал, уснул, — он смущенно покраснел и опустил глаза в пол.

— Ой, да ничего страшного! — я махнула рукой. — Как тебя зовут?

— Макар.

— Макар, а можно тебя попросить? Ты бы мог показать мне, где здесь библиотека?

— Конечно, госпожа, но мне сначала необходимо выполнить еще одно поручение, а потом я в полном вашем распоряжении! — щеки посыльного отчего-то снова стали пунцовыми.

— Хорошо, подожду. Только, когда придешь, стучи громче, — я отпустила смущенного Макара и пошла потрошить содержимое корзины.

Дэян не поскупился. Он прислал мне кучу еды: фрукты, орехи, сдобные булочки и пирожки с ягодой, внушительный кусок сыра и запеченную птицу, завернутую в промасленный пергамент. Еще два стеклянных бутыля с молоком и столовые приборы.

«И куда столько наложил? Тут на два дня минимум!» — выкладывая это богатство на стол, нашла на дне корзины маленький флакон с непонятной жидкостью и записку:

Сегодня не получится увидеться и поговорить. Кристалл связи не используй, все равно не отвечу.

Надеюсь, еды тебе хватит, и ты не умрешь с голоду. Посыльного зовут Макар, можешь давать ему поручения.

Флакон на дне корзины – это средство для роста волос. Натри им своего ворона, и завтра утром он сможет летать.

Связаться со мной не пытайся, как только освобожусь, сам тебя найду, но, желательно, чтобы ты не покидала свою комнату без веских на то причин, и это не просьба.

— Вот что за человек? Даже в письме умудрился нахамить! — я порвала записку и выбросила в мусорное ведро, которое нашла под столом.

Лилог с вороном крутились возле стола, а Ксюха и вовсе попыталась стащить пирожок.

— Ну-ка, убери свои немытые лапки от еды! Ты ж по вентиляции носилась! — я оттащила ее от сдобы и понесла мыть вороватые лапки и заодно тоже помыла руки.

Потом мы хорошенько пообедали и поужинали одновременно.

— Карыч, у меня есть для тебя хорошая новость! — я взяла флакон с эликсиром волосатости. — Завтра ты снова сможешь летать. Главное, чтобы вместо перьев у тебя волосы не выросли! — я вдруг засомневалась: «А что если Дэян решил подшутить над нами? И утром вместо пернатого, у меня будет волосатый ворон, которому придется заплетать косички!»

— Ладно, рискнем! — решилась я и попыталась натереть Карыча чудо - средством, но он неожиданно заартачился, больно клюнул меня в палец, спрыгнул на пол и забился под стол. — Не надо было высказывать свои сомнения вслух!

Пришлось лезть под стол и за хвост вытягивать упирающегося ворона.

— Ну, перестань! Я же пошутила! Ты только представь, как вновь воспаришь в облаках и будешь смотреть на всех с высоты! — после недолгой борьбы, мне все-таки удалось намазать подопытного. Теперь Карыч недовольный сидит на спинке кровати, обиженно, нахохлившись. Вот только как он умудрился это сделать без перьев, для меня осталось загадкой.

За мелкими заботами не заметила, как за окошком, похожим на бойницу, уже смеркается. Скоро окончательно стемнеет, а Макар до сих пор не пришел: «Может что-то случилось? Ладно, еще немного подожду, и, если он не придет, сама найду библиотеку!»

Глава 21

Предыдущая глава   Следующая глава

За окном давно стемнело. Макар так и не пришел, поэтому я все же решила сделать ночную вылазку и найти библиотеку самостоятельно.

Завтра начнутся занятия и среди них есть вводная лекция у Болдэра, а я планирую любыми способами избежать встречи с ним.

Для удобства переоделась в брюки и рубашку, нашла их в шкафу. Дэян все же выполнил обещание и до моего заселения отправил все необходимые вещи.

На всякий случай прихватила с собой меч и для лучшей конспирации надела плащ с капюшоном – мало ли, вдруг библиотеку охраняют какие-нибудь монстры, да еще неизвестно, кого могу встретить в темноте.

Карыча решила оставить в комнате. Его перья почти полностью отросли, но вряд ли он уже может летать.

— Ну что, подруга? Пойдем искать приключения? — Ксюха фыркнула и поскакала к двери.

— А ты сиди тут и никуда не уходи! — обратилась я к пернатому и протянула руку, но Карыч недовольно крякнул в ответ, словно он не ворон, а селезень, обиженно отвернулся и отодвинулся от меня, не позволив погладить отросшие перья на хвосте.

— Да ладно тебе. Это ведь для твоего же блага! Пешком ты за нами не успеешь, а на руках нести тебя неудобно, к тому же возможно мне придется спасаться бегством! — попыталась оправдаться, но гордый птиц даже клювом не повел в мою сторону.

Его нахохленный вид давил на совесть, и я уже готова была сдаться и предложить прокатиться на моем плече, но вовремя вспомнила про острые когти. Представила, как они пробивают тонкую ткань рубашки и впиваются в нежную кожу – эта картина так ярко встала перед глазами, от чего совесть тут же замолчала и уползла в дальний угол. Ничего страшного не случиться, если он часик посидит один, тем более в случае чего без него будет легче уносить ноги.

Наконец-то, заключив сделку с совестью, я вышла из комнаты и плотно прикрыла за собой дверь.

По всей длине коридора на стенах висели шарообразные светильники и освещали пространство тусклым оранжевым светом. Поежившись от жутковатой атмосферы, я направилась к выходу.

Ксюха вела меня словно следопыт, каждый раз направляя в нужный поворот. Если бы не она, я бы наверняка свернула не туда и заблудилась.

На протяжении всего пути мы никого не повстречали, а на первом этаже обстановка показалась знакомой и я смогла самостоятельно выбирать правильное направление.

Все оказалось подозрительно просто, даже на выходе не было охраны, и мы смогли беспрепятственно покинуть академию.

Нехорошее предчувствие кошкой поскреблось в груди, но, видя, как хвостатая компаньонка уверенно двигается вперед, отмахнулась от страха и поспешила следом.

На улице оказалось совсем темно, хоть глаза выколи, ничего не изменится. На территории академии днем я точно видела фонарные столбы, но они почему-то сейчас не работали, а на небе ни одной звездочки. Пришлось вызывать ночное зрение. Хотя так даже лучше. Точно никто не увидит.

— Темнота друг молодежи, в темноте не видно рожи, — прошептала я, пытаясь унять нервную дрожь.

Ночное зрение окрасило все в серые краски. Казалось бы, я должна давно привыкнуть, но все равно оно вызывало у меня нехорошие ассоциации, напомнив первое видение.

Быстро проскочив мимо центрального корпуса Магистерства, мы направились в левое крыло библиотеки.

И опять все прошло без сучка, без задоринки. Как то даже не интересно. А где же приключения? Хотя не стоит зазывать их на свою бедовую голову.

— Ну что, Ксюха. Веди меня к хранилищу знаний, — отдала команду шепотом и надеялась, что долго искать не придется.

Я подошла к входной двери и, замерев на мгновенье, осторожно потянула дверную ручку на себя.

— Серьезно!? Не, ну это уже слишком! — не сдержала я удивление, обнаружив, что дверь не заперта.

На мгновение проскользнуло малодушное желание вернуться в общежитие. Но стоило вспомнить о грядущем занятии у младшего принца, который, как выяснилось, вовсе не принц, я уверенно вошла в библиотеку.

Первое, что я увидела, это просторный холл и массивный ресепшн, за которым разместилась большая картотека, и никакой охраны.

Найти вход в помещение, где непосредственно хранятся книги, не составило труда.

Двухметровые, двустворчатые двери открыли нам мир бумажных страниц и кожаных переплетов. Войдя в храм знаний, я на мгновение зависла. Даже в серых цветах библиотека поражала своими размерами и красотой.

Я словно попала в детскую сказку «Красавица и Чудовище», в которой видела подобное чудо.

— И где же теперь искать отдел с запрещенной литературой!? — присвистнула, растерянно разглядывая бесконечные полки и книжные ряды, размещенные несколькими ярусами во всю высоту здания.

В ответ получила лишь растерянный писк Ксюхи, она, судя по всему, тоже не знала где искать необходимую информацию.

В поисках мы провели не меньше двух часов, это точно. Идея пробраться сюда уже не казалась такой хорошей.

Мы по кругу обходили ярус за ярусом, но все что удалось найти, это были разделы с различными учебными пособиями. Разные направления философии, история стран, даже художественные романы и старинные рукописи. Но ни слова о некромантии и путешествиях между мирами.

Не солоно хлебавши, решила вернуться в комнату, а когда спускалась с нижнего яруса, заметила неприметную дверь с противоположной стороны от входа. Надпись над ней гласила, что вход разрешен только для сотрудников отдела по борьбе с некромантией.

— Ну, конечно! Надо было сначала все облазить, прежде чем найти то, что все это время было перед носом, — уставшая и раздраженная бесполезно потраченным временем я, забыв об осторожности, вломилась в комнату с запрещенкой и не сразу поняла, что влипла по-полной.

Влипла в прямом и переносном смысле слова.

Пространство вокруг как будто загустело и поймало меня в свои липкие объятия, как клейкая лента назойливую муху, жирную такую муху.

В панике я начала проталкиваться назад. Но каждое новое движение только сильнее способствовало моему попаданию.

— Ксюха, беги к Карычу и уходите отсюда как можно дальше. Найдите дедушку Авдея, думаю сейчас можно рассчитывать только на него.

Подруга отрицательно замотала головой. В другой ситуации, это выглядело бы забавно, но сейчас не до этого.

— Я кому сказала! А ну, марш отсюда! — я топнула ногой и окончательно потеряла способность двигаться. — Миленькая моя, если и вы попадете в ловушку то, кто потом мне поможет? — смягчилась я и попыталась ласково уговорить упрямую крысюху. — Ну же! Сейчас сюда явятся те, кто организовал западню. Они явно нам не друзья!

Ксюшка неуверенно сделала несколько шагов назад, оглянулась, потом с душещипательной тоской посмотрела на меня и быстро скрылась среди бесконечных книжных полок. Скорее всего, по вентиляции доберется в общежитие.

— Ничего себе за книжечкой сходила! — тяжело вздохнула и приготовилась ждать, когда за мной придут.

К счастью или нет, долго ждать не пришлось, за дверью послышались торопливые шаги множества ног.

Двустворчатые двери с грохотом распахнулись и в библиотеку ворвались ищейки магистерства. Темноту разогнал яркий магический свет, я вовремя успела зажмурить глаза, чтобы временно не потерять способность видеть. Посчитала до пяти и осторожно приоткрыла веки.

Вход в каморку, которая поймала меня, окружили рыцари, среди них узнала тех, кто участвовал в убийстве принцессы. А возглавил всю эту процессию сам «Его Высочество мерзость — принц Болдэр». По спине пробежал холодок страха, мне даже не пришлось притворяться, чтобы изобразить ужас и глупое выражение лица нежной барышни.

— Так, так! И что за птичка попала в наши сети!? — Болдэр сделал жест рукой, отдав приказ своим прихвостням убрать оружие, которым они так и норовили ткнуть в меня.

— И что же забыла очаровательная, юная леди в отделе с запрещенной литературой, да еще в такое время? — псевдо принц подозрительно разглядывал меня и видимо вовсю сканировал ауру.

— Я…я заблудилась, — пропищала в ответ, при этом лихорадочно соображая, как лучше всего вести себя в этой ситуации.

Но видимо принц задал риторический вопрос, ответ на который, его мало интересовал и даже не обратил внимания на мое оправдание.

Убедившись, в том, что я не опасна, он подошел практически вплотную, сделал несколько пасов руками, после чего липкое пространство освободило меня.

— Увести в мой кабинет, — приказ прозвучал без единого намека хоть на какие-то эмоции.

И меня под белы рученьки поволокли в корпус Магистерства. Мне не пришлось перебирать ногами, здоровые дяденьки ни капли не вспотели, пока несли меня в буквальном смысле слова.

Все произошло так быстро, что я даже не успела понять, как оказалась в кабинете с большим черным сейфом.

Ищейки усадили меня на стул и в угрюмом молчании ретировались из кабинета, оставив меня совершенно одну. Чему я несказанно обрадовалась, хоть немного соберу мысли в кучу.

Через пять минут усердных раздумий, встала, на цыпочках подошла к двери и приложила ухо. С той стороны была тишина, которую изредка прерывало звяканье металла о металл «Так и думала! За дверью оставили стражу. Но проверить все же стоило».

Убедившись в том, что меня не оставили без присмотра, вернулась на стул и как раз вовремя. Как только я села на место, в кабинет вошел Болдэр со своей полосатой компаньонкой.

Принц, демонстративно игнорируя меня, уселся за стол и начал просматривать какие-то документы, а вот кошка по-хозяйски обнюхала мои ноги и недовольно зашипела.

— Асура, место! — кошка обиженно мяукнула и улеглась в ногах своего хозяина. Видно, что в этой паре нет партнерских отношений. На мгновенье мне стало жалко котейку – не повезло ей с напарником.

Принц продолжал, молчать, наверно решил взять меня измором. Хоть он Дэяну вовсе не брат, а манера вести допрос очень похожа.

— Простите, что отвлекаю Ваше Высочество, но я так благодарна вам за то, что вы вызволили меня из липкой западни, — намеренно прервала молчание первой, придав голосу восхищенное благоговение.

Удивленный взгляд принца, подтвердил правильность выбранной тактики. И я продолжила напор, не дав ему опомниться.

— Вы не представляете, как сильно я боюсь темноты, а когда вместо выхода из библиотеки, попала в чулан, из которого не смогла выбраться, то была готова умереть от ужаса. Но слава Всевышнему, вы спасли меня! — продолжила строить из себя дурочку и с обожанием смотрела на Болдэра.

— Кхмм! — он прокашлялся и придал лицу былое хладнокровие. Но я все равно поняла, что это всего лишь маска и возможно смогу запудрить ему мозги. — Это все понятно. Мне непонятно другое – зачем вы пошли в библиотеку ночью, еще и без света?

— Ох, Ваше Высочество, мне очень стыдно и неловко сознаваться в таком! — стыдливо отводя взгляд и опуская голову, при этом нервно теребя край плаща, успела заметить, как Болдэр внимательно следит за каждым моим движением. Уверена в том, что этот тип имеет большой опыт в проведении допросов и пыток и каждый жест, мимика и даже интонация голоса даст ему больше информации, чем слова.

— Не стоит стыдиться. Уверяю вас, наш разговор останется только между нами, — произнес он вкрадчиво.

— Я расскажу вам, но вы только не смейтесь, пожалуйста, — робко подняла взгляд и доверчиво посмотрела на него, надеясь на то, что у меня получается правдоподобно.

— Обещаю. Смеяться не буду, — легко согласился он. На лице промелькнуло легкое недовольство, выдавая, его истинные эмоции, которые говорили о том, что он теряет терпение.

— Я очень плохо разбираюсь в магии. Могу создать небольшой шарик света и то ненадолго. А завтра у нас первые занятия и так как в группе все ученики благородных кровей, я испугалась, того, что они засмеют мою безграмотность. И вот я решила пробраться в библиотеку и хотя бы немного повысить свои знания. Думала, что успею найти не сложный учебник, пока горит мой слабый магический свет, но не рассчитала свои возможности, и он погас, прежде чем я нашла что-то подходящее. В панике я пыталась найти выход, но там было так темно… — выдавила из себя всхлип и сделала вид, что сейчас разрыдаюсь, прикрыв лицо ладонями.

Судя по всему, Болдэр редко сталкивался с женскими истериками и поэтом растерянно хлопал ресницами и не знал, что сказать. А я ободренная успехом, тихо разрыдалась, тайком наблюдая за его реакцией через щелку между пальцев.

— Выыы меняя теперь накажитееее!!! Я навернооо что-то нарушилааа!!! Но я ведь незналааа, что ночью нельзяяя ходить в библиотееекууууу!!! — контрольный выстрел и принц окончательно растерялся.

— Ну что вы, что вы! Успокойтесь! Никто вас наказывать не будет. Это простые формальности, — он торопливо налил воды из графина в хрустальный стакан и протянул мне. — Вот выпейте и успокойтесь. Все хорошо.

Я приняла стакан и с благодарностью посмотрела на него зареванными глазами, добавив во взгляд немного обожания «А что? Он привлекательный мужчина и знает об этом. Пусть думает, что я очередная жертва его красоты!»

Пару раз, всхлипнув, выпила всю воду.

— Вы так добры Ваше Высочество. Вы проводите меня до общежития? Как представлю, что придется возвращаться одной в жуткой темноте… — опять всхлипнула готовая разразиться новой истерикой.

— Конечно, конечно. Вот прямо сейчас и пойдем, — Болдэр торопливо встал из-за стола и предложил мне руку.

Всю дорогу мы шли молча. Принц задумчиво смотрел перед собой, освещая путь магическим светом, а я изредка бросала на него обожающий взгляд, который не остался незамеченным.

У входа в общежитие, он торопливо попрощался и буквально сбежал от меня, как только понял, что я сейчас начну длинную благодарственную речь.

После того, как он скрылся в темноте, я вошла в здание и, закрыв двери, облокотилась о них. Истерический смех вырвался сам собой и эхом пронесся по холлу, напугав меня до икоты. Зажав рот рукой, замерла и прислушалась. К счастью на шум никто не пришел.

— Хуух, — облегченно выдохнула, прикидывая, как буду искать дорогу до комнаты. Я ведь так и не запомнила ее.

Первый этаж преодолела без проблем, а вот дальше память отказалась выдавать правильное направление и я зависла посреди лестничной площадки. Тут-то меня и застала врасплох коварная Ксюха. Повторив ночь нашего знакомства, она приземлилась мне прямо на голову и если бы не радостный писк, все могло закончиться плачевно.

— Разве можно так подкрадываться? — пожурила подругу, но она даже не слушала и радостно фыркала мне в ухо и щекотала его своими жесткими усиками. — Я тоже рада тебя видеть. А теперь давай вернемся в комнату. Я тут маленько заблудилась.

Благополучно добравшись до заветной двери, я буквально ввалилась в комнату. Нас встретил радостный Карыч, который так же, как и Ксюха, бурно выражал свои чувства и расцарапал мне руки.

— Ну все, все, — остановила групповые обнимашки. — Пора спать, — сил у меня хватило только на то чтобы раздеться, а дальше не помню.

Глава 22

Предыдущая глава   Следующая глава

— Катя! Вставай! Да, кыш отсюда! — кто-то остервенело тряс меня за плечи и одновременно отмахивался от моего зоопарка. — Если ты сейчас же не встанешь, я вылью на тебя ведро воды! — угроза частично возымела действие, и я нехотя приоткрыла один глаз.

Взъерошенный Дэян злобно уставился на меня и уже не обращал внимания на Ксюху тянущую его за волосы, чтобы прогнать нахала от своей хозяйки.

— Что тебе надо от меня? — простонала охрипшим голосом и уткнулась в подушку. — Отстань! Я еще не выспалась!

— Ты опоздаешь на занятия! — этот аргумент не подействовал, и назойливый принц наконец-то затих. Но крепко уснуть мне не дала ледяная вода.

— Ты совсем больной на голову!? — я вскочила от неожиданности, а потом запустила в Дэяна мокрой подушкой, но он ловко увернулся.

— Зато проснулась. Собирайся, через час у тебя первая лекция, — больше ничего не объясняя, принц направился к выходу.

— Эй! Куда собрался? У меня вообще-то к тебе много вопросов!

— Вечером поговорим. За дверью ждет Макар. Он будет тебя сопровождать, — Деян вышел, оставив меня одну возмущенную и мокрую.

— Утро добрым не бывает, — недовольно пробурчала и отправилась приводить себя в порядок. — Ребята, а вы пока можете накрывать на стол и завтракать, только все не съешьте. Мне немного оставьте, — разрешила я и скрылась в ванной.

Контрастный душ не прибавил бодрости, и я едва шевелилась, засыпая на ходу. Кое-как высушила волосы, надела вчерашнюю зеленую юбку с белой блузкой. Выбирать новый наряд было лень, да и некогда. Слегка влажные волосы не стала собирать и просто надела тонкий серебряный обруч с зелеными камушками. Его я нашла, когда пыталась откопать расческу среди кучи разных заколок и украшений «И зачем Дэян прислал столько побрякушек? Врят ли из щедрости, скорее не хотел заморачиваться, и отправил все что было!»

Пока прихорашивалась, Ксюха с Карычем действительно умудрились накрыть на стол. Я даже не удивилась «Они у меня самые умные и хорошие!»

— В этот раз дома остается Ксюха. Хотя можешь сходить на разведку, но только так, чтобы тебя никто не видел, — я потрепала ее за ушком и, поманив Карыча, вышла из комнаты.

Макар как оловянный солдатик стоял в ожидании, а увидев меня, поклонился и начал сыпать извинениями, за то, что не смог вчера показать мне библиотеку.

Заверив его в том, что не обижаюсь, я удивленно рассматривала своих новых соседей снующих туда-сюда. В основном молодые мужчины и юноши и всего несколько девушек.

— Откуда взялись все эти люди? — шепотом спросила Макара.

— Сегодня рано утром был заезд. Сейчас многие после завтрака отправляются на лекции, — так же шепотом пояснил мальчишка. — Кстати вы еще успеете в трапезную на завтрак.

— Я уже перекусила. Лучше проведи меня в кабинет начальной магии.

— Конечно. Я кстати буду учиться с вами в одной группе, — радостно сообщил Макар. — Вводная лекция очень важна, ее будет читать сам ректор академии, — мальчишка всю дорогу тараторил, а я слушала в пол уха, больше разглядывая студентов.

Карыч прыгал за нами. Его перья полностью отросли, но в людном помещении он не решился взлетать. Не выдержав обреченного взгляда, взяла его на руки.

— Только не царапайся! — увидев наши мучения, Макар предложил какую-то наплечную кожаную накладку, специально для птиц. Пообещав принести ее после занятий, он по-детски обрадовался тому, что смог угодить мне.

Нужная аудитория находилась на первом этаже. Мы вошли одни из первых. Заняли передние места, а Карыч уселся на спинке моего сидения.

В ожидании преподавателя, я тайком разглядывала входящих студентов и заметила, что никто не взял с собой своих компаньонов. Может, у них еще не было инициации? Или это я одна, как ненормальная притащила своего товарища на лекции?

Не успела задать этот вопрос Макару. В аудиторию вошел магистр Нолан. Его наряд со вчерашнего дня не изменился, и общий вид был растрепанный, словно он ночевал в своем кабинете, хотя возможно так оно и было.

Нолан обвел всех внимательным взглядом, немного задержался на мне и только потом занял свое место.

— И так, дорогие студенты – новобранцы, позвольте представиться. Я ректор одной из лучших в мире магической академии. Можете обращаться ко мне Магистр Нолан. Это единственная лекция, на которой мы с вами встретились. Следующая встреча произойдет только на выпускном экзамене и распределении. А если кто-то захочет еще раз увидеться внепланово, то знайте, еще я назначаю наказание за нарушение внутренней дисциплины академии. Но имейте ввиду – наказания весьма неприятные. Так что прежде чем попасть ко мне на прием, хорошенько подумайте.

И так всю лекцию. Свод правил вперемежку с несмешными шутками, история создания академии, имена всех предшественников ректора. Скучная информация заставляла мои веки тяжелеть, от чего они настойчиво стремились сомкнуться. И если бы я не сидела в первом ряду, то давно бы сопела в две дырочки.

Держать глаза открытыми стоило мне титанических усилий, и когда раздался переливчатый звон оповещая о начале перерыва, я вздохнула с облегчением и поспешила покинуть аудиторию.

— Катя подождите! Куда же вы? — Макар догнал меня. — Следующая лекция будет в этой же аудитории!

— Серьезно!? А какая следующая лекция? Что-то я забыла.

— Ну как же. Магия огня, азы. Ее преподает сам принц Болдэр, — я представила, как Макар поправляет очки, с важным видом сообщая эту информацию. Но все равно имя принца вызвало нервную дрожь, от одного воспоминания о ночном приключении, сон как рукой сняло.

Пришлось вернуться на свое место.

Во время перерыва студенты переговаривались между собой, но я не обращала на них внимания. Мои мысли были заняты одной неприятной личностью.

— Может, пересядем на последний ряд? — предложила соседу, но он посмотрел на меня, как на сумасшедшую.

— Ты что, сейчас будет самое интересное, а на последнем ряду плохо слышно.

Перемена быстро закончилась, и преподаватель не заставил себя долго ждать.

В отличие от Нолана, Болдэр вошел одетый с иголочки. В отглаженной рубашке, брюках и сюртуке. Все черное, только сюртук украшали золотые вензеля на рукавах и воротнике.

При его появлении все студенты встали, как по команде, а я немного растерялась и в итоге своей нерасторопностью привлекла внимание серо-зеленых глаз. Принц пристально посмотрел на меня, а я слегка улыбнулась и скромно потупила глазки, чувствуя, как щеки от страха налились румянцем, который ошибочно был принят за смущение.

— Садитесь, — пафосный жест аристократической руки. — Наверняка все знают, как ко мне обращаться, но в стенах академии можете обращаться ко мне Магистр Оберон, — он занял свое место и продолжил разглядывать всех учеников. Несколько раз остановился на мне, от чего я готова была впасть в панику. Казалось, он вычислил меня и с минуты на минуту сюда ворвутся ищейки магистерства.

— Я ознакомился с вашими личными делами и несколько новобранцев подходят для службы в моем подразделении. Так же, возможно кто-то из вас удостоится чести занять пост руководителя декана нашего факультета, — и опять я заслужила многозначительный, долгий взгляд принца.

«Ну вот, хотела избежать встречи с ним, а вместо этого привлекла внимание и вызвала ненужный интерес!» от досады крепко стиснула зубы, чтобы не матюкнуться вслух.

Принц продолжил говорить, но неожиданно запнулся и замолчал. В глазах проскользнуло волнение, но лицо быстро вернуло непроницаемое выражение.

— На сегодня все свободны, можете разойтись по своим комнатам! — ошарашил нас магистр Оберон и покинул аудиторию, оставив всех теряться в догадках «Что же случилось?»

— Макар проводи, пожалуйста, меня до комнаты! — я сграбастала Карыча. — Хотя не надо, сама дойду! — не дожидаясь провожатого, помчалась в общагу, подозревая, что каким-то образом причастна к странному поведению Болдэра.

К необъяснимому чувству тревоги, прибавилась головная боль и одышка «Кажется, сейчас начнется паническая атака!»

Как ошпаренная помчалась на четвертый этаж и даже не поняла, как оказалась в своей комнате. Там меня ожидал неприятный и большущий, сюрприз.

— Ксюня!!! — я отпустила Карыча и бросилась к окровавленной тушке лилога. — Девочка моя, где ж ты так?! — дрожащими руками попыталась взять ее, но быстро отказалась от этой затеи.

Кровь практически полностью залила шерсть и осложнила визуальный поиск раны, но и руками трогать я не рискнула из-за страха сделать только хуже. Глазки бусинки Ксюша прикрыла и тяжело дышала. Но все же, она жива и возможно, еще есть шанс спасти ее.

Стараясь не терять драгоценные секунды, полезла в шкаф за рюкзаком. Нашла припрятанный кристалл связи и, усевшись на пол, закрыла глаза, представив Дэяна.

— Катя, мне сейчас не удобно с тобой разговаривать, — раздался недовольный голос принца и я радостно распахнула глаза «Получилось!»

— Ксюха ранена, она умирает! Как ее спасти? — еле сдерживая слезы, проорала я.

— Только успокойся, — тон принца тут же смягчился. — Если она все еще дышит, значит, ты можешь ей помочь. Надо всего лишь поделиться с ней жизненной энергией.

— Но как? Я ведь не знаю.

— Положи на нее правую руку, а левую себе на сердце и представь, как от тебя через руки переходит магия в тело компаньона. Вложи в это все свое желание и любовь. Давай, у тебя получится.

Прервав связь, я повернулась к Ксюхе и осторожно положила на нее правую ладонь, а левую себе на сердце и закрыла глаза. Грудная клетка зверушки часто вздымалась, а изо рта начали вырываться хрипы, напугав меня.

Постаралась не обращать внимания на тревожные признаки и сосредоточилась, представив, как от самого сердца зеленым потоком исходит магия и по рукам, как ток по кабелю, направляется прямиком в сердце моей дорогой и верной подруги.

— Пожалуйста. Миленькая моя, живи. Я ведь не смогу без тебя, — по щекам покатились слезы. Потерять Ксюху, оказалось так же страшно, как потерять родного человека. — Если ты уйдешь от меня, я никогда себе не прощу этого.

Но, не смотря на мои усилия и огромное желание, ничего не получалось «Что я делаю не так?!»

Мысли лихорадочно носились в голове и пытались найти причину неудач «Так, стоп! Некромантия, которая была в каменной чаше, черного цвета, а я представляю ее зеленой. Может дело в этом? Но ведь при использовании она излучает именно зеленый свет! Ничего не понимаю!»

Отбросив ненужные рассуждения, представила поток из вязкой непроницаемой тьмы и вложила все свое желание, на которое только была способна. Через какое-то время почувствовала, как дыхание подруги выровнялось и стало более глубоким. Приоткрыла один глаз и увидела, как по моей руке в буквальном смысле змеятся смолистые струйки и впитываются в Ксюху. Постепенно змейки магии истончились и окончательно исчезли.

От нервного перенапряжения меня всю потряхивало, и я не сразу заметила, как Ксюхино ушко зашевелилось, будто она слушала происходящее вокруг. Потом глазки-бусинки приоткрылись и преданно посмотрели на меня.

— Ксюнечка, девочка моя! — осторожно взяла ее и прижала к себе, не обратив внимания на то, что запачкала блузку кровью. — Как же ты меня напугала! — к счастью она больше не собиралась умирать и начала активно вырываться из объятий.

Спрыгнув на пол, как будто это вовсе не она пару минут назад валялась при смерти, Ксюха залезла под кровать и достала непонятную штуковину, похожую на компас.

— Где ты это нашла? — я взяла странный предмет в руки. Стрелка на нем тут же начала бешено крутиться, а потом резко замерла, указывая на меня, при этом излучая зеленоватое сияние. Затем странный компас рассыпался, будто его никогда и не было. — Что это было?!

Не успела я, как следует обдумать происходящее, на полу засветился кристалл связи, оповещая о том, что кто-то хочет меня слышать.

— Катя, что у тебя там происходит?! — взволнованно спросил Дэян, как только я взяла кристалл в руку.

— У меня получилось! — радостно сообщила я. — Ксюха жива и она притащила непонятный предмет. На нем была стрелка, которая быстро крутилась, а потом резко замерла, указывая на меня, после этого предмет рассыпался.

— Это поисковый артефакт. Не знаю, на что он был настроен, но то, что он рассыпался, говорит об одном – он нашел, то для чего был создан. А еще в Магистерстве какая-то шумиха и боюсь, что это неспроста. Сиди в комнате и никуда не выходи. Я выясню, что происходит и сразу к тебе.

Дэян прервал связь, я даже не успела и слова сказать «Ага щаз! Я так и послушалась!»

Знаю я, кого искал и нашел артефакт. Сопоставить все услышанное и увиденное в кабинете Болдэра и сделать выводы, не составило труда. Меня нашли, но знает ли об этом принц- заговорщик, выяснять не особо хочется. Надо срочно поговорить с магистром Старсиным и рассказать ему все, что удалось выяснить.

Торопливо переоделась в более удобную одежду, в которой перемещалась с Дэяном в Серебряный ручей. Накинула плащ, спрятала под него Ксюху, Карыча посадила на плечо, наказав не портить мне шкурку, взяла рюкзак и отправилась в Магистерство. Я рассчитывала, на то, что никто не будет искать некроманта у себя под носом и мне удастся беспрепятственно найти кабинет дедушки Авдея и его самого застать на месте.

На случай, если меня обнаружат, спрятала в карман одноразовый телепорт, надеясь на то, что при необходимости смогу переместиться куда следует.

В коридоре царила суета. Студенты слонялись туда-сюда и что-то обсуждали. Кажется, у всех отменили лекции, и теперь они не знали чем заняться.

Я беспрепятственно спустилась на первый этаж, но перед тем, как выйти в центральный холл, выглянула из-за угла и увидела отряд ищеек, во главе которого хмуро шел Болдэр. Его глаза нехорошо блестели, а лицо выражало решительность и негодование одновременно. Рядом с его ногами бежала кошка, ее шерсть местами была всклокоченная и измазана запекшейся кровью, а на месте правого глаза веки слиплись и впали, говоря о том, что им больше нечего закрывать.

Мой мозг молниеносно сделал выводы, от чего я непроизвольно сглотнула ком в горле, на лбу выступила испарина, а пятая точка почувствовала крупные неприятности, это при условии, если нам не удастся скрыться.

Медленно отступила за угол и начала лихорадочно искать выход из сложившейся ситуации. Есть ли тут черный выход, я не знала, да и через окно тоже не вариант, потому что оно расположено высоко и узкое, там только Карыч полезет.

Хотела вернуться в комнату, но взволнованные возгласы в коридоре, который я только что покинула, заставили меня влететь в первую попавшуюся дверь, она к счастью оказалась открыта. Попала я в пустую аудиторию.

Первая мысль, пришедшая в голову, была – выпустить Карыча и Ксюху. Поэтому я поднялась на последний ряд расположенный выше всех, встала на парту и открыла форточку.

— Карыч, лети, найди магистра Старсина. Думаю в этот раз мне не выкрутиться, — упрямый ворон не захотел улетать, и мне пришлось выпихнуть его в окно и закрыть форточку, чтобы он не смог забраться обратно. Возмущенно каркнув, пернатый камнем упал вниз, мое сердце ёкнуло, но все обошлось. Сильными взмахами крыльев компаньон набрал высоту и скрылся из виду.

— Теперь ты, — я вытащила Ксюху и посадила ее к шахте вентиляции. — Ищи Дэяна. А я пока отвлеку заговорщиков, — лилог тоже начала сопротивляться. — Перестань, ты же не Карыч, чтобы глупо упираться. Женщины умнее, это мужчинам вечно надо все объяснять, а ты и так понимаешь то, что по-другому не получится, — моя уловка подействовала, и подруга быстро скрылась в темноте тоннеля, махнув на прощание хвостом.

«Крыска бежала, хвостиком махнула, и компас Болдэра разбился. Эххх…! Что-то слишком много приключений на один квадратный метр и это все за короткий промежуток времени! Я так скоро забуду, что такое спокойствие!»

Стараясь двигаться тихо и не задавать стулья, залезла под парту и затаила дыхание, как раз в этот момент дверь с грохотом распахнулась, впуская толпу мужиков.

Я даже не сомневалась в том, что Асура быстро найдет меня, ведь я вся пропиталась запахам того, кто лишил ее глаза, наверняка кошка запомнила запах кровного врага «Что ж, остается надеяться на то, что меня не убьют на месте!»

— Мряяв! — на уровне моего лица показалась усатая мордаха. От одного вида впалой глазницы мне поплохело. Да и жалко стало котейку, она ведь не виновато в том, что ее хозяин сволочь.

— Ой! Киса! Кто ж тебя так? — я выбралась из укрытия и приняла испуганный и придурковатый вид в надежде на то, что и в этот раз получится пустить пыль в глаза.

Кошка грозно зашипела, шерсть на хвосте и вдоль позвоночника встала дыбом, а спина выгнулась дугой. Явно она не оценила мою жалость по достоинству.

— Асура, место! — скомандовал Болдэр и одарил меня сначала удивленным, а потом подозрительным взглядом. — Позвольте узнать, что вы тут делаете?

— Карыча ищу, — ответила спокойно и оглянулась по сторонам, якобы все еще пытаюсь найти свою пропажу. И не заметила, как коварная кошка подкралась ко мне и, запрыгнув на грудь, вцепилась когтями в плащ.

— Асура! — принц бросился отдирать от меня свою драную кошку, которую мне стало совсем не жаль «Мало ее Ксюха потрепала!» Выпустив когти и пытаясь уцепиться как можно крепче, она разодрала весь плащ и когтями зацепилась за цепочку с амулетом. Мое сердце испуганной птицей забилось в грудной клетке, а потом и вовсе упало в обморок, а Болдэр со всей дури дернул кошку и оторвал от меня не только ее, но и камуфляж.

«Ну, все! Мне крышка!»

С тихим “бдзынь”амулет упал на пол и привлек к себе нежелательное внимание. Как в замедленном кадре, принц поднял его и задумчиво осмотрел, потом также медленно поднял на меня радостный взгляд. Мгновенье – выражение лица становится еще более радостным и расплывается в довольной улыбке «Чего так лыбится!» я была откровенно сбита с толку его реакцией. Но ненадолго, после нескольких фраз, все стало ясно.

— Наконец-то! — воскликнул предводитель крестоносцев. — В анти-магические кандалы ее и в камеру для магов! — бросил он приказ своей своре и, насвистывая веселенькую мелодию, довольный вышел из аудитории.

Глава 23

Предыдущая глава   Следующая глава

«Вот идиотка!» сидя в темноте на холодном полу, я занималась самобичеванием. Желания переходить на ночное зрение и пытаться найти выход из этой ситуации, не было абсолютно никакого.

«И надо же было так бездарно все профукать! Тупее ситуации не придумать!»

Через какое-то время надоело измываться над собой, и я все-таки воспользовалась способностью нежети и как следует, разглядела темницу. Правда ничего особенного не увидела, все - то же самое, что и четыре дня назад «Да уж Катя, у тебя прям талант – влипать в неприятности. Не прошло и недели, а ты уже второй раз в темнице! Но зато эти идиоты тоже оставили мне рюкзак! Хотя толку от книги сейчас никакого, магия ведь не работает».

Не придумав ничего лучше, достала книгу из тайника, сооруженного в зимнем плаще, и попыталась хоть что-то прочесть. Изо всех сил напрягая зрение, удалось повторить заклинание «Упокоение», так же нашла заклинание изгнания высшей нежити и на всякий случай постаралась выучить его наизусть и даже когда за мной пришли, продолжала беспрерывно повторять его мысленно.

Пользуясь тем, что стража не видит меня в темном углу, быстро спрятала книгу в рюкзак и отползла от него подальше.

— На выход! — стоя в дверях, пробасил один из громил.

Не стала упрямиться и покорно вышла на свет.

Темница судя по всему находилась в подвалах Магистерства, так как обстановка отличалась от первых казематов отсутствием магических светильников, вместо них на стенах висели обычные факела и создавали жуткую атмосферу средневековых пыточных.

Меня привели в комнату для допросов, усадили на массивный деревянный стул и привязали к нему кожаными ремнями. От страха все тело свело судорогой, и я даже не пыталась сопротивляться, к тому же против их грубой физической силы мне нечего противопоставить, так как магию надежно блокировали тяжелые кандалы на моих запястьях.

Закончив манипуляцию с ремнями, надзиратели оставили меня наедине с чувством дежавю.

Как я и предполагала, одной пришлось сидеть достаточно долго и лишь, примерно, через час его Высочество Болдэр соизволил явиться.

— Наша прошлая встреча прошла не плодотворно, так что в этот раз я рассчитываю на то, что ты добровольно ответишь на все мои вопросы, — начал он допрос, сев за стол.

А я решила поиграть в молчанку, все равно ничего хорошего он со мной не сделает, даже если я буду честно отвечать на все вопросы, так что не вижу смысла облегчать ему задачу.

— Зря молчишь. Основную информацию, которая необходима, я знаю. Ты некромант – этого более чем достаточно. Но для того чтобы облегчить страдания ты должна рассказать о том, как попала в академию, кто тебе помог так долго скрываться и изготовил маскирующий амулет? И еще один вопрос – почему у тебя такая странная аура? — принц посмотрел на меня испытывающим взглядом но, не дождавшись нужной реакции, недовольно скривился.

— Что ж, я надеялся на твое благоразумие. Вижу что зря, — он встал из-за стола и, обойдя его, сел на ближайший ко мне угол. — Позволь рассказать, что с тобой будет, — Болдэр сделал паузу, дав мне шанс хоть как-то отреагировать. Но я продолжала упрямо молчать и тупо смотреть перед собой. Не получив нужного эффекта, он встал и полез в шкафчик с алхимическими атрибутами.

— Сначала я хотел сжечь тебя на костре, так раньше поступали со всеми некромантами, но ввиду того, что ты обладаешь магией огня, этот вариант не сработает. Поэтому придется отравить тебя ядом василиска. Последняя доза, между прочим, осталась, — на лице Болдэра расплылась злобная усмешка.

— Не представляешь, сколько времени и сил ушло на твои поиски и все из-за проклятой принцессы. Если бы в момент смерти у нее не началась инициация, все могло сложиться по-другому, и мой отец давно бы захватил власть. Да, да не удивляйся так, мой отец тот самый некромант, — изливая душу «не принц» одновременно с этим возился с непонятными предметами: что-то разминал в небольшой ступке, потом пересыпал в колбочку и смешивал с какой-то жидкостью.

— Уж прости, за то, что рассказываю все это, просто больше не с кем поделиться, а тебе все равно, ты же скоро умрешь и никому не расскажешь. Так на чем я там остановился? Ах да, Алладуйн мой отец. Интересно, как так вышло? Очень просто. Заключив сделку с высшим демоном, он смог поместить свою магию в сосуд в самом сердце черной горы, а будучи простым человеком, ему не составило труда покинуть место заточения. Мой отец очень хитер и коварен. Но без матушки у него бы ничего не вышло. Видишь ли, ему удалось вскружить ей голову и заручиться ее поддержкой, а так как она благородных кровей, ей было не сложно проникнуть в круг близких друзей королевы и подстроить несчастный случай. А там убитый горем несчастный император стал легкой мишенью для внушения. Да, забыл сказать – матушка обладает ментальной магией и с помощью Красного демона удалось получить контроль над императором, да такой, что сам магистр Старсин не смог заподозрить, и даже если поймет, то все равно не сможет ничего сделать. Да, это грандиозный план и труд многих лет. Жаль никто не сможет оценить его по достоинству. К счастью, осталось совсем немного. Скоро ты отдашь недостающий фрагмент, и отец обретет свободу, а огромная армия легионеров превратится в полчище нежити и защищать империю будет некому, некромантов ведь не осталось, ты последний и то ненадолго, — Болдэр разразился хохотом и задел рукой флакон с голубой жидкостью – результат его манипуляций.

Затаив дыхание, я смотрела, как стеклянный предмет летит навстречу каменному полу. Изловчившись Болдэр, поймал яд за долю секунды до катастрофы, хотя для меня это было бы неслыханным везением, но нет, чуда не случилось.

— Ого, чуть не разбил! Вот бы радости было! Не повезло тебе, — сын чокнутого некроманта подошел ко мне вплотную. — Придется тебе это выпить. Доза небольшая, умирать будешь долго и мучительно. Мне жаль, но по-другому никак. Хотя были случаи, когда после яда василиска некоторые выживали, у них даже вырабатывалась устойчивость к нему, правда толку от этого не было, они ведь становились юродивыми. Даже не знаю что лучше – умереть или стать сумасшедшим? Ты как думаешь? — он опять попытался разговорить меня. — Хорошая ты: покорная, молчаливая, слушаешь внимательно, маг огня сильный, да еще и красивая. Даже жалко, у нас могли бы быть замечательные наследники.

Я не выдержала и закатила глаза, показывая все свое отношение к его монологу и личности в целом, чем и спровоцировала дальнейшие действия.

— Неблагодарная, — взревел Болдэр и, резко ударив под дых, зажал мне нос, а когда я открыла рот в попытке сделать вдох, влил жидкость. Я не успела опомниться, а организм уже сам сделал рефлекторный глоток. Яд ушел в недра желудка, обжигая все на своем пути. От нестерпимой боли горло сковала спазмом, а на глазах навернулись слезы.

Но Болдэр не успел насладиться триумфом. Дверь в темницу слетела с петель и едва не сбила его с ног.

— Именем императора, ты арестован!!! — вслед за дверью к нам ворвался Дэян, на его плече гордо восседал Карыч, а за спиной стояла толпа стражников.

— Поздно братишка, дело сделано, — принц номер два схватил меня за руку и активировал переносной телепорт. Находясь на границе сознания и небытия, я успела почувствовать, как за пазуху забралось что-то теплое и родное.

Легкое головокружение, потом холод и влажная, каменная поверхность. Одежда на спине насквозь промокла но, несмотря на дискомфорт, я не смогла открыть глаза, а окончательно потерять сознание не давал пушистый зверек, греющий мою грудную клетку. Судя по всему, Ксюхе удалось в последний момент пробраться ко мне под одежду. При каждом постороннем звуке она пряталась в полах плаща, а когда опасность исчезала, вновь забиралась на грудь и продолжала согревать, периодически попискивая в ухо и щекоча жесткими усами.

Сначала я не могла даже дышать нормально. Сквозь спазм в горле, воздух проникал тонкой струйкой, которой едва хватало, чтобы находиться в сознании. Успокаивающие действия лилога расслабили спазм, легкие наконец-то расправились, и я вдохнула полной грудью. В голове быстро прояснилось, но способность двигаться так и не вернулась.

Помня о том, что выжившие после отравления ядом василиска, становятся недееспособными, испугалась, что навсегда останусь в таком состоянии.

«Так, спокойно Катя! Только спокойно!» мысленно стала разговаривать с собой «В этой ситуации паника - наш враг номер один! Возьми себя в руки и думай, как быть дальше. Иначе скоро придет полоумный некромант с Красным демоном и прикончат тебя окончательно!»

Мысли о жуткой парочке, заставили собраться с силами и начать анализировать ситуацию, и выводы были неутешительными «Из передряги придется выбираться самостоятельно!»

Если Дэян сунется сюда – это будет сверх глупости и самоубийством. На его месте я бы уводила легионеров как можно дальше от черной горы и готовилась бы к обороне. А мне он точно ничем не сможет помочь. Я уж сама как-нибудь.

От раздумий меня отвлекла взбесившаяся Ксюха, она словно с цепи сорвалась и начала, как лошадь носиться по мне своими маленькими лапками. Перебегая от рук к ногам и обратно, периодически подбегала к уху и начинала истошно пищать, а я не могла понять – «Чего она хочет объяснить?» Потеряв надежду достучаться до моего затуманенного разума, Ксюха психанула и грызанула меня за нос «Эйй, а если тебя так!!!» только и смогла подумать я, а потом меня как осенило «Ну конечно!!! Вот ведь бестолковая!!!

Сосредоточившись, представила, что вновь нахожусь в Ксюхином теле. С первой попытки не удалось. Каким-то образом подруга почувствовала, то, что я поняла ее и, успокоившись, легла мне на грудь. Вторая попытка вышла удачной.

Оказавшись в мохнатом тельце, быстро осмотрелась. Мое едва живое тело лежало в небольшой пещере прямо в луже, которая образовалась от ручейка, стекающего тоненькой струйкой по шершавой стене.

«Так, что теперь?» радость от удачного переселения утихла, и я растерялась «Как я могу противостоять некроманту и демону в теле маленького зверька?»

Чувствительный слух крысы уловил звук шагов, и мы поспешили спрятаться в небольшой расщелине.

К нам пожаловала троица заговорщиков.

— Я недоволен тобой сын! Ты чуть все не испортил! — прошипел Алладуин из-под капюшона.

— Потом устроите семейные разборки. Мое терпение на исходе, некромант! — рыкнул демон и подхватил мое безвольное тело. — Какой сладкий запах жизни. Не будь она нужна, я бы прямо сейчас осушил ее до дна, — безносые ноздри монстра затрепетали, обнюхивая меня. От этого зрелища, шерсть на спине Ксюхи встала дыбом «Жуть…!»

— Не время для фантазий, надо торопиться! — в это раз некромант одернул демона, и они направились неизвестно куда. Дала им фору и поспешила следом, стараясь при этом не шуметь.

Длинный ход пещеры вынудил всех идти гуськом, но зато мужчины шли в полный рост, а демон не цеплялся рогами за камни и корни, торчащие из потолка.

Через несколько метров тоннель свернул вправо и вывел нас в большую залу с каменной чашей.

Демон положи меня неподалеку. Затем он отправил Болдэра следить за обстановкой, а сам с Алладуином начал чертить две пентаграммы – одну для того, чтобы извлечь мою некромантию, а вторую для того, чтобы всю некромантию впихнуть в чокнутого мага.

«Интересно, а его не разорвет? И вообще, зачем им для этого пентаграмма? Мне вот, например, достаточно было засунуть в чашу руки и магия сама начинала заползать в душу. Может она не хочет к Алладуину? », а еще стало очень интересно, каким образом они собрались извлекать некромантию из меня и как им помешать.

Демон с магом увлеченно чертили свои каракули, а я осторожно подкралась к чаше и по сталагмитам вскарабкалась на ее край «Не знаю, что из этого выйдет, но другой идеи у меня просто нет».

Совсем тихо взобраться не получилось, и меня застали с поличным.

— Ты слышал? — демон поднял рогатую голову и посмотрел на чашу.

— Вроде шуршание. Как будто крысиная возня, — маг проследил его взгляд. — И правда крыса. Странная какая-то! Кыш, кыш отсюда!

— Идиот! Не шевелись. Разве не видишь, что это не совсем крыса, — демон комично затаил дыхание, словно боялся спугнуть мотылька.

— Я же сейчас без магии, конечно, не вижу, — раздраженно ответил недомаг и тоже замер. — И что это за крыса такая необычная?

— Не знаю, аура магии от чаши мешает разглядеть. Но уверен в том, что если крыса прыгнет в нее, то ничего хорошего из этого не выйдет, — демон начал осторожно приближаться, делая один еле заметный шаг в минуту. А я не торопилась нырять в черноту и надеялась услышать еще что-нибудь полезное.

— Мне кажется, она просто издохнет, — предположил маг.

— Возможно так, но лучше не проверять, — я конечно солидарна в этом вопросе с красномордым. На мгновенье даже засомневалась в правильности своего решения и испугалась, того что Кюха может погибнуть.

Почувствовав мои душевные терзания, подруга взяла все в свои маленькие лапки.

— Стой!!! — заорал демон, поняв по моей позе, что сейчас будет «Плюх».

Но естественно, Ксюха не прониклась его просьбой и мы топориком вошли в черную, густую жижу.

Глава 24

Предыдущая глава   Следующая глава

Коварная магия оказалась разумна. Она словно только и ждала того, что я прыгну в ее жаждущие объятия. Некромантия подлым образом использовала меня для того, чтобы вырваться из заточения, а я послужила проводником.

Заполонив крохотное тельце лилога, она в буквальном смысле чуть не разорвала ее на куски и если бы я не перенеслась обратно в свое тело, то так бы и случилось.

После того, как я вновь оказалась в своем теле, некромантия использовала нашу с Ксюхой связь, как мост и перекочевала в более просторный сосуд – то бишь в меня.

Если честно я не ожидала, того что на протяжении всего моего пребывания в этом мире, была ведомой и даже не подозревала об этом. Я как марионетка следовала туда, куда меня направляют и не замечала очевидного, только пару раз закрадывалось подозрение и то потом быстро забывалось.

И теперь вот лежу на холодном полу в темной пещере и понимаю то, что теперь – «Хана Алладуину и Красномордому! И ведь это не моя заслуга! Обидно, однако!»

Черная злоба и жажда возмездия заполнили мою душу. Пребывание в заточении не одну сотню лет способствовали этому. Я уже была готова сию же минуту пуститься во все тяжкие и начать раздавать пряники налево и направо, когда услышала, жалобный писк подруги. Он привел меня в чувство и заставил понять то, что это не мои чувства и желания.

С нереальным трудом сдержалась и осталась на месте дальше притворяться полумертвой.

Приоткрыв один глаз, увидела, как демон с недомагом кинулись к чаше и чуть не нырнули в нее.

— Не понял! — удивленно рыкнул рогатый.

— Она исчезла! — вторил ему маг.

— И без тебя вижу, не слепой, — разозлился демон.

— Это крыса виновата, надо ее убить!

— Даже не вздумай. Тогда мы точно не узнаем, куда делась магия, — к моему облегчению красный не поддержал чокнутого. — Надо проверить девчонку, — предложил он, но не успел и шагу сделать в мою сторону.

По пещере пробежала волна вибрации, в нескольких местах с потолка упали сталактиты. С улицы донеслись звуки взрывов и хлопков. Они были такой силы, что их шум смог пробиться в пещеру и отвлечь заговорщиков - неудачников, которые пулей умчались проверять, в чем дело.

Отряхнувшись, встала на ноги и даже не удивилась тому, что вновь могу двигаться «А прилив сил то какой! Избыток магии бодрит!» плечи сами собой расправились, а осанка выпрямилась, выпятив грудь колесом. Пришлось снова одергивать себя, напоминая о том, что это всё – не Я. После этого показалось, что магия недовольно ворчит и грозит мне всеми бедами и несчастьями.

«Ха! Напугала! Я за неполный год такое пережила, что тебе даже и не снилось! Подумаешь, посидела в чаше пару сотен лет! Тоже мне беда! А мне вот грудь арбалетным болтом пробивали и в спину подло били, а еще я тяжеленного мужика на себе тащила несколько километров и это все без магии! Так что умолкни и не мешай думать, к тому же, как ты собралась тут магичить? Это же черная гора! Забыла?

К моему удивлению некромантия пристыженно притихла и больше не пыталась захватить контроль над моим разумом.

Выяснив кто тут главный, подошла к чаше и достала со дна еле живую Ксюху.

— Ты ж мое сокровище, — обрадовавшись тому, что она жива, прижала подругу к себе. — Что бы я без тебя делала?! — немного почесав за ушком, засунула ее за пазуху и пошла на выход, по пути соображая, как выманить демона хотя бы к подножью горы, а точнее, как бежать так быстро, чтобы он меня не догнал. Ведь самый опасный тут он. Алладуин и Болдэр без магии не представляют особой опасности, а вот красномордый может разорвать и голыми руками.

Осторожно выглянула из черного провала пещеры и осмотрела предзакатный горный пейзаж. На склоне оказалось пусто, зато подножье горы сияло яркими всполохами и взрывами. Похоже, Дэян додумался прийти мне на помощь и заодно прихватил половину имперского легиона.

«Вот бестолковая его голова! Нет, мне, конечно, приятно то, что он бросился на выручку, сломя голову. Но это так опрометчиво с его стороны. А если бы план Алладуина по захвату всей некромантии не сорвался? Тогда бы Дэян собственноручно пополнил его полчища нежити!»

Моему возмущению не было предела, ладонь так и чесалась надавать подзатыльников наследному принцу. Но как бы я себя ни пыталась обмануть, а в сердце все равно ласковым зверьком теплилась надежда на то, что я ему не безразлична.

«Так, Катя, соберись! Нашла время для амурных воздыханий! И вообще этот тип тебе не нравится, он - гад и грубиян!»

Отогнав ненужные мысли, полностью высунулась на улицу, а потом и вовсе начала спускаться к подножью, периодически прячась за валуны.

Да уж! Дела у легионеров Адефы складывались плачевно. Людей окружило полчище монстров, которыми командовал рогатый, а вот Болдэра с его папашей разглядеть не удалось.

И на что только рассчитывал Дэян? Да им ни за что не выбраться из этой каши! Скоро запас магии иссякнет и придется отбиваться одними мечами и факелами, так они долго не протянут.

Неожиданно красномордый начал прокладывать себе дорогу в сторону принца, видимо, вычислил предводителя. Раскидывая путающуюся под ногами нежить, демон хватал воинов и высасывал из них жизнь на ходу. Его жертвы прямо на глазах превращались в иссушенные мумии.

Что же за чудовище призвал в этот мир чокнутый некромант?! - от мысли, что эта тварь может захватить власть, по коже пробежал холодок, а волосы встали дыбом. Перед глазами, как наяву встала картина с горами высушенных человеческих тел.

Как назло, магия не хотела работать. Для того чтобы ее применить придется спуститься в самую гущу битвы. И надо поторапливаться, с таким темпом скоро всех перебьют.

Чтобы ненароком не придавить Ксюху, нашла укромное место среди валунов, сняла плащ и удобно разместила подругу.

— Только не вздумай соваться к нежити! Ты сделала все что могла и даже больше! — погладив на прощание белую шерстку, поспешила к Дэяну.

Подобравшись к сражению практически вплотную, спряталась за большой валун и попыталась использовать некромантию.

— Странно. Почему у магов-легионеров получается использовать накопленную магию, а у меня нет? — возмущенно уставилась на ладони, решив, что проблема в руках. Ведь наверняка запаса некромантии этого мира должно хватить для того чтобы изгнать всю нежить даже у подножья черной горы.

И действительно, причина тут же обнаружилась.

— Кандалы! Ну, все нам крышка! Если только… — я взяла большой булыжник, запястье левой руки положила на ровную поверхность и со всей силы шандарахнула по черному браслету.

Вместо того, чтобы разбить оковы, булыжник соскользнул и больно ушиб пальцы. Не сдержавшись, громко взвизгнула. Пальцы на глазах начали наливаться пунцовой синевой.

— Ну вот, теперь четыре ногтя точно облезут, если я выживу, конечно, — выглянув из укрытия, поняла, что меня обнаружили, но зато Красный демон отвлекся от Дэяна и теперь широкими шагами направлялся в мою сторону. — Ну, всё, отбегалась!

Я даже не попыталась удрать, а просто стояла и тупо смотрела на то, как на меня надвигается гора красных мышц, такая жуткая и отвратительная, да еще и рожу кривит в зловещей и довольной усмешке. Тут хочешь, не хочешь, а поджилки затрясутся и даже разрешения не спросят.

В два прыжка преодолев остатки расстояния, демон схватил, метя за шею огромной лапищей, и поднял на уровень своей морды – лица.

— Попалась, мышка! — тонкие губы растянулись, открывая клыки в злорадной ухмылке. Демон смаковал момент и собирался растянуть удовольствие. Даже нежить, крутившаяся у него под ногами, не могла помешать, он просто отгонял их мощными ударами хвоста, словно корова назойливых мух. — Какая ты вкусная! — он шумно вдохнул воздух впалыми ноздрями и облизнулся. — Даже жалко, что такого сокровища скоро не станет, — пока разговорчивый предводитель мертвяков разводил демагогию, Дэян на своем Буреломе на все парах мчался мне на помощь.

Но попытка оказалась неудачной, и принц, словно муха, был отброшен ударом хвоста.

— Не люблю, когда отвлекают, — рогатый подошел к поверженному Дэяну и ногой придавил к земле, пресекая все попытки подняться. — Даже не знаю, с кого начать, такое изобилие, аж глаза разбегаются! — пожаловался демонюка на сложность выбора блюд. — Ладно, я только немножечко тебя попробую и возьмусь за императорскую кровь, а с тобой закончим после. Люблю растягивать удовольствие, — промурлыкал гурман и потянулся ко мне клыкастой пастью.

Зажмурив глаза, я задергалась в конвульсиях, с опозданием понимая, что лучше надо было хотя бы попробовать убежать, а не стоять столбом. Потом вспомнила, что уже болталась в лапах демона, только в теле мертвяка и… «О, эврика!!! Мне б пару секундочек!»

Я приоткрыла глаза и увидела, как перед самым носом щелкнули острые зубы. Красномордый недовольно зарычал, отмахиваясь от Карыча, который целясь когтями в глаза, спикировал на голову демона.

Пока Карыч отважно отвлекал рогатого, я выбрала самого страшного мертвяка среди толпы, снующей под ногами хозяина. Многие уродцы так и норовили оттяпать от Дэяна кусочек сладкой плоти.

Подгоняемая страхом за друзей, перенеслась в тело нежити и первым делом отогнала самых наглых товарищей от принца.

— Не понял! — в замешательстве проревел демон, когда заметил, что его жертва повисла безжизненной оболочкой, а вкусное нутро непонятным образом утекло в неизвестном направлении. — Кто посмел украсть мою закуску?!

— Кукусики! — прохрипела я и постучала его по спине когтистым пальцем.

Немая сцена: демон резко оборачивается и с вселенским негодованием смотрит на мертвяка, который имел наглость отвлечь его, да еще таким образом. Секундное замешательство, а затем узнавание во взгляде.

— Но как?!

— А вот так! — дарю ему клыкастую улыбку, которой пару минут назад он одаривал меня. Не знаю, что там увидел демон, но его взгляд стал испуганным, он даже нервно сглотнул ком в горле.

— Бегон даймониум аб инферно, — с трудом прохрипела заклинание, заученное накануне.

Эффект не заставил себя ждать и пространство за спиной рогатого расчертил портал. Из него вырвались толстые зеленые щупальца и оплели демона за торс и рога. Потянув свою жертву в зияющий разрыв, они чуть не утащили на ту сторону и мое тело, я едва успела выхватить его из цепких лап.

А дальше все пошло как по маслу.

Я использовала заклинание цепного упокоения, которое когда-то применяла в походе. Произнесла его несколько раз, запустив множество сгустков зеленой магии.

Мертвяки упокаивались один за другим, а когда все было кончено, с десяток активированных заклинаний скопом ринулись в последнего неупокоенного, то бишь в меня.

— Ой, ёй! — только и успела прохрипеть я и пала прахом от собственной магии.

Глава 25

Предыдущая глава   Следующая глава

Я уже нескол